Холодная война – 2: Россия вступила в противостояние и движется к победе
Фото: Nikolay Gyngazov / Globallookpress
В мире Интервью Эксклюзив

Холодная война – 2: Россия вступила в противостояние и движется к победе

Год назад эксперты впервые робко заговорили о "войне вакцин", а сегодня она идёт уже в планетарном масштабе. На Западе вакцинация буксует. Использование вакцины Johnson & Johnson в связи со случаями образования тромбов у пациентов приостановлено. Под вопросом оказался и препарат от AstraZeneca. Но регистрация в Европе "Спутника V" стала политическим вопросом. Об этом в студии "Первого русского" обозреватель Царьграда Андрей Перла беседовал с экспертами.

Андрей Перла: Мы планировали сегодняшнюю программу полностью посвятить тому, что в нашей прессе уже довольно давно стало принято называть "войной вакцин". Но пока мы готовили эту передачу, продолжали поступать разнообразные серьёзные политические новости. В том числе и о том, что война – и отнюдь не вакцинная – становится, увы, всё ближе.

Буквально на днях президент США Джо Байден предложил президенту России Владимиру Путину провести саммит. И это всеми было воспринято как начало разрядки международной напряжённости. Но не прошло и суток, как Вашингтон ввёл новые санкции против нашей страны, предъявив длинный список претензий.

Темы нашей программы мы менять не будем, отметил Андрей Перла. Но так называемую "войну вакцин" и коронавирусный кризис, продолжающийся во всём мире, рассмотрим в рамках серьёзного обострения международной напряжённости, случившегося между Соединёнными Штатами и Россией, которое грозит уже настоящей большой войной на Украине.

"Америка превыше всего" – этот лозунг неизменен

Обращаясь к гостю в студии, президенту Центра социальных и политических исследований Георгию Фёдорову, ведущий задал первый вопрос:

– Насколько серьёзно сегодня положение вещей? И как продолжающаяся на Западе коронавирусная истерия воздействует на политическую ситуацию?

Георгий Фёдоров: Ну, ситуация серьёзная, это однозначно. И не стоит строить иллюзий, что будет какое-то послабление или разрядка. Противостояние между Советским Союзом, а затем и Россией – постоянная переменная. Эта тема стала неактуальной только тогда, когда мы ослабли. Но в тот момент на самом деле происходила экспансия США на интересы нашей страны во всех сферах – от экономики до военных технологий.

Год назад эксперты впервые робко заговорили о "войне вакцин", а сегодня она уже идёт в планетарном масштабе. Об этом в студии "Первого русского" обозреватель Андрей Перла беседовал с президентом Центра социальных и политических исследований Георгием Фёдоровым. Скриншот: Царьград

Американцы ведут себя последовательно, придерживаясь основной генеральной линии "Америка превыше всего", которая остаётся неизменной вне зависимости от того, какой президент занял кресло в Овальном кабинете. Для американского истеблишмента это главная идея: США – пуп мира. И отношения с Россией никак не зависят от американских президентов. Они только могут быть чуть-чуть лучше или стать совсем плохими, как в случае в Байденом.

– Возвращаясь к теме "вакцинной войны", отмечу, что ситуация крайне похожа на холодную войну, памятную нашему поколению и тем, кто старше. И сегодня, точно так же как когда-то, мы соревновались по поводу того, кто первым выйдет в космос, мы соревнуемся по поводу того, кто первым отправит в производство эффективную вакцину против коронавируса. Как вы оцениваете с этой точки зрения политическую ситуацию? Что, собственно, происходит в этой сфере? Особенно если учесть, что сейчас в мире остались, по сути, только две эффективные вакцины – Pfizer и "Спутник V".

Г.Ф.: Да, мы всегда конкурировали с США, когда происходили глобальные вызовы всему человечеству. И ситуация с вакцинами – не только экономическая, но и политическая: кто из государств сможет предложить человечеству выход из коронавирусного тупика, тот первым и наберёт себе политические очки.

Понятно, что Америка, желая подтвердить своё лидерство во всех сферах, старается предложить собственные разработки. Но первой с вакциной, доказавшей свою эффективность, вышла всё-таки Россия. И это серьёзный вызов глобальному доминированию и США, и западного мира в целом.

Именно поэтому на нашу вакцину и идёт такая серьёзная информационная пиар-атака. И понятно, что американцы сдаваться не собираются. Они продолжат находить всё новые аргументы, политические решения ради того, чтобы опорочить нашу разработку, даже если она будет показывать совершенно фантастические результаты. И чем больше стран заинтересуется именно "Спутником V", тем сильнее будет атака.

