Хрупкое дно Силуанова: есть ли стимулы для роста экономики?

  • Хрупкое дно Силуанова: есть ли стимулы для роста экономики?

Депутат Сергей Катасонов об экономических перспективах России

Что ждет российскую экономику? Есть ли какие-то весомые стимулы для ее развития? Об этом рассказал первый зампред комитета Госдумы по бюджету и налогам Сергей Катасонов в программе "Реальное время" на Царьграде. 

Хрупкое дно Силуанова

Накануне министр финансов Антон Силуанова заявил о так называемом мягком повышении заработной платы работникам бюджетной сферы. Первый зампред комитета Госдумы по бюджету и налогам Сергей Катасонов называл это "хрупким дном".

"Мягкое в его понимании, что мы не в 2017 году должны выйти на исполнение указов, а более плавно, мягко, то есть 2017, 2018, 2019. То есть отсюда экономия федеральных средств и возможность маневрировать с тем объемов ресурсов, который у него есть", - прокомментировал Катасонов.

Тем не менее на итоговой встрече 2016 года президента с членами кабинета министров, от Владимира Владимировича вновь слышат фразу, что майские указы должны быть выполнены в полном объеме, а заработная плата работников бюджетной сферы (президент выделил именно образование и здравоохранение) в полном объеме должна быть выполнена в 2017 году.

По мнению Катасонова, когда говорит президент о майских указах, он говорит не только о зарплате, а обо всех майских указах. А главное в них - это как раз запуск новой модели экономики, создание рабочих мест, напомнил депутат.

Налоговая система

Между тем постоянно звучат новеллы о налоговой системе. Катасонов отметил, что эта тема звучит на самом высоком уровне - и Шувалов об этом говорит, и в Послании президента было. "Идея о том, что надо заканчивать иметь огромный тот налоговый кодекс (с которым вообще не знаю, как работают), может быть, налоговые инспектора, которые проверяют, но реально предпринимателю с ним работать невозможно", - прокомментировал политик.

По его словам, концептуально президент абсолютно прав. "Нужно уходить от попытки написать разрешительные вопросы в Кодексе, а написать, чего делать там нельзя. Запретительные. Вот даже элементарный вопрос – патенты. Ну слушайте, мы на Комитете на бюджетном разбирали эти все возможные варианты в сельском хозяйстве, вот пастух должен столько-то получать, если стадо такое. А если стадо другое… Ну зачем? Вот вы напишите, чего нельзя делать. Нельзя заниматься алкоголем на патенте, нельзя табаком и так далее", - сказал он, добавив, что субъекты сами разберутся, какие должны быть коровы, в каком количестве, и какая стоимость патента.

Кроме того, нужно уходить от бремени нагрузки по фондам на заработную плату, продолжил Катасонов. "Вообще, нагрузка на предприятия очень большая сегодня и по прибыли, и по НДС, и по всему. А переходить, конечно, на конечный продукт, это сфера потребления. То есть это нужно перераспределять и решить главную задачу - изменить распределение средств между слоями населения", - сказал он.

Условно говоря, есть 10% населения, которые владеют 90% богатств. "Я не сторонник того, чтобы взять сегодня и рубануть так, чтобы все отсюда побежали. Нет. Но баланс интересов должен быть. Если у нас 20 миллионов людей, которым нечего есть, им не хватает кушать, они за чертой бедности, то, наверно, надо уже что-то делать", - констатировал депутат.

Таким образом, при смене концепции необходимо упростить налоговое законодательство и переходить на конечное потребление и облегчение для предприятий, а также изменить систему льгот, в которой сегодня "черная дыра". Общая сумма выданных и предоставленных льгот составляет от 3 до 7 триллионов, сообщил Катасонов.

"Моя идея - запретить давать льготу по налогу на прибыль в субъектах. Но вы заберите деньги в бюджет, потом по программе верните тем, кто в них нуждается", - сказал депутат. Так, по его словам, крупнейшие налогоплательщики это нефтяники - "Роснефть", это металлурги. "Нет там никакого ни малого, ни среднего бизнеса. Это фактически закрытая форма взаимодействия губернатора и крупного бизнеса. А мы что говорим? Мы говорим, что это льгота для поддержки".

"Сумма, например, по налогу на прибыль, она оценивается сегодня в России в 650 миллиардов. Кто получает эту льготу? Это получают крупнейшие налогоплательщики. Поэтому, если "Роснефть" - это государственная корпорация… У нас, кстати, государственный бизнес сегодня, это 70% ВВП. Поэтому мы должны четко понимать, что они должны нести ровно ту нагрузку, которая написана в Налоговом Кодексе. А что у нас получается - у них ставка по налогу на прибыль может быть меньше на 4,5%, а средний бизнес и малый должен платить полностью. То есть это несправедливо. Поэтому, если они считают, что это много, тогда нужно снимать всем", - полагает Катасонов.

Минфин и Минэкономразвития

Катасонов полагает, что один Орешкин (новый глава Минэкономразвития) поменять, в принципе, ничего не может. "Он как бы одно из звеньев системы. Если он начнет как бы на ходу эту машину как-то попытаться двигать, то она его перемелет и все на этом закончится. Поэтому, если появится в правительстве, скажем так, запрос на новую модель, и она будет заказана Орешкину, я думаю, что это уже несколько другая песня".

