сегодня: 18/12
Святой дня
Святитель Гурий Казанский

Германия ополчилась на Эрдогана за "нацистов"

Германия ополчилась на Эрдогана за нацистов

Президент Турции вызвал скандал в отношениях с ФРГ, которые и так сильно ухудшились в последнее время

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сильно обидел Германию. Сказать современным немцам, что у них нет демократии, и что они как были так и остались "нацистами" - это реально сделать им больно, уязвить в самое сердце. Это все равно, что намеренно и грубо сбить старые мозоли, разбередить и обильно посыпать солью старые раны.

Это произошло после того, как региональные немецкие власти отказали двум турецким министрам в проведении митингов в трех городах, включая Кельн, накануне референдума в Турции о поправках к Конституции, которые усилят власть турецкого лидера. Они предусматривают, в частности, продление президентского срока и даже упразднение должности премьер-министра, т.е., по сути, султанские полномочия.

Эрдоган немцам: Вы нацисты, у вас нет демократии

Эрдоган, который и сам любил "зажигать" турецкие толпы на митингах в Германии в ходе своих нередких визитов в эту страну, причем часто ставя при этом в неудобное положение немецкие власти, увидел в запрете на выступления личное оскорбление и не остался в долгу, решив ударить немцев по самому больному месту.

"Эй, Германия, у вас и близко нет демократии… Ваши действия не отличаются от действий нацистов в прошлом", - бросил Эрдоган, выступая в воскресенье на митинге в Стамбуле. Он подчеркнул, что немецкие власти должны "уважать" Турцию, "иначе результат будет против вас". Президент прочитал также нотацию немецкому послу в Анкаре, а глава Минюста Турции Бекир Боздаг, один из двух несостоявшихся ораторов, отменил в знак протеста свой визит в ФРГ и встречу со своим немецким коллегой Хайко Маасом.

Официальный представитель президента Турции также назвал отмену выступлений обоих министров "скандальным решением", и обвинил Берлин в "лицемерии" и создании благовидных предлогов для нарушения свободы слова… 

В Германии проживают около 4 миллионов человек с турецкими корнями, полтора миллиона из которых имеют право принимать участие в турецких выборах и референдумах. Их-то и хотели поагитировать турецкие министры за своего президента.

Немецкий политикум возмущен

Естественно, в Германии, где многие считают самого Эрдогана диктатором и сторонником Гитлера, последовал взрыв возмущения.

"Мы такие сравнения решительно отвергаем", - заявил официальный представитель правительства ФРГ Штеффен Зайберт. Утверждения Эрдогана он назвал "абсурдными" и даже попыткой "преуменьшить преступления национал-социализма".  

Министр юстиции Маас был куда более резок, назвав высказывания Эрдогана "подлыми, не поддающимися пониманию и неприемлемыми" и призвав "отвергнуть их самым решительным образом".

Председатель фракции правящего Христианско-демократического союза (ХДС) в бундестаге Фолькер Каудер назвал "нацистский" комментарий Эрдогана "абсолютно невероятным и неприемлемым".

Генеральный секретарь входящего в правящую коалицию Христианско-социального союза (ХСС) Андреас Шойер назвал Эрдогана "деспотом из Босфора", а его слова - "возмутительным и ошибочным" сравнением.

Глава ведомства федерального канцлера Петер Альтмайер также охарактеризовал заявление Эрдогана как "абсолютно неприемлемое".

Первые лица ФРГ проявляют осторожность

Однако, чем выше был ранг немецких официальных лиц, тем больше им приходилось себя сдерживать.

"Тот, кто хочет у нас выступать, не должен говорить то, что хотим услышать мы, но должен придерживаться наших правил", - написал глава МИД Зигмар Габриэль в статье, опубликованной в газете Bild am Sonntag. Он намекал на то, что раз местные власти по своим соображениям и в рамках своих полномочий запретили выступления на митингах турецких министров, значит, к этому нужно относиться спокойно и принять как данность, проявить "уважение" к этим решениям.

О том же самом заявила спокойно, но менторским тоном канцлер ФРГ Ангела Меркель: "Мы - федеративная страна… Разрешение на проведение каких-либо конкретных мероприятий выдают муниципальные власти. Они руководствуются соображениями безопасности и многими другими факторами". 