Понятно, что глобальная конкуренция вечна. А "вакцинная война", которую мы наблюдаем, является частью той холодной войны, которая, по сути, никогда и не заканчивалась. Она просто перешла в другую фазу.

Европа вынуждена считаться с глобальными лоббистами

– А если говорить о столкновении в рамках этой новой холодной войны, то полем стала даже не Украина, на которую вакцины у Запада просто не хватает, а Западная Европа. Мы видим, как из нескольких первоначально заявленных вакцин несостоятельной оказалась европейская AstraZeneka. И эта несостоятельность выгодна для обеих сторон глобального конфликта.

С одной стороны, целый ряд европейских стран усиленно пытаются побыстрее зарегистрировать вакцину из России,  обеспечив к ней доступ для своих граждан. А с другой стороны, существует мощнейшее политическое лобби, вероятно, инспирированное Соединёнными Штатами, которое им мешает это сделать. Это лобби требует, чтобы Европа прививалась вакциной Pfizer.

Что происходит с Европой в политическом смысле? И к чему это приведёт? Не приведёт ли это в какой-то относительно короткой перспективе к тому, что Европа будет разочарована в своём заокеанском партнёре в связи с тем, что вакцины не хватает?

Г.Ф.: Европа неоднородна. И там есть страны, которые имеют более или менее самостоятельную позицию по многим принципиальным вопросам. Даже Польша, будучи католической страной, нередко входит в противостояние с Западом по принципиальным для себя вопросам. Но это не мешает ей оставаться верным партнёром США и западных стран по другим вопросам.

Понятно, что экономика очень сильно влияет на политику, особенно в современном мире. Поэтому США, которые в конкуренции с Китаем всё ещё удерживают звание первой экономики мира, имеют колоссальное влияние на Евросоюз, да и на весь мир в целом. Тем более что доллар является у многих стран мира даже не резервной, а основной валютой.

Поэтому европейские политические власти вынуждены считаться с таким откровенным лоббизмом со стороны глобальных финансовых промышленных корпораций, американского истеблишмента, представляющего интересы крупного капитала.

"Тур-укол" – новое слово в туриндустрии?

– Вы сейчас сказали очень важную фразу о глобальном влиянии крупных корпораций. То есть мы перешли к теме нашей беседы – к большой лоббистской политике. В этой связи я хотел бы, чтобы мы сейчас услышали мнение Яна Владимировича Власова, председателя Всероссийского союза пациентов, доктора медицинских наук. Как раз о том, какую роль в вакцинной политике играет большая мировая политика сегодня.

Ян Власов: Политика сквозит абсолютно везде, это общий забег, в котором участвуют все страны. Жители Европы хотят прививаться, они понимают необходимость вакцинации, и им не так важно, будет это Pfizer, AstraZeneka или вакцины, созданные в России. Неважно, в какой стране человек живёт, у него есть право выбора.

Сегодня уже немало туристических компаний продают туры "за вакцинацией", так называемый "тур-укол". И вот эти поездки "за уколами" – это один из ответов на ваш вопрос.

В аэропортах, насколько я слышал, есть уже службы, которые позволяют людям, даже не пересекая границу, поставить вакцину прямо в терминале. Ну то есть понятно, что это и политика, и бизнес, и, безусловно, вопросы, связанные со здоровьем. И понять зарубежных граждан тоже можно – все хотят жить и не бояться.

– Вот, очень важная история – "тур-укол". Действительно, постепенно активно начинает развиваться вакцинный туризм. Пока это не массовое явление, но даже среди моего круга знакомств нашлось два человека из Италии, которые специально прилетели в Москву из-за вакцинации. Они не очень понимали, как у нас всё устроено, и были очень удивлены тому, что в Москве можно просто прийти в торговый центр и без особой очереди уколоться, а потом выждать две недели и прийти ещё раз.

Насколько мне известно, созданы уже две туристические компании, специализирующиеся на "вакцинном туризме" в Россию. Что-то подобное, судя по сообщениям прессы, начинает создаваться и в Германии. Что очень важно, именно в Германии начинает появляться и очень серьёзное политическое противодействие этому. И, например, знаменитая буржуазная немецкая партия "зелёных" очень резко выступает как против "вакцинного туризма", так и против поставок в страну "Спутника V" из России – мол, недостаточно он исследован. Тут они явно поют с заокеанского голоса.

