Эрдоган ждёт от Ватикана капитуляции

  • Эрдоган ждёт от Ватикана капитуляции

Визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Ватикан по приглашению папы Франциска носит во многом символический характер

Эрдоган — не президент светской кемалистской Турции, он — выразитель исламистской и неоосманистской идеологии, желающий повернуть часы вспять на сто лет назад. Он хотел бы быть султаном и замещать султанов, а не забудем, что османские монархи были не только светскими правителями, но и халифами правоверных, причём это звание султаны сохраняли даже после гибели империи, лишившись его лишь в 1924 году.

После того, как игиловцы едва не восстановили халифат в своём чёрном обличье, Эрдоган будет цепляться за свой престиж главного суннитского лидера, а значит, почти халифа, ещё яростней. Именно он хотел бы быть лидером суннитского мира, отождествляющего себя с исламом как таковым. И, конечно, встреча с Папой Римским, сохраняющим ещё в глазах многих престиж лидера христианской Западной Европой, подкрепит притязания Эрдогана.

Но президент Турции едет в Ватикан не для того, чтобы просить. Он ждёт от папы Франциска символической капитуляции католического мира перед исламом и Турцией. И, пожалуй, может на неё рассчитывать.

В течение тысячелетия жизнь Европы определялась противостоянием христианства и ислама. Не будет преувеличением сказать, что Западная Европа как самостоятельный цивилизационный и культурный феномен — продукт ислама, сформировавшийся через противостояние ему. Именно ислам ослабил Византию, лишив её возможности подтвердить свои притязания как Нового Рима для всей Европы до Геркулесовых столбов. Арабские пираты разрезали Средиземноморье, прервав контакты христианских Востока и Запада.

В противостоянии напору ислама из завоёванной арабами Испании конституировала себя монархия Каролингов во Франции, основатель которой, Карл Мартелл, в 732-м разгромил мавров при Пуатье. Долгое время духовным сердцем средневековой Европы был храм Сантьяго де Компостелла на севере Испании, бывший не только центром паломничества, но и символом реконкисты.

ВатиканВатикан. Фото: www.globallookpress.com

И, разумеется, главную роль в организации противостояния Европы исламу играли римские папы. Именно папство изобрело и вдохновляло крестовые походы во имя освобождения Иерусалима. Папы многократно призывали и к новым крестовым походам против турок-османов, пытаясь спасти принявший унию Константинополь. Дважды благословлённые папством армии крестоносцев терпели на территории Болгарии чудовищный разгром от турок — при Никополе в 1396 и при Варне в 1444. И это было не только политическим, но и во многом духовным крахом римского католицизма.

Когда началась антикатолическая революция в Европе, то её успех был во многом предопределён военным и политическим ослаблением католического мира, вымотавшегося в борьбе с турками. "Der Türke ist der lutheranischen Glück" — "турки — счастье для лютеран", не без резона говорили в XVI веке. Не будь католическая империя Габсбургов вовлечена в эпохальную борьбу с турками за Средиземноморье и Юго-Восточную Европу, протестантизм был бы задавлен вооружённой рукой.

Протестанты охотно ассоциировали себя с турецким султаном, благо он был далеко. Гёзы, морские разбойники, сражавшиеся с испанцами (одним из них был легендарный Тилль Уленшпигель), носили медальоны в виде полумесяца, а их девизом была фраза "Liever Turks dan Paaps" — "лучше турки, чем паписты".

ТильТилль Уленшпигель. Фото: www.globallookpress.com

И, напротив, принесший возрождение папству дух Контрреформации вдохновлялся пафосом борьбы с исламом за католическую веру. Битва при Лепанто в 1571 году воспринималась как своеобразное чудо, знак Божьего благословения католицизму, начавшему перестройку по заданному Тридентским собором и Игнатием Лойолой образцу. Разгром испано-венецианским флотом морских сил Османов стал наиважнейшей вехой для католического самосознания, о нём слагались трактаты и поэмы.

