Игла для Грефа. Чего на самом деле боится глава Сбера
Фото: Андрей Никеричев/АГН "Москва"
Экономика

"Игла" для Грефа. Чего на самом деле боится глава Сбера

Обозреватель "Первого русского" Юрий Пронько в программе "Царьград. Главное" рассказывает об актуальных событиях сегодняшнего понедельника – это и выступление Геннадия Онищенко против всеобщей вакцинации, и предложение Алексея Кудрина провозгласить новый НЭП, и многое другое. Однако ключевой темой дня снова стал Сбер, где сегодня, во время так называемого Дня инвестора, назвали "главную опасность" для этого госбанка.

Чего же боится команда Германа Грефа? В 2021 году Сбер намерен запустить универсальный маркетплейс, а к 2023 году создать в России "рынок массовых инвестиций". Почти четвёртая часть всех безналичных сбережений клиентов Сбера будет сконцентрирована в биржевых инструментах. Такая стратегия сегодня была презентована на мероприятии, проходившем в банке. Вот что сказал сам Греф:

"На пути создания экосистемы мы удовлетворяем почти все ключевые нефинансовые потребности. Мы перестали быть только банком. Мы трансформируемся в Сбер. Три года назад мы сказали вам, что наши клиенты смогут получать самые разные услуги в экосистеме Сбер. Сегодня миллионы клиентов пользуются новостными, развлекательными контентами, заказывают доставку из магазинов и ресторанов, добираются в любую точку города на такси и получают квалифицированную онлайн-консультацию по медицинским вопросам. Для нашей команды нефинансовый бизнес стал регулярной деятельностью наравне с финансовой".

Всемогущий искусственный интеллект

Кроме того, есть искусственный интеллект, на который в Сбере уже делают основную ставку. Сейчас подобные алгоритмы используются в кредитной политике этого госбанка, отметил Пронько.

В самом Сбере искусственный интеллект расхваливают на все лады, обещая развивать его в самых разных направлениях таким образом, чтобы к 2020 году он стал использоваться во всех банковских процессах на 100 %.

Как сообщается, в текущем году финансовый эффект от внедрения ИИ достиг 60 миллиардов рублей, а через три года должен превысить 360 миллиардов. В банке всё меньше кредитов дают клиентам с высоким ESG-риском, постоянно улучшают инструменты стресс-тестирования, а к 2021 году планируют сделать ESG-скоринг для всего кредитного портфеля.

Немало говорилось о мотивации, устойчивом развитии банка, целях ESG-трансформации и создании сред "равных возможностей" для каждого члена общества.

Наша амбиция – стал лидером такой трансформации, 

– заявил на презентации первый зампред правления Сбера Александр Видяхин.

Лев Хасис, первый зампред правления Сбера, сообщил о среднем росте выручки "дочек" банка, даже тех, кто в экосистему вошёл недавно. В текущем году этот рост составил 165% по отношению к 2019 году. "В целом мы удовлетворены достигнутыми результатами и с оптимизмом смотрим в будущее", – добавил он.

Гладко было на бумаге: Провалы Сбера

Вместе с тем, некоторые инициативы развивались не так, как планировалось изначально. Три попытки построить в рамках экосистемы Сбера значимый бизнес в сфере электронной коммерции завершились неудачно. Разве что с Яндексом проект поначалу казался вполне успешным, его даже удалось вполне запустить, но продолжению "цивилизованного диалога" помешали разногласия. А это значит, что главной цели – достижения роли ведущего игрока в этой сфере – добиться не удалось.

По словам Юрия Пронько, история с Яндексом – главный провал команды Грефа в 2020 году, и все попытки стать лидером электронной коммерции успехом не увенчались, а отношения с Яндексом стали исключительно коммерческими, к примеру, Сбер заказывает в огромных масштабах рекламу у российского поисковика. Не сложились отношения и с Mail.ru. Так что команда Грефа ограничена в своих возможностях с точки зрения российских ресурсов.

Конечно, соглашается Пронько, судя по отчёту господина Видяхина, мультипликативный эффект достигается. Но намного более интересны слова Льва Хасиса, который признал несостоявшийся прорыв, на который рассчитывал Греф и его команда:

Однако надо понимать, что Сбер в России – это не просто банк, это не просто будущая экосистема, а структура, которая позволяет вам в буквальном смысле контролировать ситуацию в нашей стране. Поэтому на рынке все знают: есть Сбер и все остальные.