На этом фоне хотелось бы спросить: что будет дальше? Станет ли у нас в Европе больше друзей или врагов? В результате этой "вакцинной войны" Западная Европа отшатнётся от нас ещё дальше, став более преданным союзником США, или у нас там заведётся больше друзей, как в Германии говорят, "Путин ферштейнерс"? И вот эти люди, которые понимают Путина, начнут в каком-то смысле задавать тон европейской политике...

Г.Ф.: Конечно, никакого массового туризма "тур-укол" не будет. Это останется на индивидуальном уровне и не будет носить массовый характер.

Если говорить о друзьях или врагах в Европе… Надо чётко понимать, что человечество только начинает вступать в новую эру противодействия этому вирусу. Любые вакцины – как отечественные, так и западные – вызывают большой скепсис. Потому что человечество ещё не увидело выхода из патовой ситуации.

Что касается наших вакцин, свою роль играет и информационная кампания. Та же Pfizer очень нехорошо себя показала в Великобритании, против неё там почти официально выступила часть истеблишмента. Социологи тоже говорят, что доверие к этой вакцине упало, а к "Спутнику V" в это же время увеличилось. Но в целом пока общественное мнение не качнулось в ту или иную сторону, поэтому и идёт такая чёткая и жёсткая конкуренция. Человечество и страны ещё не определились, они на перепутье, как у того камня.

Германия всё проспала

– Я вынужден констатировать, что наш гость довольно элегантно ушёл от ответа на вопрос, что же будет в политическом смысле. Но я надеюсь, что ответ всё-таки будет получен. А пока с нами на связь выходит немецкий политолог Александр Рар. От него мы узнаем, как развивается ситуация в Германии в отношении России.

Александр Рар: Евросоюз и отдельные правительства Европы сделали ряд крупных ошибок как при производстве вакцин, так и при их закупке. Конкуренция – это нормально. Другое дело – политические разногласия, которые заметны внутри самого Запада.

Германия, где, как утверждается, самая лучшая здравоохранительная система, ситуацию с пандемией проспала. Вот и локдаун опять собираются вводить, а СМИ сообщают, "как всё плохо" и людей надо запирать. Фото: Clemens Bilan / Pool / Globallookpress

Есть страны, которые наотрез отказываются закупать "Спутник V", что свидетельствует об их непримиримом отношении к России. И это отчасти понятно – западные СМИ всегда максимально ядовито пишут о том, что происходит у русских – мол, в этой стране "плюют на смерть людей" и так далее.

Хотя дело в том, что Россия просто выбрала другой подход. Да, здесь тоже был жёсткий локдаун в начале пандемии, как и в Китае. Конечно, очень сильно пострадал средний бизнес, и лавочники, гостиницы, которые были закрыты в течение нескольких недель или месяцев. Но потом Россия открыла опять всё. Потому что начала по-другому справляться с пандемией и делает это всё более успешно.

В Германии, где, как утверждается, самая лучшая здравоохранительная система, поначалу были определённые успехи в борьбе в коронавирусом. А сейчас все задают себе вопрос: почему тогда за год пандемии невозможно было построить какие-то дополнительные госпитали, создать необходимые условия, а не лечить четыре-пять тысяч человек, для которых предоставляются специальные койки?

Германия эту ситуацию проспала. Как можно было говорить об успешной борьбе с пандемией, если невозможно обеспечить прививками и вакцинацией большую часть населения? В Германии очень старое население. Здесь люди полагаются на фармацевтику, на то, что им скажут врачи. В России немножко по-другому. Мне кажется, что Россия вышла сейчас из пандемии. А Германия пока только выходит.

Но посмотрите на СМИ в России, которые пытаются обеспечить какой-то оптимизм у людей. Говорят, что да, осторожно, не заражайтесь. Но в то же самое время всё идет к лучшему. А в Германии читаешь и узнаёшь, что всё идёт к худшему, что нужно снова запирать людей. Вот и локдаун опять сейчас хотят вводить. И в Германии 70% поддерживают этот карантин, настолько они боятся за жизнь. В России же всё иначе: люди требуют от правительства, чтобы их не закрывали в карантине.

Либеральный истеблишмент Европы всегда будет считать Россию врагом

– Александр Рар затронул очень важную тему, которая расширяет пространство нашего сегодняшнего разговора. Он сказал, что у России не одно, а сразу два преимущества перед странами Западной Европы. Это не только вакцина как таковая, но это организация самой жизни, которая оказалась более предпочтительной для людей в сравнении с тем, что делается в Германии.