В следующие столетия победы Австрии над турками осознавались прежде всего как торжество контрреформаторского католицизма и свидетельство богопризванности последователей папства. Особенно значимым пунктом была Осада Вены в 1683 году, в которой католическую Вену, чей боевой дух укреплял капуцин Марко де Авиано, спасали войска католического польского короля Яна Собесского, молившиеся о покровительстве Честонховской иконе Девы Марии. И эта победа, разумеется, рассматривалась как победа папы и папства.

Апелляции к "духу Лепанто" и "духу Вены" сейчас являются общим местом в Центральной и Восточной Европе в глазах тех, кому не нравится нынешнее исламское нашествие под видом волны беженцев. Сегодня часто горько шутят, что визирю Кара-Мустафе и его трёхстам тысячам турецких янычар и сипахов надо было просто объявить себя беженцами и тогда они взяли бы столицу Австрии беспрепятственно. Но неслучайно самое интенсивное консервативно-антиглобалистское сопротивление сформировалось именно в тех странах ЕС, которые, как Австрия, Венгрия и Польша, были прямыми участниками Венской битвы.

В 2012 году на экраны Европы неслучайно вышел фильм "11 сентября 1683 г.", в котором отец Марко, сыгранный Мюрреем Абрахамом, произносит речи о защите христианской веры и европейской традиции (в XVII веке такого понятия в нынешнем смысле, конечно, не было), а ислам, воплощённый именно турками, показан как агрессивная завоевательная сила. Аллюзии этой кинопостановки вполне ясны.

Однако, в отличие от старого движения сопротивления Европы, новое фактически лишено своего центра — папства. С самого своего избрания на папский престол аргентинец Хорхе Марио Бергольо показывает, что его симпатии не на стороне "ксенофобов"-традиционалистов, пытающихся защитить идентичность Европы. Напротив, его сердце всецело открыто для "беженцев", которых он воспринимает как братьев, даже если они не только не христиане, но и враждебны христианству.

ФранцискПапа Франциск. Фото: www.globallookpress.com

Папе Франциску удивительно удаётся словесная эквилибристика, когда он в христианской логике обосновывает необходимость политики открытых дверей для Европы, хотя вряд ли не понимает, что христианскую Европу такая открытость убьёт, тем более, что пришельцы совсем не намерены "поступать по-христиански" с европейцами и хотя бы уважать их ценности.

Если в области отношения к абортам или поддержки христиан на Ближнем Востоке Франциска легко понять именно как защитника христианских ценностей, то в миграционном вопросе он воспринимается многими как "предатель христиан»", хотя, возможно, дело в том, что папа-аргентинец не отождествляет Христианство с Европой и не считает необходимым спасать её любой ценой.

И это в то время, как Эрдоган рассматривает себя как своего рода султан-завоеватель. Посещая европейские страны, он постоянно подстрекает местных турок ни в коем случае не ассимилироваться, оставаться мусульманами и турками, больше рожать и занимать своё место в обществе, диктуя другим свои порядки и взгляды.

"Проповедник открытости и терпимости" встретится с "пророком экспансии и исключительности" и, вполне вероятно, окажется для него "полезным идиотом". Безусловно, Франциска нельзя недооценивать — у него есть свои цели и интересы, состоящие в поддержке глобального католицизма. И во имя них он легко пожертвует Европой и уж тем более — Восточной Европой. И с большой вероятностью он снабдит Эрдогана своим благословением, которое улучшит позиции турецкого президента, особенно в противостоянии с восточноевропейскими христианскими идентитаристами, пришедшими к власти в Австрии, Венгрии и Польше.

Чем Франциск заставит Эрдогана расплатиться за эту поддержку? Скоро узнаем. Одно уже ясно точно: на дворе не XVI век, и движение за христианскую свободу Европы своего былого сердца в Ватикане сегодня лишено.

Загрузка...
Ссылки по теме:

Эрдоган тратит миллиарды долларов на религиозное образование

Грех дезинформации: Папа Римский осудил фейковые новости

Папа Римский Франциск жестоко накажет педофилов Ватикана

Оставить комментарий

Автобусный парк России находится в плачевном состоянии Спорт: Топ-10 событий выходных
Новости партнёров
Загрузка...