И уже это вызывает серьёзное раздражение, серьёзные противоречия, подчёркивает Юрий Пронько. И касается это не только финансового рынка. Вот это желание Грефа залезть буквально в каждую бочку и стать если не затычкой, то чем-то большим, вызывает даже у людей интеллигентных весьма эмоциональную реакцию.

"Игла" господина Грефа нашлась

Но даже у сказочного Кощея было своё уязвимое место, где скрывалась его смерть – игла в яйце. Так и у Сбера есть подобная "игла", являющаяся главной угрозой для банка. Об этом рассказал сам Греф, при этом сразу же заявив, что с этой угрозой его команда "сможет справиться".

Как оказалось, развитие иностранных экосистем на российском рынке может стать серьёзной головной болью для Грефа и его команды. Сможет ли Сбер справиться с конкуренцией – вопрос серьёзный. Фото: Егор Алеев/ТАСС

Основную ставку мы делаем на рынки электронной коммерции, от непродовольственной розницы до продуктов питания, а также развлечений, медицины и образования. В борьбе за клиента происходит переплетение бизнес-моделей, финансовых и технологических компаний. Уже сейчас своими основными конкурентами мы видим экосистемы и техкомпании. Особенно большим вызовом для нас станет активное развитие иностранных экосистем на российском рынке. Но мы верим, что сможем выиграть в этой конкуренции, так как обладаем рядом преимуществ, в том числе первоклассной командой, массивом данных для лучшего таргетирования наших клиентов, доверием наших клиентов, высокочастотный трафик наших онлайн-каналов и офлайн-инфраструктурой по всей стране. Ещё одно преимущество – это способность быстро и дёшево масштабировать бизнес. И конечно – доступ к клиентской базе,

– поведал Греф.

Вот она, та самая "игла" и та проблема, которая действительно может привести к фатальному завершению карьеры господина Грефа как этакого гуру, которым он сам себя провозгласил. Угрозой является, как сказал сам Греф, приход на российский рынок иностранных экосистем.

Весь успех – благодаря отсутствию конкуренции?

То есть весь успех этого господина строится на отсутствии конкуренции. И она, эта конкуренция, является главной опасностью для Грефа, подчёркивает Юрий Пронько. Но конкуренция среди равных, не среди тех, кто не представляет серьёзных проблем, поскольку мелок или узок. Ведь Греф не опасается ни ВТБ, ни Тинькофф-банка, ни Газпромбанка. Безусловно, он будет говорить, что это для него конкуренты. Но по большому счёту это совершенно не так. Потому что есть доминанта, которая им не создана, а образовалась ещё в советскую эпоху.

Есть и второй принципиальный пункт. Это особые отношения ЦБ и Сбера. Безусловно, личные отношения с точки зрения регулятора и с точки зрения крупнейшего банка страны постоянно расходятся. Яркий пример можно увидеть в сегодняшней презентации: Сбер заявляет, что они массово будут создавать миноритарных акционеров в нашей стране – к 2023 году как минимум половина средств клиентов будет на фондовом рынке.

А на минувшей неделе прозвучал доклад Центробанка, данные из которого потом подтвердила Эльвира Набиуллина с трибуны российского парламента, что одним из ключевых рисков является переход непрофессиональных инвесторов на фондовые рынки.

То есть здесь Греф жёстко идёт в противофазу с регулятором. Но главное – то, что глава Сбера сказал сегодня. Он прекрасно понимает, что все его радужные планы, все его сверхприбыли получены из искусственно созданной ситуации. А Набиуллина так его и не "дожала", имея масштабные регуляторные функции.

Греф продолжает не просто контролировать финансово Сбер, он уже контролирует целые отрасли, целый сектор.

Как заставить интегрироваться со Сбером

Вы посмотрите на презентации, которые проходят внутри Сбера в части мотивации тех же топ-менеджеров, – там всё очень чётко написано: если нет интеграции в экосистему того или иного хозяйствующего субъекта, значит, он должен получить отлуп. Либо ты интегрируешься, либо пошёл отсюда куда-нибудь.

А вот приход иностранных экосистем, то есть крупнейших мировых банков, будет означать только одно – крах всей этой псевдоэффективной структуры, которую команда Грефа пытается выдать за сверхэффективную, выплачивая гигантские дивиденды по итогам года. Скорее всего, и по итогам 2020 года эти дивиденды тоже будут впечатляющими, потому что вся прибыль банковского сектора, несмотря на историю с ковидом и кризисом, сосредоточена в основном в Сбере. Конечно, меньше, чем в 2019 году, но тем не менее немало, коль скоро мы с вами за каждый буквально чих платим, напомнил Пронько.