Между тем накануне на заседании Совбеза приняли стратегию экономической безопасности до 2035 года. Президент вновь обозначает свою позицию и обозначает четко. В отличие от Улюкаева, который под домашним арестом, и постоянно находил некое дно. От Силуанова слышно примерно то же самое. Его крылатая фраза - "рост российской экономики достиг своего дна". Набиуллина говорит практически только об инфляции 4%... Тогда кто же должен дать запрос? Ведь президент обозначил свою позицию.

"Государственная Дума, я думаю, не сможет этого сделать. Потому что на три четверти практически она состоит из партий власти. Это же фактически проправительственные партии. Поэтому она работает в режиме, ну если так уж совсем примитивно, достаточно филиальным способом для правительства, и здесь ничего нового. Как фильтр. То есть какие-то законы совсем диссонируют", - сказал Катасонов. В частности, недавно внесли новый законопроект о теплоснабжении, достаточно революционный. Они предлагают в качестве верхнего предела определить стоимость альтернативной котельной, которая есть там, где есть ТЭЦ. "И у нас в конце заседания посыпались вопросы…", - поделился депутат.

"Я думаю, что сегодня, поставив задачу стабилизации, то есть удержать это в положении, но до какого момента. Может быть, я думаю, до выборов президента. Не случайно президент сказал, что 2017 год - обсуждение концепции налогового законодательства, и с 2018 года, я думаю, что будут запущены механизмы. Но для этого тогда, судя по всему, нужно будет новое правительство", - сказал Катасонов.

Бизнес

Проблема нашего бизнеса в том, что предприниматели и промышленники не могут понять, чего их ожидает, в том числе и после 2018 года. Проблема и в прямых инвестициях. Но при этом есть сектор, который показывает какие-то невероятные уровни чистой прибыли - банковский сектор. В этой связи когда прибыль по 400-800%, возникает много вопросов…

"Здесь налицо последние два года колоссальная поддержка Центрального Банка банковского сектора, то есть мы влили в банковский сектор полтора триллиона. Плюс у Сбербанка, например, у него есть доступ к ЦБ вообще неограниченный. Поэтому объем ресурсов, который должен был быть влит в этот сектор, он, скажем так, очень велик", - прокомментировал Катасонов. Дальше он не пошел, но он не мог не оказать влияния на финансовый результат, добавил он.

Он отметил, что бизнес во всем мире так устроен, что он не пользуется своими средствами когда идет развитие, построение. Он всегда пользуется заемными средствами. Получается, те строители, которые работали до 2014 года в режиме и к этому все привыкли, то когда упал потребительский спрос, перестали продаваться квартиры, эти предприятия просто умерли. "Смерть – это же тоже стабильная ситуация".

Нужны структурные реформы

А вот крупные предприятия, которые имеют доступ либо к валютным кредитам по более низкой ставке, либо имеют более высокую рентабельность, получили эту прибыль в результате девальвации рубля, продолжил депутат.

"И дальше эта неопределенность, действительно, она как бы настораживает их. Разные причины – это не только налоговое законодательство, это то, о чем мы говорим уже несколько лет – нам нужно проводить структурные реформы, человек в стране должен быть защищен. К сожалению, мы возвращаемся к независимости судов, у нас абсолютно нет уверенности не только в налоговых просчетах, как будет развиваться налоговое законодательство, но и человек незащищен: вложив эти средства сегодня здесь, он абсолютно не уверен, что внуки и правнуки будут пользоваться какой-то там пекарней, что не придет какой-то милиционер или еще кто-то там, который скажет, а вот я хочу это все у тебя забрать", - сказал Катасонов.

4% Центробанка

"Концепция сегодня такова, что, вы Набиуллину сегодня послушайте, не только же задача поднять ставку, сделать ее запретительной для каких-то целей, но и какая-то мифическая борьба за четырехпроцентную инфляцию. Вот я Набиуллину спрашивал, когда она была – я говорю – ну, допустим, вот в 2017 году 4%. Мы все хлопаем в ладоши, случилось, да. А что это дает и кому? Я про население уже вообще не говорю, я говорю, может быть, это банкам даст, может быть, заемщики станут другого уровня. Может быть, возвратность кредитов улучшится. Что произойдет, вы что за нее так боретесь-то?" - подчеркнул депутат.

По его словам, 4% инфляции физически не может быть, с учетом того, что половина продовольствия у нас импортная. В машине даже, в "Жигули" 80% импортные составляющие!

"У инфляции есть две составляющих – первая, это, скажем так, затратная, это когда мы складываем по статьям затрат, а вторая есть составляющая – потребительский спрос. Так вот у нас потребительский спрос уже -20%. То есть мы, зажимая потребительский спрос, снижаем инфляцию. Ну это какое-то безумие, понимаете, для чего мы это делаем? Я считаю, что для Центробанка у него должно быть главное – не инфляция, а записано – рост качества жизни населения, доходов, развития экономики. А у нас этого нет у Центрального Банка. Понимаете, он занял такую позицию, отдельно. Играет в какие-то свои игрушки де факто, рассказывает нам про инфляцию, но преследует цели абсолютно другие. То есть попытка, задавив потребительский спрос, не допустить рост цен", - прокомментировал Катасонов.
"Вот что даст получение 4% инфляции, для чего этот индикатор взят? Это неправильно. То есть в качестве индикатора у Центрального банка должны быть рабочие места, реальные доходы населения и так далее", - сказал депутат.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Братство террористов: как украинские политики оправдали убийство Андрея Карлова Зачем Трампу личная спецслужба?

Оставить комментарий