Россия, пережив первые несколько недель жёсткого локдауна, нашла в себе силы попытаться вернуться к обычной жизни, благодаря чему экономике и социальной сфере был нанесён меньший ущерб. И выясняется, что в России лучше оказалась организованной система здравоохранения, на людей накладывают меньше ограничений.

К чему это приведёт в чуть более долгосрочном плане? Они станут для нас более жёсткими врагами, обидевшись на то, что у нас что-то лучше, или попытаются взять с нас пример и в перспективе даже станут нашими союзниками?

Г.Ф.: Ну, отвечаю на ваш вопрос прямо и открыто. На уровне народной дипломатии друзей у нас станет больше. Простые люди, которые не видят вот этих политических хитросплетений, всегда между собой лучше находят язык.

Другое дело – либеральный истеблишмент. Пока он находится у власти, у нас ничего не сдвинется, даже если они все скопом примут "Спутник V" как единственную вакцину. Всё равно они, выйдя из кризиса, продолжат кричать, что Россия – это плохая страна, и политически их что-то не устраивает. Это видели множество раз. Так что союзники у нас могут появиться в Европе только при смене истеблишмента либо при усилении каких-то других сил, находящихся сейчас на втором плане.

– Вы сейчас ещё одну очень важную тему вытащили на поверхность: как европейская бюрократия приспосабливалась к ситуации с пандемией, локдаунам и борьбе людей за свои права в этой ситуации. Об этом мы просим рассказать московского политолога, главу экспертного совета ЭИСИ Глеба Кузнецова.

Глеб Кузнецов: В любой европейской стране на сайте их Минздрава есть так называемый вакцинный калькулятор, где можно узнать примерную дату своей вакцинации, которая зависит от возраста и наличия хронических заболеваний. И может оказаться, что очередь подойдёт где-то к Рождеству. Поэтому люди, узнав об этом, начинают тосковать и готовы лететь в Москву, чтобы привиться "Спутником V" прямо в торговом центре.

То есть здесь речь уже даже не о качестве вакцины, которая, безусловно, получилась очень хорошей, а о её доступности. Речь о том, насколько европейская бюрократия усложняет доступ к вакцинации. Там есть очень чёткий порядок. И пока людей из предыдущей группы населения всех целиком не привьют, следующей группе населения не начинают. Вот это – так называемый "европейский путь". Но до такого абсурда даже при плановой экономике в СССР не доходили.

Они ищут свой путь в мире глобальной конкуренции

– Между тем происходит очень тяжёлое обострение международной напряжённости, в котором Евросоюз как политическая сила выступает не на стороне России, а стремится выполнить волю Соединённых Штатов. Каким образом они могут попытаться или не могут попытаться использовать вакцинную ситуацию, для того чтобы обострить напряжённость ещё больше?

Г.Ф.: Сейчас Европа находится в очень сложной ситуации, она оказалась между молотом и наковальней. С одной стороны, на истеблишмент давят Соединённые Штаты Америки и глобальные корпорации, в том числе фармацевтические, у которых есть огромное лоббистское влияние.

А с другой стороны, они видят, что могут получить "Спутник" и выйти из кризиса. Потому что локдауны, все эти ограничения вводятся не от хорошей жизни, не потому, что там такие злобные люди хотят сделать плохо собственному населению. Они просто ищут свой путь.

У нас ограничения сняли, потому что поняли: если будет ещё один локдаун, наша экономика может просто не выдержать, Боливар не выдержит двоих. И мы пошли по другому пути.

Политический истеблишмент США, Евросоюза всегда будет относиться к России с недоверием и с нелюбовью. У них есть свои интересы, которые сконцентрированы в экономике. А сейчас, когда ширится глобализм, все противоречия с нами будут только обостряться.

Если говорить о "Спутнике V", то он, как и любая другая вакцина, – это инструмент глобальной конкуренции и глобального доминирования. В своё время люди и страны рвались в космос, понимали, что это в перспективе будет их конкурентным преимуществом, так и сейчас. Потому что вакцина или какой-либо иной инструмент помогут быть впереди планеты всей.

– Блестяще. И мы боремся со Штатами за то, чтобы быть впереди планеты всей.

 
Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Особо опасная богадельня: что не так с Институтом философии РАН На претензии Дружининой по "Гардемаринам" Жигунов ответил с издёвкой: "Не моё дело учить…" Ангела Меркель испугалась "родной" вакцины: После разоблачения Pfizer ей остался только "Спутник V"