Кстати говоря, продолжил обозреватель Царьграда, он совершенно не разделяет мнение тех, кто призывает уйти от Сбера. Но куда уйти? Далеко уйти не получится: экосистема – это действительно не банк, это спрут, опутавший своими щупальцами всё далеко от сердцевины. Поэтому Сбер может влиять на те процессы, которые на первый взгляд даже не кажутся смежными с этой структурой.

Так что вот она, "игла Грефа" – приход в Россию реальной конкуренции, с которой ему будет очень сложно справиться – с крупнейшими иностранными финансовыми учреждениями. И Греф проиграет эту борьбу, хотя он утверждает, что у него первоклассная команда и эту конкуренцию они смогут выиграть.

Клиентская база – "наше всё"

И в его объяснении того, что "команде Сбера удастся выиграть", прозвучала замечательная фраза – "доступ к клиентской базе". Как говорят в таких ситуациях, Греф "расчехлился".

Буквально три-четыре недели назад Царьград рассказывал о том, что Сбер уже готов торговать нашими персональными данными. Правда, тут же прошло сообщение, что эти данные будут "обезличенными". Но при этом будут торговать транзакциями своих клиентов. И это очень интересный момент, считает Юрий Пронько. Ведь сразу пошли запросы от органов власти, от коммерческих структур. Ведь эти данные являются золотой жилой Сбера. Поэтому вокруг таких тем и идёт довольно жёсткое противостояние.

По мнению Юрия Пронько, Греф абсолютно адекватно диагностировал, что для него большим вызовом будет развитие иностранных экосистем на российском рынке. Но при этом он прекрасно понимает, что органы государственной власти России, не пуская к нам иностранные банки, в отношении иностранных экосистем примут точно такое же решение.

Никто ничего не контролирует

В настоящий же момент эти экосистемы с точки зрения законодательства никак и ничем не регулируются. Но в части потенциального входа к нам возможны серьёзные регуляторные решения.

Хотя… Это всё такие зыбкие подвижки, ведь очень сложно ограничить технологическое развитие. Ведь сам Сбер делает ставку на искусственный интеллект, соответственно, на цифровизацию, на персонификацию, на клиентскую базу и так далее. И попробуйте это ограничить в масштабах высоких технологий. Это должны быть сверхвысокие технологии или такое обременение, что иностранным экосистемам будет невыгодно сюда входить.

Конечно, Царьград будет внимательно следить за развитием ситуации. Но стоит обозначить ещё одну такую "сермяжную правду", считает Пронько. Сегодня мы все увидели, как топ-менеджеры Сбера провели свою стратегическую презентацию. Можно с этим спорить, можно соглашаться, к тому же мы узнали главную опасность, которую Греф видит для себя. И это не российская финансовая "мелюзга", это серьёзные игроки, которые могут "двинуть" очень больно.

Но есть ещё один очень существенный момент, считает Юрий Пронько. В России, как известно, чиновникам запрещено иметь двойное гражданство или вид на жительство не в России. Буквально сегодня президент внёс в парламент соответствующий законопроект – так что чиновникам действительно всё это запретят. Запрещено им иметь и счета в зарубежных банках. Но почему-то разрешено владение зарубежной недвижимостью, что недопустимо, считает обозреватель Царьграда.

Если ты пошёл на госслужбу – служи народу и Отечеству. А что это за интерес к иностранной недвижимости? Запасной аэродром в Хитроу? То есть вы, чиновники, построили такую стабильность, от которой потенциально можете убежать, задаёт вопрос Пронько.

Это суверенитет? Главным госбанком страны управляют иностранцы

Почему подобный же запрет не действует в отношении тех лиц, которые руководят госкомпаниями, госкорпорациями, госбанками?

Если говорить применительно к Сберу, то Лев Хасис, который сегодня уже упоминался, – гражданин США. А ведь он первый заместитель главы Сбера.

Или Юлия Чупина – старший вице-президент Сбера, отвечает за стратегию развития банка и управление персоналом. Постоянно проживает либо в Великобритании, либо в Испании, гражданкой которой является.

Давид Рафаловский – исполнительный вице-президент Сбера – имеет двойное гражданство Израиля и США.