Меркель напомнила, что разрешение на проведение мероприятий в немецких городах выдают местные власти, которые не занимаются ущемлением свободы слова. В мэриях Кельна и Гаггенау, где должны были пройти два из трех митингов, объяснили свое решение соображениями безопасности. Кстати, когда вспыхнул скандал, телефонный террорист "заминировал" мэрию Гаггенау, сотрудников которой пришлось эвакуировать, пока несколько часов искали бомбу. Разумеется, ее не нашли.

Почему это произошло?

С эмоциональной реакцией Эрдогана все понятно. Он и раньше-то не особенно стеснялся. В 2008 году, будучи премьером, на митинге в ФРГ он оскорбительно отозвался о политике немецких властей в отношении турецких мигрантов. А теперь ему просто нечего терять.

Реакция немецких властей также объяснима.

Во-первых, непосредственное решение действительно принимали местные власти. У них был свой резон запретить все три митинга. Дело в том, что турецкая община ФРГ делится примерно поровну между сторонниками и противниками Эрдогана. Его или сильно любят, или сильно не любят проживающие в ФРГ турки. А еще в этой стране имеется многочисленная община курдов, которые относятся к нему известно как. Большинство всех этих людей живут не столько проблемами Германии, где они находятся физически, сколько Турции, события в которой имеют живейший отклик в ФРГ в среде этих диаспор. Поэтому после недавней попытки госпереворота, в котором симпатии значительной части немецких турок были на стороне путчистов, и неоднозначного отношения к предстоящему референдуму, который укрепит личную власть Эрдогана, на этих митингах можно было ожидать всякого. Брать на себя ответственность по обеспечению их безопасности и нести дополнительные расходы местным властям было явно не с руки.

Во-вторых, на запрет на митинги, безусловно, повлияло нынешнее состояние немецко-турецких отношений. В последние годы у двух стран накопилось друг к другу множество взаимных претензий, и это, безусловно, накладывает свой отпечаток на все.

Исторически отношения между двумя странами были всегда хорошие. Османская Империя была союзницей Германии в годы Первой мировой войны и едва не стала во Вторую мировую - для этого Гитлер должен был взять Сталинград. Турки всегда уважали немцев как храбрых солдат. Преклонялись перед технологической мощью Германии, ее инженерным гением. Ценили, что после войны Германия пустила к себе турецких гастарбайтеров, которые своими денежными переводами помогали родственникам пережить непростые времена дома, пока сама Турция не встала на ноги и перестала быть бедной страной. Немцы тоже уважали турок как храбрых солдат, за то, что те были прилежными учениками и за благодарность за все хорошее, что Германия и немцы сделала для Турции и турок. На такое чувство - в отличие от многих других мигрантов - турки в массе своей способны. Можно сказать, что турецкая община в ФРГ являет наилучший пример интеграции в немецкую жизнь выходцев из восточных стран.

Однако в последние годы в эту идиллическую картину стало добавляться все больше мрачных тонов.

Чем недовольна Турция?

В Анкаре недовольны, что Турцию уже долгие годы не пускают дальше "ассоциированного" предбанника в ЕС и не дают даже безвизовый режим, который замаячил перед такими намного позже вставшими на путь "евроинтеграции" странами как Грузия и Украина. Его уже получила Молдавия, которая не идет ни в какое сравнение по уровню экономического развития и благосостояния с Турцией. Турецкие власти были больно уязвлены, что в ходе недавнего военного путча симпатии ЕС и Берлина были на стороне путчистов, что в Европе именно им желали победы, а потом бросились на защиту потерпевших поражение противников Эрдогана, требуя оставить их в покое, проявить снисхождение. И это несмотря на несколько тысяч погибших в ходе неудачной попытки военного переворота, в которой участвовали далеко не только военные, но и все "параллельное государство" Фетхуллаха Гюлена, пустившее свои щупальца во все сферы турецкой жизни. Буквально накануне инцидента с министрами в Турции арестовали корреспондента немецкой газеты Die Welt Дениза Юджела. Турецкие власти подозревают Юджела, имеющего двойное гражданство, в поддержке террористических организаций, иными словами, антиэрдогановской оппозиции, что, безусловно, подлило масло в огонь. И это не первый такой случай.

Анкара постоянно критикует европейцев за сделку по "беженцам", заключенную год назад, угрожая из нее выйти, если страны ЕС не будут выполнять в полном объекте свои финансовые обязательства. Стороны тогда договорились, что Турция будет принимать обратно мигрантов, которые нелегально переправляются с турецкого берега на территорию входящей в ЕС Греции, откуда они потом пробираются в основном в Германию, где имеются наиболее щедрые социальные блага. Взамен Турция получает многомиллиардную финансовую помощь от Евросоюза, утверждая, что ей недоплачивают, и что она не будет это вечно терпеть.

Анкара обвиняет немецкие власти в попустительстве Рабочей партии Курдистана за отказ преследовать курдских активистов и боевиков, а также сторонников Гюлена на территории ФРГ.

Турция - как власти, так и народ - была потрясены и затаила на немцев большую обиду, когда около года назад бундестаг, долгие годы отказывавшийся это делать, принял подавляющим большинством голосов резолюцию, которая квалифицировала массовое уничтожение армян в Османской империи в годы Первой мировой войны как геноцид. Это произошло несмотря на мощное политическое давление со стороны Турции, можно сказать, в пику Эрдогану. Понятно, что историческая правда не имеет отношения к этому решению, которое было, прежде всего, политическим. На самом деле геноцид, конечно, был, армян резали в Турции и в этот период, и до него, и после. Но и армяне, у которых с турками очень мало - в отличие, например, от иранцев - комплиментарности, когда могли, тоже никогда не оставались в долгу. Иными словами, этот вопрос намного более сложен, чем кажется на первый взгляд. И ясно, что турки никогда не признают армянский геноцид, потому что это неизбежно будет означать - помимо удара по национальной гордости - еще и его монетизацию. В отличие от немцев, турки не столько богаты и не столь сентиментальны, чтобы признавать и платить за преступления прошлого.

В этих условиях в Анкаре воспринимают крайне болезненно и личные выпады против Эрдогана, которые регулярно стали исходить из Германии, где его активно не приемлют лево-либеральные круги, курды и немалая часть собственно турецкой общины - светские, антиисламистски настроенные турки, недовольные ползучей исламизацией Турции, изживанием наследия Ататюрка.  

В марте 2016 года известный немецкий сатирик Ян Бёмерман продекламировал в эфире цифрового телеканала ZDFneo крайне оскорбительное, безвкусное и пошлое стихотворение, посвященное Эрдогану. Президент Турции потребовал от Берлина привлечь телеведущего к уголовной ответственности. Стишок был настолько грязный, а выпад столь беспрецедентным, что даже Меркель сочла его "намеренно оскорбительным" и вместо дежурной фразы насчет того, что у нас - демократия и каждый волен высказывать свое мнение, дала добро прокуратуре начать расследование. Через полгода, однако, оно было прекращено с иезуитской формулировкой: "Не было доказано наличие противоправных действий, в которых не было бы сомнений"… 

Чем недовольна Германия?

Это было вызвано тем, что и Германии много чего не нравится в Турции Эрдогана. Берлин раздражает, что нынешний президент Турции не либерал и не любит либералов. Намерен сурово наказать путчистов. Проводит независимую внешнюю политику. Слишком близок к Путину и России. Слишком жестко относится к курдам и неуважительно - к европейцам. Слишком громко и настырно требует приема Турции в ЕС, критериям членства в котором его страна по-прежнему не отвечает. Эрдогану ставят в вину и заигрывание с терроризмом в регионе, хотя это в основном уже в прошлом. Кроме того, в Берлине не могут не понимать, что это именно турки организовали европейцам в 2015 году кризис с "беженцами". Трудно уйти от подозрения, что это они оказали логистическую помощь и широко распахнули для них свои границы в Европу, чтобы использовать этот фактор для выбивания от ЕС уступок по ряду вопросов, в результате чего в ФРГ оказался примерно миллион "беженцев", с которыми немцы теперь не знают, что делать. Сейчас эти границы закрыты, пока. И если европейцы - впервые со времен Османской империи - не будут как следует платить туркам "дань" за сдерживание "беженцев", то их снова откроют. Этим и объясняется, почему Меркель и ее министр иностранных дел Габриэль терпеливее всех отреагировали на "нацистскую" ремарку Эрдогана. До Лесбоса и Хиоса с территории Турции рукой подать, и если в Грецию снова хлынут сотни тысяч нелегальных мигрантов, они будут прорываться оттуда прежде всего в Германию.

Что имеем в итоге?

Эти факторы и стоят в совокупности за резким выпадом Эрдогана и соответствующей реакцией на него в ФРГ. Такие происшествия теперь вряд ли будут исключением. К ним придется привыкать.

Тем более, что все может стать и намного хуже. И очень быстро. Поводов у сторон для дальнейшего взаимного разочарования более чем достаточно.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх