Экскаватором по исторической памяти. Бауманка разрушила храм
Фото: Kotelnikov Andrii/Shutterstock
Происшествия

Экскаватором по исторической памяти. "Бауманка" разрушила храм

Перефразируя известные стихи: "Если кто-то разрушает историческую память, значит, это кому-нибудь нужно". С 1 марта начат снос исторического здания училища принца Ольденбургского в Бригадирском переулке, 12. На первый взгляд, делается это по заказу руководства МГТУ им. Баумана: на месте снесённых исторических зданий планируется построить пару университетских. Скорость и масштаб работ поражают: всё, что могут активисты Архнадзора, – это кидаться под нож бульдозера и писать жалобы во все инстанции.

Сносимое здание бывшего училища не имеет статуса памятника истории и культуры, зато находится на территории объединённой охранной зоны объектов культурного наследия. Каких-либо документов, разрешающих его снос, в открытом доступе обнаружить не удалось. При этом опубликованные материалы Правил землепользования и застройки (ПЗЗ) города Москвы не допускают на данном участке нового строительства. Посему московский Архнадзор не только сообщил о происходящем в Объединение административно-технических инспекций (ОАТИ) и Департамент культурного наследия города Москвы, но и написал заявление в правоохранительные органы. Прибывшие 2 марта полицейские сумели приостановить снос здания, однако никакой разрешительной документации и им на площадке обнаружить не удалось.

Казнить, нельзя помиловать

Училище было открыто в 1879 году в уже тогда историческом здании XVIII века на средства Московского Дамского попечительства о бедных и носило имя выдающегося благотворителя своего времени Петра Георгиевича Ольденбургского. Человек этот в российской истории оставил весьма заметный след: именно он основал на свои средства Императорский институт экспериментальной медицины, попечительствовал в Петербургском Императорском училище правоведения, приюте имени своего отца Георгия Петровича Ольденбургского, создал в 1903 году курорт Гагра, а в ходе Первой мировой войны трудился в должности верховного начальника санитарной и эвакуационной части, которому подчинялись в том числе Красный Крест и другие общественные благотворительные организации, помогавшие раненым.

Вид училища имени принца Петра Ольденбургского в Немецкой слободе с домовым храмом. Фото: скриншот из аккаунта фракции партии "Справедливая Россия" в Московской городской думе/facebook.com

Принимали в созданное училище бесплатно мальчиков 7–10 лет, которых готовили в кадетские корпуса и все средние учебные заведения. На первом и втором этажах были классы, на третьем – спальни воспитанников, а в левом крыле – домовый храм св. Александра Невского.

Это стало ещё одним поводом для возмущения общественности в наши дни. Когда в советское время в здание въехала Академия химической защиты им. Тимошенко, башенки храма сломали и роспись со стен содрали (как, впрочем, поступали со всеми храмами, переоборудованными тогда в "общественно полезные здания"), но ведь освящённые стены оставались на месте, а значит, храм можно было восстановить.

Снос исторического здания бывшего училища имени принца Петра Ольденбургского в Немецкой слободе. Фото: скриншот из аккаунта фракции партии "Справедливая Россия" в Московской городской думе/facebook.com

Но теперь этот храм, в отличие от многих других, уже никогда не будет восстановлен: бульдозеры и экскаваторы ГП "МонАрх" сделали то, что не удалось ни "воинствующим безбожникам" раннего СССР, ни Хрущёву, ни всем прочим "борцам с религией". Сделали, нимало не заморачиваясь тем фактом, что разрушать в год 800-летия Александра Невского (всенародное празднование которого официально объявлено президентом) домовый храм его имени – это как минимум кощунство.

К сожалению, наши застройщики, все, кто с ними связан, в данном случае в лице МГТУ имени революционера Баумана, они как-то постоянно проявляют просто патологическую ненависть к зданиям, архитектуре XIX – начала XX веков. То есть они их считают каким-то мусором, который они имеют полное право сносить.

(Егор Холмогоров – писатель, публицист)

Басманный район – это вообще один из весьма немногих сохранившихся кусочков исторической Москвы, где ещё осталось немало 2-3-этажных дореволюционных зданий. Но для дельцов всё это – лишь "золотая" московская земля в центре, на которой можно строить коммерческое жильё, торговые центры или, как в случае с "Бауманкой", высокобюджетные здания за казённые деньги.

Аппетиты их при этом отнюдь не ограничиваются уже фактически снесённым: ещё одно приговорённое к уничтожению историческое здание находится как раз напротив – это Фанагорийские казармы. До 1763 года это здание на Немецкой (а ныне – Бауманской) улице было на время пребывания в Москве императрицы Елизаветы Петровны резиденцией московских департаментов Сената. Затем в XIX веке здание перестроили, и там квартировал знаменитый Фанагорийский гренадёрский полк – любимый полк великого Суворова.

Сui prodest (кому выгодно)?

Самое главное, как это часто бывает в России, "концов" никаких не найти. Руководство МГТУ им. Баумана что-либо комментировать отказывается. Мосгорнаследие хранит молчание, как и Объединение административно-технических инспекций (ОАТИ). Но, как говорят умные люди, "если в столице происходит какая-либо очередная гнусность, ищи, кто заработает на ней большие деньги".  Деньги действительно большие: на реконструкцию "Бауманки" из бюджета выделено 20 млрд руб. – для сравнения, это всего в два раза меньше, чем стоимость строительства гигантского спортивно-развлекательного центра на месте СК "Олимпийский".

Согласно информации из открытых источников,

Выделенные деньги пойдут на строительство и реконструкцию учебных корпусов, административных зданий, студенческих общежитий и многофункционального образовательно-досугового центра. Почти все здания будут построены заново.

При этом большая часть - 14 млрд руб. – из этого золотого дождя прольётся на "ГК МонАрх", бульдозеры и экскаваторы которого сегодня без каких-либо разрешительных документов крушат исторические здания. То, что владелец сей фирмы г-н Амбарцумян в 2003–2007 годах работал замом руководителя Департамента градостроительной политики Москвы, – это, разумеется, чистое совпадение…

Дорога, ведущая к сраму

Но может быть, снести что-то другое под строительство бетонно-стеклянных монстров было просто нельзя? Вовсе нет! В Москве исторические районы города занимают едва 5% площади. Да и вокруг снесённых зданий вполне пригодные под снос уродливые строения 60–70-х годов XX века имеются. Отчего же не просчитали другие варианты? Почему не задумались над тем, как футуристические новоделы будут сочетаться с историческим обликом города и окружающей архитектурой?

Как считает координатор Архнадзора Константин Михайлов,

Источник проблемы в том, что сегодня в Москве создана совершенно закрытая от общества (не говоря уж об общественном обсуждении) система принятия решений по градостроительству. Есть Градостроительная комиссия Москвы, откуда периодически прилетают уже готовые решения, невесть кем и на основании чего принятые. Даже худо-бедно существовавшая при Лужкове система общественного обсуждения ликвидирована. Созданный при Департаменте культурного наследия Москвы "Общественный совет по проблемам исторического наследования" не собирался уже два года. На портале "Активный гражданин" градостроительные проекты не обсуждаются: максимум – в какой цвет покрасить дверные ручки в спальном районе-новостройке.

Промежуточный итог известен – архитектуре Немецкой слободы нанесён серьёзнейший ущерб (как будто ранее нанесённого было мало). И в итоге на месте снесённых исторических зданий будут построены очередные монстры из стекла и бетона, более напоминающие декорацию к фантастическим фильмам о внеземной цивилизации. Возможно, таким образом студентам "Бауманки" стремятся привить нацеленность на технический прогресс, отсекая как нечто ненужное и "устаревшее" историческую память и духовные корни? Очень похоже.

Напоминает же всё это по стилю деятельность других "модернизаторов", взорвавших в 1931 году Храм Христа Спасителя (тот, первый) ради постройки на этом месте такого "передового" для своего времени здания, как Дворец Советов в 420 м высотой. Строили, да не построили, и в итоге в 1960 году на этом месте появился открытый (в нашем-то климате!) бассейн "Москва", про который москвичи говорили: "Сперва был храм, потом – хлам, а теперь – срам".

Позволю себе обобщение. Не так уж давно по воле Никиты Хрущёва в самом Кремле на месте снесённых исторических зданий построили совершенно не вписывающийся в ансамбль Кремля Дворец Съездов. С тех пор прошло 60 лет, нет больше принимавшего сие "смелое архитектурное решение" Хрущёва, но родственные ему по духу и отношению к истории субъекты, как видно, не только сохранились, но и занимают многие руководящие кресла, до сих пор определяя градостроительную политику. История со сносом здания училища им. принца Ольденбургского – зримое тому подтверждение.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Афера "Открытия": В краже триллионов никто не виноват? "Механизм одичания": В Москве уничтожили закрытую церковь Александра Невского "Мёртвый памятник самому себе"? Журналисты рассказали трудную историю дома на Никольской, 23
Загрузка...