То есть в государственном банке топ-менеджеры иностранные. Акционеры – американские и британские. Западные консалтинговые компании пишут решения за российских чиновников и олигархов. О каком национальном суверенитете в таком случае может идти речь, удивляется Пронько:

Я считаю, что по степени влияния первые лица Сбера могут быть круче, чем некоторые высокопоставленные чиновники. И это не мои размышления, это выводы журнала Forbs, которые писал в прошлом году, что Герман Греф по степени влияния является вторым человеком после президента. Так почему люди, которые имеют отношение к крупнейшему госпроекту, могут иметь гражданство США, Испании, Великобритании или Израиля? Как-то странно. Либо давайте прекратим все эти рассуждения про суверенитет и национальную безопасность.

Странный дуализм в ситуации, когда нам постоянно угрожают из-за рубежа "порвать экономику в клочья", подчеркнул Пронько. Почему-то для простых людей суверенитет, национальная безопасность и патриотизм, а для тех, кто находится в сферах, где идут многомиллиардные денежные потоки – иностранное гражданство.

А вот если всё это собрать воедино – иностранное гражданство первых лиц Сбера и главную опасность, о которой заявил Герман Греф, – иностранные экосистемы, то дуализм переходит уже в четвёртую степень.

Кудрин: Печальный прогноз и НЭП 2.0

Глава Счётной палаты Алексей Кудрин прогнозирует экономический спад до 4,5% и значительное снижение уровня жизни в России по итогам 2020 года из-за пандемии COVID-19. Кроме того, по мнению Кудрина, число бедных в нашей стране увеличится ещё на один миллион человек.

Кроме того, по мнению Кудрина, Россию ждёт рост безработицы, а треть предприятий малого и среднего бизнеса может закрыться из-за второй волны коронавируса, если не предпринять никаких действий. "Всё равно мы будем жить хуже", - заключил Кудрин.

Юрия Пронько покоробило в этом выступлении главы Счётной палаты то, что тот удивился, как государство усилило меры по поддержке семьи. То есть Кудрина и прочих удивляет тот факт, что государство озаботилось поддержкой семей с детьми.

Хотя Кудрин и считает, что Европа переживает более мощный экономический обвал, чем Россия, тем не менее нам предстоит пережить двойной удар. США, предвидит глава Счётной палаты, будет слабеть, а вот Китай всё больше наращивать свою мощь.

А далее Алексей Леонидович сделал неожиданное заявление: он призвал к революции в государственном управлении. Кроме того, глава Счётной палаты считает, что уже пора провозгласить и новый НЭП:

Нам нужна абсолютно новая модель экономики. В этом смысле её можно назвать НЭП 2.0. А госуправление должно ориентироваться на новые фокусы и реагировать раза в три быстрее, чем сейчас. Мы отстаём бесконечно от того, что предлагает мир. Мы живём по-старому.

А кто всё это будет делать? Те же, кто и загнал нас в эту ситуацию?

Комментируя заявления Кудрина, Юрий Пронько признался, что они его "несколько напрягли". Потому что все эти провозглашения нового НЭПа, новых "перестроек" – ведь мы уже всё это проходили. При этом нам снова внушают комплекс неполноценности: "Мир ушёл вперёд! Мир сделал это! Мир сделал то!"

Но ведь эти же самые люди десятилетиями сидят во власти. Они занимались экономикой, занимались социальной сферой, занимались государственным управлением, в том числе и Алексей Кудрин. Так к кому все эти претензии: "Мир ушёл вперед, а Россия осталась у обочины", – возмутился Пронько.

А ещё это напрягает потому, отметил обозреватель Царьграда, что о перестройке тоже говорили год назад, на ПМЭФ. Господин Шохин, глава РСПП, заявил: "Мне кажется, что мы сейчас близки к повторению пройденного". Эти слова заставили Юрия Пронько буквально взорваться:

Какого пройденного? Мы все хорошо помним, чем закончилась горбачёвская реформа. Тем, что их детки и внуки теперь граждане иностранных государств? Тем, что первый и последний президент СССР рекламировал пиццу? Мы все это помним.

Вот поэтому так и напрягает, когда мы слышим слова про НЭП 2.0 или перестройку 2.0. Ведь делать всё это будут те же самые персонажи, которые и загнали нас в эту ситуацию, констатировал Юрий Пронько.

 
Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Уничтожить здоровье: Жадность, кумовство и коррупция в Орловской области Казус Сбера: Греф одной фразой разоблачил сам себя Вернуть экономику России на докризисный уровень? Греф дал оптимистичный прогноз
Загрузка...
Загрузка...