Грозный царь грозного времени

  • Грозный царь грозного времени

Он не был ни кровавым маньяком, ни святым. Почти полтысячелетия назад в атмосфере заговоров и смертельных интриг родился тот, кому суждено стать первым Божиим помазанником Русской державы, дерзнувшей поднять поверженное знамя уничтоженной нечестивыми православной Ромейской империи

Хотим мы этого или нет, но братоубийство и предательство всегда цвели на Руси пышным цветом. Потому-то и первые наши святые - именно Борис и Глеб, убиенные жаждущим единоличной власти родным братом Святополком. Потому-то и раздробленная амбициями удельных князей земля попала в трехвековой плен степняков. Оттого и прославленный верными и проклинаемый безбожниками русский Государь Николай Второй также был предан, причем всеми и вся, включая близких родственников княжеских кровей и, по сути, при молчаливом согласии народа ритуально убит вместе со всей семьей.

Среди предателей и заговорщиков

Потому-то неудивительно, что появление на свет первого русского царя произошло в совсем нерадостной атмосфере - его отец Василий Третий умер, когда царственному отпрыску было всего три года. Причем смерть эта и по сей день оставляет вопросы. Ничего, конечно, нельзя утверждать наверняка, но весьма странно, что премудрые лекари даже того времени, обнаружив у великого князя нарыв на бедре, довели-таки дело до заражения крови…  Когда же отроку было восемь лет, была отравлена его мать Елена Глинская, причем насильственную природу смерти великой княгини под сомнение никто не ставит.

Безусловно, Иоанн и брат его Юрий не голодали, но назвать их детство счастливым и обеспеченным язык не поворачивается. Именитые опекуны смотрели на детей прежнего Государя, как на досадную данность, и, к счастью, не решились удавить их в малолетстве или упечь за решетку на веки вечные. При том, что до венчания семнадцатилетнего наследника на царство придворное боярское окружение успело вдоволь натешиться убийствами и грызней за власть друг с другом, чему юноша стал невольным свидетелем. А уже через полгода ему пришлось держать первый экзамен на державность, что в условиях того времени было настоящим балансированием между жизнью и смертью: разъяренная толпа потребовала от правителя-подростка выдать его родню - Глинских - на расправу, но юноша не побоялся тогда сказать свое державное "нет". Мало того, он повелел схватить и казнить зачинщиков бунта.

Так он впервые пролил кровь. Но кто из земных царей, окажись на его месте, поступил бы иначе?

Кадр из фильма Сергея Эйзенштейна "Иван Грозный". В главной роли: Николай Черкасов. Фото: www.globallookpress.com

Светлая сторона

Современники писали, что был царь высок ростом, широк в плечах, развит физически, и даже обладал, как говорят ныне, харизматичной внешностью. На самом деле в одном человеке символично бурлило именно то смешение кровей, что впоследствии явилось живительной основой для становления огромнейшей и мощнейшей державы в истории человечества - татарских ханов, литовских князей и русских государей. То есть уже тогда запад, центр и восток будущей империи сакрально слились в одном человеке. И неслучайно на протяжении всей жизни он пытался осуществить великую миссию - объединить евразийское пространство, да не успел - слишком сильны были враги, которых он не раз бил, но они терзали Русь со всех сторон: турки и крымчаки, шведы и поляки… Мало кто помнит, что последние, точнее, часть шляхты, просили московского Государя занять польский престол, но он согласился взять в подданство только родную его матери Литву. Жаль, не успел: турки и шведы продавили враждебно настроенного по отношению к Москве Стефана Батория.

Он сделал так, что Волга стала по-настоящему именно русской рекой, а не порубежьем, где хозяйничали осколки ненавистной Орды. И тысячи русских людей, кстати, наконец-то были освобождены от татарского рабства.

При нем были намечены направления продвижения на Сибирь, Кавказ и, что очень важно, воссоединение Восточной и Западной Руси, которого, к сожалению, не произошло и по сей день.

Выступал первый русский царь и как защитник православия, истинного христианства от агрессивных претензий перворимского цезарепапизма и его коронованных клевретов. В частности, отвечая на претензии избранного шляхтой Стефана Батория, он писал:

"Государю Вашему Стефану в равном братстве с нами быть не пригоже... Мы, смиренный Иоанн, царь и великий князь всея Руси, по Божьему изволению, а не по многомятежному человеческому хотению".

Ну а посланнику папского престола, красноречивому и поднаторевшему в диспутах иезуиту Антонио Поссевино досталось от царя лично. Желая при помощи дискуссии вернуть правителя "схизматиков" в "лоно истинной церкви", тот затеял дискуссию, начав с того, что греки таки пошли на унию с Римом, на что получил ответ Иоанна: "Греки - для нас не Евангелие, мы верим Христу, а не грекам… Ты хвалишься правильной верой, но папа ваш приказывает носить себя на руках и целовать ему туфель с изображением распятия. Это ли не высокомерие для христианского пастыря? И не поругание ли святыни?" Когда же итальянец пытался возражать в духе, что папе воздается по достоинству, поскольку папа - сопрестольник апостола Петра, сопрестольника самого Христа, Государь парировал: "Папы и патриархи имеют власть святительскую, а не царскую, но кто, именуя себя сопрестольником Христовым, велит носить себя будто на облаке, тот живет и учит не по слову Христову, такой папа - волк, а не пастырь". Поссевино не нашелся, что возразить на это.

В целом при Иоанне Грозном были основаны более 60 обителей и 40 каменных храмов, канонизировано 39 русских церквей, включая святого благоверного Александра Невского.

Отличился царь и в военном деле, создав в русской армии подобие регулярной конницы, а также артиллерию и стрелецкие полки. В его царствование было построено 155 крепостей.

"Я бы выделил два этапа царствования Иоанна Грозного. Первый - просто блестящий, когда он советовался со своим духовником, московским митрополитом Макарием, соблюдал присущую православному мироустройству симфонию церкви и государства, - поделился своим видением исторической роли первого русского царя с обозревателем телеканала Царьград руководитель Ассоциации православных экспертов Кирилл Фролов. - В этот период был собран Стоглавый собор, который регулировал жизнь и деятельность церкви в ту эпоху при активном участии в этом процессе Государя. Именно в царствование Ивана Грозного митрополит Макарий ввел Праздник русских святых, в число которых как залог будущего единства Руси ввел святых западных русских земель, включая Киево-Печерских".

Эксперт также отметил, что под руководством первого русского царя были взяты Казань, Астрахань, начато освоение Сибири и Кавказа. Неслучайно в минувший понедельник Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в честь 460-летия присоединения Кабарды к России отслужил литию в Ново-Спасском монастыре по супруге Иоанна Грозного Марии Темрюковне и князьям Черкасским. Тем самым, полагает Фролов, предстоятель отметил роль первого русского царя в деле присоединения Кавказа к русским землям и просвещения кабардинской элиты светом православия.

Темная сторона

"Но стоит помнить и о втором этапе, о том, что в свое время Патриарх Никон привез из Соловецкого монастыря мощи святителя - митрополита Филиппа Московского, и в Успенском соборе Государь Алексей Михайлович Романов от имени царской власти принес покаяние за убиение святого по приказу Ивана Грозного, - добавил руководитель Ассоциации православных экспертов. - В речи Алексея Михайловича были отмечены заслуги первого русского царя, но был констатирован факт убиения митрополита Филиппа, в чем, стоит отметить, Государь также каялся. Таким образом, царская власть и Русская Церковь симфонично пришли к согласию в этом вопросе и не нуждаются в интерпретациях как со стороны русофобов - ненавистников Ивана Грозного, так и его обожателей-"канонизаторов", почитающих его как святого. На самом деле любой отход власти светской от симфонии с властью духовной приводит к трагедии, и это касается не только Ивана Грозного, но и Петра Первого, и Екатерины Великой".

На самом деле все творимые государем жестокости и убийства не появились из ничего и отнюдь не были банальным проявлением его порочной натуры. Наблюдаемые еще в детстве козни, самоуправство и откровенный боярский произвол просто не могли не наложить отпечатка на характер русского правителя. Как и отравление его любимой жены Анастасии, а впоследствии и гибель в разное время при странных обстоятельствах двоих сыновей.

Параллельно Иоанн Васильевич приходил к мысли, которая переросла в твердое убеждение, что только Богом установленная легитимная и неограниченная власть может обеспечить развитие и процветание царства, в противном же случае оно обречено на погибель, как это произошло с константинопольской Империей ромеев. И в этом выводе его дополнительно укрепил мыслитель того времени Иван Пересветов, передавший царю "две книжки" собственного сочинения о разумном устройстве государства. Тот тоже писал о Византии, разложившейся под влиянием всевластия и деспотизма вельмож и подчинивших ее османах, у которых привилегированным было воинское сословие, потому-то они и победили. Пересветов делал вывод, что Государю следует опираться на служилую воинскую аристократию - дворян, а не на бояр с их интригами, заговорами и отравлениями. И царь внял.

"Посмотри на все это и подумай, какое управление бывает при многоначалии и многовластии, ибо там цари были послушны епархам и вельможам, и как погибли эти страны! - напишет он впоследствии предавшему его и Отечество князю Андрею Курбскому. - Это ли и нам посоветуешь, чтобы к такой же гибели прийти? И в том ли благочестие, чтобы не управлять царством и злодеев не держать в узде и отдаться на разграбление иноплеменникам? Или скажешь мне, что там повиновались святительским наставлениям? Хорошо это и полезно! Но одно дело - спасать свою душу, а другое дело - заботиться о телах и душах многих людей. Одно дело - отшельничество, иное - монашество, иное - священническая власть, иное - царское правление. Отшельничество подобно агнцу, никому не противящемуся, или птице, которая не сеет, не жнет и не собирает в житницу. Монахи же хотя и отреклись от мира, но, однако, имеют уже обязанности, подчиняются уставам и заповедям. Если они не будут всего этого соблюдать, то совместное житие их расстроится. Священническая же власть требует строгих запретов словом за вину и зло, допускает славу, и почести, и украшения, и подчинение одного другому, чего инокам не подобает. Царской же власти позволено действовать страхом и запрещением и обузданием и строжайше обуздать безумие злейших и коварных людей. Так пойми же разницу между отшельничеством, монашеством, священничеством и царской властью. И разве подобает царю, если его бьют по щеке, подставлять другую? Это совершенно исключено! Как же царь сможет управлять царством, если допустит над собой бесчестие? А священникам это подобает. Уразумей поэтому разницу между царской и священнической властью! Даже у отрекшихся от мира встретишь многие тяжелые наказания, хотя и не смертную казнь. Насколько суровее должна наказывать злодеев царская власть!.. Так же неприемлемо и ваше желание править теми городами и областями, где вы находитесь. Ты сам своими бесчестными очами видел, какое разорение было на Руси, когда в каждом городе были свои начальники и правители, и потому можешь понять, что это такое".

И он ступил на этот путь высшего судьи, безжалостного и никому неподотчетного. На узкую дорожку, где человека поджидает лукавый с его искушениями. И как не возрадоваться нечистому, когда в сети попадает помазанник Божий? Опричнина, заплечные дел мастера в застенках, массовые казни… Людей вырезали целыми семьями, причем необязательно в чем-то виноватых, достаточно было даже не просто доноса, но и попасться под горячую руку погромщика с собачьей головой у седла. Впоследствии Государь записывал всех убиенных в свой синодик, горячо молился за них и каялся. Не деланно. Не формально. Не только из-за боязни высшего наказания, но абсолютно искренне. Чтобы впоследствии столь же искренне продолжать зверствовать.

"Анфимию (княже Андрееву жену Тулупова), Анну (дочь его), Анфимью (Румянцова с сыном) - Алексия и три дочери, Прасковью, Анну, Орину, - гласил синодик. - По Малютине скаске в ноугороцкой посылке Малюта отделал 1490 человек (ручным усечением), и с пищали отделано 15 человек... А заказе от Москвы 6 человек. В Клине Иона каменщик. Пскович с женами и детми на Медне 190 человек. В Торжку сожжен серебреник... пскович з женами и з детми 30 человек".

Достоин памяти

Многие ультрапатриотические историки и публицисты любят говорить о том, что за все время правления Иоанна Васильевича было убито столько человек, сколько в Париже только за одну Варфоломеевскую ночь, и тем более это количество не идет ни в какое сравнение с цифрой казненных в Англии по закону о бродяжничестве. Так-то оно так, да только меряться умученными - последнее дело, да и мертвым от этой статистики не легче что сейчас, что почти полтысячелетия назад.

Потому святитель Филипп Московский не обличал зря. Да и в жестокий террор по большому счету не помог Государю очистить свое окружение от удушливой атмосферы предательства и коварства, ряд исследователей на основании того, что в его костях было обнаружено повышенное содержание ртути, пришли к выводу, что Государь все же умер не собственной смертью…

А через двадцать лет на земле Русской грянуло Смутное время.

Таким он был, первый русский царь: прямой наследник земного катехона, до предела противоречивый, как сама человеческая природа, оставивший после себя великое наследие и опустошенное наследство. Об этом человеке будут спорить, кто-то будет клеймить его, как кровавого тирана, кто-то - призывать к прославлению как святого. Но одно верно и неоспоримо: без него не состоялось бы России. И свое место в нашей истории этот человек заслужил по праву.

Православный календарь на 10 сентября Киев меняет Христа на антихриста

Оставить комментарий

Загрузка...