сегодня: 13/12
Святой дня
Апостол Андрей Первозванный

Экс-лидер луганского сопротивления: "Мы понимали, что следует идти до конца"

Экс-лидер луганского сопротивления: Мы понимали, что следует идти до конца

Эксклюзивное интервью с одним из организаторов Луганской Народной Республики, бывшим председателем Народного Совета ЛНР Алексеем Карякиным

Отправной точкой, послужившей началом второго этапа Русской Весны на Юго-Востоке бывшей Украины, стали события 6-7 апреля 2014 года в Луганске, Донецке и Харькове. Их можно охарактеризовать не иначе как народное восстание против того произвола, который устроила захватившая власть в результате государственного переворота в Киеве нацистская хунта. К сожалению, в Харькове пожар этого народного выступления очень быстро удалось погасить карателям, поддержанным лицемерами из местных органов власти. В Донецке и Луганске народное восстание привело к провозглашению Донецкой и Луганской народных республик, которые после проведенного 11 мая 2014 года референдума обрели суверенитет.

Так, в Луганске 6 апреля 2014 года протестующие против киевской власти люди заняли здание областного управления СБУ, положив тем самым начало активному сопротивлению.

В канун третьей годовщины с момента этих событий своими воспоминаниями с корреспондентом телеканала Царьград поделился один из лидеров восставших луганчан, бывший председатель Народного Совета ЛНР Алексей Карякин.

- Что происходило в Луганске 6 апреля 2014 года, и какие цели были у тех людей, которые выходили для того, чтобы занять здание СБУ?

- На самом деле люди не выходили для того, чтобы занять здание СБУ, не было это целью. Для меня и для ряда моих товарищей все началось еще 5 апреля. 5 апреля в 4 часа утра к нам вломились спецгруппа СБУ "Альфа". Было арестовано 15 человек, шестеро из которых были помещены в изолятор временного содержания, который находится в Луганске. 6 апреля люди вышли на улицу требовать нашего освобождения. И, в общем, был такой генерал Гуславский, который пошел навстречу, и освободил. Он понимал, что люди не остановятся и просто так не уйдут. Возле здания СБУ организовался митинг. Люди вышли в едином порыве. Они понимали, что назад дороги нет, и наше освобождение расценили как первую победу и, соответственно, начали диктовать дальше условия. Потому что никто не собирался мириться с тем, что бандеровщина идет широкой поступью по стране, которая когда-то нам была родной. Соответственно, для того, чтобы нас услышали, а так как нас уже начинали на тот момент разгонять из брандспойтов и огнетушителями сшибать порошковыми, то не оставалось ничего другого, как занять здание СБУ. Соответственно, тогда уже люди определились и сделали для себя тот выбор, который, в общем-то, наверное, и привел к тому, что образовалась Луганская Народная Республика.

Почему 6 апреля луганчане решили брать именно здание СБУ? Тогда как в Донецке, Харькове занимали прежде всего здания обладминистраций?

- Так как митинг с требованием освобождения активистов проходил возле здания СБУ, то так получилось, что в Луганске в первую очередь было взято СБУ. И давайте все-таки с вами вспомним, что 2 и 9 марта 2014 года здание обладминистрации уже дважды занималось, и было освобождено в обмен на обещания, что наши требования будут услышаны и выполнены.

- Что происходило в Луганске в первые дни после того, как активисты заняли здание СБУ?

- На самом деле надо понимать, что захват был произведен спонтанно. И когда мы зашли в это здание, мы, честно говоря, не понимали, что дальше, и к чему нам следует готовиться. Мы понимали только одно, что нас будут всячески пытаться выкурить из этого здания. И будут предприняты попытки штурма и зачистки всех тех, кто был в здании. Поэтому мы, кто находился внутри здания СБУ, честно говоря, в первые дни не совсем понимали, что происходит в городе. Мы строили оборону, мы устраивали боевые точки для того, чтобы достойно встретить противника. Но, как оказалось, город тоже не сидел, сложа руки. Люди организовали палаточный городок, стягивались со всей на тот момент Луганской области для того, чтобы оказать какую-то поддержку, организовать живой щит для того, чтобы нас, в общем-то, не взяли штурмом. И за это я и все ребята, которые находились в здании СБУ, искренне им благодарны. Люди привозили нам, кто тормозки, кто амуницию. Все луганчане - жители города и области, поднявшиеся в едином порыве, осознали, что назад дороги нет, и нам следует идти до конца.

- На момент взятия здания СБУ Вы занимали какую-либо должность? Как Вы стали одним из лидеров тех людей, которые положили начало сопротивлению киевскому режиму в Луганске?

- А тогда мы все были на одной должности. Мы все были протестующими, теми, кто был против того произвола, который творился со стороны киевской власти. Мы являлись просто гражданами своей страны, которые дружили с головой и которые понимали, какие будут последствия. Мы все были бойцами, которые стояли на защите интересов народа.

- Как вообще принималось решение об избрании Валерия Болотова народным губернатором тогда еще Луганской области?

- На самом деле Валерий Дмитриевич Болотов для нас был лидером еще с самого начала протестного движения - с ноября 2013 года, когда собирались и по областным и по районным центрам, когда выходили защищать памятники Ленину после того, как бандеровцы объявили всеукраинский "ленинопад". Они его так назвали. Во второй половине февраля, когда в Киеве полыхал Майдан, когда начали убивать бойцов спецподразделения "Беркут", стало понятно, что точка невозврата уже пройдена, и нам нужно действительно готовиться к обороне. Поэтому в тот момент вместе с Валерием Болотовым мы создали команду, которая состояла из людей со всей Луганщины. У нас была тогда поставлена задача организовать оборону наших городов. Мы формировали своего рода народные дружины. И тогда уже нашим лидером являлся Валерий Болотов. Просто мы его не высвечивали до определенного времени. Когда 5 апреля за нами пришли из СБУ, я, к счастью, успел позвонить ему и предупредить. В общем, он избежал ареста. И тогда было это судьбоносное его выступление со снятием маски, которое вы прекрасно помните. После этого был дан старт, причем он был довольно спонтанный. И, конечно же, не были у нас подготовлены боевые единицы в том плане, что команду дали на штурм, они и пошли. Это все было от души, это было в сердце. Это был порыв для того, чтобы защитить свою историю, свой язык, свою землю.

- А что послужило толчком для провозглашения Луганской Народной Республики и взятия ОГА 29 апреля 2014 года?

- Скажем так, изначально руководство города пошло нам навстречу. Надо отдать должное, подвозили и дрова, и песок. Потому что людям было холодно, и приходилось греться возле бочек. В дальнейшем мы увидели, что представители власти, скажем так, ведут двойную игру. Им были выдвинуты требования, чтобы они уже окончательно определились на чьей они стороне. После этого они по факту полностью отказались с нами сотрудничать и окончательно признали легитимность бандитской киевской власти. И тогда было принято решение взять под свой контроль органы власти. Несмотря на то, что я лично озвучивал всем сотрудникам администрации, что они могут оставаться и продолжать выполнять свою работу согласно занимаемой должности, но, к сожалению, многие решили просто бежать. Я просто помню, как они с собой забирали цветы, которые росли в их кабинетах. И для них было важно сохранить не столько человеческие жизни, сколько вот те цветочки, которые у них произрастали на подоконниках.

- А какие изначально выдвигались требования к представителям киевской власти?

- Изначально не было никаких требований об отделении. Мы были готовы оставаться в составе Украины. Мы хотели больше полномочий для региона, и чтобы оставили в покое наш родной русский язык. Это были основные требования. Но, к сожалению, Киев нас не слышал. Хоть мы и пытались до них это донести. У нас были переговоры, в том числе и с Парубием, и с Турчиновым, и с Тимошенко. Но эти люди - популисты и фанатики. Они нас не слышали, они гнули только свою линию, суть которой заключалась в том, что мы должны сложить оружие, после чего они нас пересажают и уничтожат.

- Тимошенко - она же лично приезжала в Луганск в апреле 2014 года, если я не ошибаюсь.

Совершенно верно. Она приезжала и добивалась с нами встречи. Но мы прекрасно понимали, что это за человек, и не шли к ней на встречу. Поэтому Тимошенко и ее представители поступили очень даже подло. Потому что они анонсировали то, что взяли в заложники человека. И если мы с ними не встретимся и не обсудим интересующие их вопросы, то этому человеку будет плохо. Поэтому мы пошли на встречу и обсудили все поднятые вопросы. Но, как и следовало ожидать, компромисса не нашли. Потому что то, что они диктовали, было неприемлемо для луганчан.

- И после этого произошла радикализация, когда Вы начали уже добиваться отделения от Украины?

- На тот момент еще нет. Отделения начали требовать уже после 2 июня, когда по Луганску был нанесен авиаудар, и когда погибли первые мирные жители города. Это стало точкой невозврата. Это был уже тот Рубикон, перейдя за который, назад дороги не было. Именно тогда Украина стала для нас абсолютно чужой и даже враждебной.

- А до этого пытались все-таки найти какой-то компромисс?

- Всегда пытались найти компромисс. Донбасс - это край работяг. И никогда Донбасс не пытался гнуть линию через силу. Всегда пытался договариваться. И надо отдать должное, что 6 апреля захват СБУ обошелся без единой капли крови. Притом, все было сделано голыми руками. Хотя, я думаю, могло бы найтись определенное количество оружия, после чего последствия могли бы уже в тот момент стать необратимыми. Но было основное требование - приходить без оружия и добиваться справедливости и правды именно словом, а не кулаками.

- Так разве активисты не получили оружие после того, как заняли СБУ? Там же была взломана оружейка?

- У нас уже не было на тот момент выхода. Поэтому, да, был взломан подвал, и там оказался очень большой арсенал оружия, который предназначался, как мы выяснили, для усиления границы Украины с Россией. Это, наверное, Божье провидение было. Потому что по-другому никак это нельзя охарактеризовать. Причем, как оказалось, об этом оружии, в общем-то, мало кто знал. Даже сотрудники СБУ, находившиеся в помещении, когда мы туда зашли, даже они не были в курсе того, что там такой арсенал.

- Вы на своей странице в соцсети пишете то, что в ЛНР сейчас пытаются забыть о событиях весны 2014 года и переписать историю. Почему это происходит, и как такое стало возможным?

- Почему это происходит? Потому что на сегодняшний момент руководящие места заняли те люди, которые и понятия не имеют о событиях 6 апреля. Это люди, которых не было тогда с нами. И сегодня они занимают ключевые должности, притом расценивают их не иначе, как кормушку. К сожалению, это так. Я в корне не согласен с проводимой нынешним руководством Республики политикой. И, в общем-то, критикую постоянно. И на это есть все основания. Народ поднимался совершенно не за то, что сейчас происходит.

Читайте также:

Донецко-Криворожская республика: первый бой за русский Донбасс  

Харьковский съезд: упущенный контрудар по киевскому режиму  

Донбасс наносит ответный удар

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх