сегодня: 22/09
Святой дня
Преподобный Иосиф Волоцкий

Есть два пути к Богу

Есть два пути к Богу

Протоиерей Владимир Вигилянский о Великом Посте

У православных христиан начался Великий Пост. В чем заключается покаянный настрой? Каким должно быть для нас деятельное покаяние? Что стоит читать в Пост, и какой главный урок нам подал Иисус Христос?

Об этом рассказал духовник телеканала Царьград, настоятель храма мученицы Татианы при МГУ протоиерей Владимир Вигилянский в программе "Образ".

Два пути к Богу

Вероника Иващенко: О важности покаяния в жизни христианина знает каждый верующий человек. Отец Владимир, расскажите, пожалуйста, почему именно Великий Пост именуют временем покаяния? И в чем особенность именно великопостного покаяния?

Протоиерей Владимир Вигилянский: Вы знаете, есть два пути к Богу. Один путь - это любить Бога через ближнего своего. А второй путь - через покаяние Богу, чтобы примириться с ближним своим. Желательно, чтобы эти два пути скрещивались.

Они скрещиваются в Великий Пост. В прошлое воскресенье, в день Прощеного Воскресенья, мы слышали призыв простить все прегрешения ближним, и самим попросить прощения у них. Для чего? Для того, чтобы подготовить себя к покаянию перед Богом.

Никогда нельзя отделять Бога от ближних. Нельзя служить только Богу, а не служить людям. Нельзя любить Бога, не любя других людей. Нельзя принести покаяние Богу без того, чтобы очистить себя перед своими ближними? и простив им свои грехи. Это очень важный момент.

Мы слышали, как Святейший Патриарх поздравил с Великим Постом игуменью. А игуменья взаимно его, Патриарха, поздравила. И это удивительная вещь. У меня телефон полон эсэмэсок: "Батюшка, поздравляю Вас с Великим Постом".

Казалось бы, со стороны люди думают: как же так, человек постится, должен читать молитвы, какой-то труд принести, а все радостно поздравляют со спасительным Великим Постом…

Протоиерей Владимир Вигилянский.. Фото: Телеканал "Царьград"

Старец Кирилл всегда улыбался, понимаете. Монахи, которые живут в каких-то ограничениях - это самые радостные люди, каких я встречал на своем жизненном пути. Пост - это покаяние, но это радость. Почему. Потому что жить с Богом - это жить в радости и в духовном веселии. А быть далеко от Бога - это пребывать в унынии, печали и в ужасном внутреннем, как говорят сейчас, раздрае.

Мы идем по Христову пути

В.И.: Отец Владимир, известно, что Великий Пост, как Четыредесятница, был установлен в память о том, что Христос постился в пустыне 40 дней. Но многие не понимают, зачем Пост был нужен самому Спасителю. Объясните нам, пожалуйста, отец Владимир.

В.В.: Христос сказал, что Он пришел на землю для того, чтобы исполнить закон. Этот закон - закон ограничения жизни в посте и молитве - был еще в Ветхом Завете. Перед своим путем общественного служения, служения перед людьми - Он же и Бог, и человек - пошел как человек. Чтобы пройти это поприще, 40 дней.

И вот поразительная вещь. Именно тогда Его искушал сатана, который явился Ему. Так же и мы, постящиеся люди, должны понимать, что если мы пребываем в посте и молитве, то подражая Христу в Его посте, тоже можем столкнуться с искушениями от лукавого.

И поэтому мы должны быть очень бдительны, в этом смысле. И Господь - наш учитель. Мы идем по Его стопам. И Он знал. Потому что Он знает все, в том числе и будущее. Он знал, что это будет. Поэтому мы идем по этому пути, Христову. Не всегда людям удается идти по тем же самым следам, по каким шел сам Господь. Но вот нам дается возможность Великий Пост.

Что читать в Пост?

В.И.: Отец Владимир, помимо Священного Писания, что бы Вы порекомендовали почитать во время Великого Поста? И что читаете именно Вы в это время?

Вероника Иващенко. Фото: Телеканал "Царьград"

В.В.: Есть очень хорошая книжка, которая так и называется - "Великий Пост", протопресвитера Александра Шмемана. Я считаю, что лучшее его творение. И очень полезно для всех. Я пролистываю каждый "Великий Пост". Казалось бы, я уже знаю все. Но тем не менее пролистываю.

Очень люблю две книжки, которые меня всегда толкают на важные и нужные для меня мысли. "Поучения Аввы Дорофея" - очень увлекательное духовное чтение. Никакого занудства там человек не найдет. Потому что Авва Дорофей писал поучения своему духовному чаду. И поэтому это как бы письма нам, понимаете. И я всегда себя вижу в поучениях Аввы Дорофея.

И Исаака Сирина. Между прочим, почему их называют Сирины? Потому что они были сирийцами. Вот мы современный мир обозреваем - даже не понимаем, что пустынники и учителя церкви жили в Сирии, которая сейчас претерпевает страшные беды. Так вот, Исаак Сирин, "Поучения" - это просто бальзам на мою душу. Всем советую.

Знаете, первое, что я решил посмотреть - что русский народ думает о Посте. Посмотрел, у меня есть прекрасные пословицы и поговорки. Если вы разрешите, я десять таких пословиц прочитаю, потому что я их выписал.

В.И.: Пожалуйста.

В.В.: Всем будут очень интересны и важны. "Одно спасение - Пост да молитва". "Пост приводит к вратам рая, а милостыня - отворяет их". "Мил гость, да велик Пост". "Что поставят - то и кушай, а хозяина в доме слушай". "Пост не в брюхе, а в духе". "Хлеб да вода - здоровая еда". "С Поста не мрут, а с обжорства дохнут". "Больному да дорожному закон не писан". "Все посты постимся - а никуда не годимся". "Во время Поста и пища проста".

Старец Кирилл: "Он предрек, что я буду священником"

В.И.: На прошлой неделе все православные христиане говорили о приснопамятном отце Кирилле. Отец Владимир, скажите, а корректно ли уже сейчас, до канонизации, говорить об отце Кирилле как о святом?

В.В.: Не совсем корректно, мне кажется. Но при этом у меня, знавшего его, может быть, не очень близко, как какие-то другие люди, сомолитвенники, сотаинники. Хотя я был с ним знаком 35 лет. Я ему очень во многом благодарен. Он предрек, что я буду священником. Это особая история, могу рассказать. Но у меня все время на устах крутится его обозначение как игумена Земли Русской. Так называли преподобного Сергия.

Фото: Телеканал "Царьград"

Когда он скончался, его называли игуменом Земли Русской, старцем Земли Русской. Это, конечно, обозначение святости. Кто с ним общался, тот, без сомнения, думает о нем как о святом. Но надо так, чтобы это поняли, чтобы Господь просветил тех, кто с ним никогда не общался. А это иногда занимает долгий период. Серафима Саровского канонизовали более чем полвека после его кончины. Поэтому подождем. Церковь умеет ждать, в этом смысле.

А у меня был такой случай. Это было начало 1980-х годов. Я пришел в алтарь исповедаться, к отцу Кириллу. Он это делал около жертвенника. Есть престол, есть жертвенник. И вот я был на коленях и когда вставал, рукой оперся на этот жертвенник. Чего мирянину нельзя, только священнослужителю, дьякону или священнику доступно.

И он говорит: "Ты что, Владимир, священник, что ли, уже? Нет, ты еще пока не священник". Я говорю: "А что, могу быть?" Он отвечает: "Если Бог призовет". Мне даже в голову тогда не приходило, что я через 15 лет буду священником. Я со смехом рассказывал, что он про меня сказал.

Итоги 1917-го: нам нельзя допустить то, что произошло накануне революции

В.И.: Ровно 100 лет назад Великий Пост пришелся практически на те же дни, что и в нынешнем году. Именно в эти дни в России творилось беззаконие, приведшее к падению русской монархии и погружению в революционную бездну.

Отец Владимир, в этой связи, не могу не задать такой вопрос. Нужно ли нам, сегодняшним православным христианам, не только личное, но и историческое покаяние?

В.В.: Термин "историческое покаяние" я, честно говоря, не очень хорошо понимаю. Покаяние народа - это собрание личных покаяний, понимаете. Я не могу каяться за чужие грехи, например. Мне бы свои увидеть. Чужие мы как раз всё видим и знаем, а про свои - ничего.

Но чем больше людей принесет это покаяние, тем больше будет наша общая молитва. Так я это понимаю. Что касается февральских и мартовских дней столетней давности, то, конечно, с печалью смотрю на это. В том числе с печалью смотрю и на тех священнослужителей, которые приняли и присягнули Временному правительству, приняли революцию. И это было большинство архиереев. Про священников не могу сказать, а архиереи просто должны были написать, принимают они или нет. И значительное большинство написали, что принимают.
Первое сословие, которое поняло свою ошибку, были исключительно священники. Уже к лету 1917 года они призывали людей к тому, что была совершена чудовищная ошибка.

Это, к слову сказать, манипулирование общественным сознанием. Пресса готовила 12 лет эту революцию, либералы, интеллигенция. Это были годы Иудиного предательства. Предавалась страна, нация, народ. Это была страшная эпоха, которая должна послужить уроком для нас. Мы сейчас иногда правильно критикуем наши власти, но вместе с этой критикой у нас идет поношение государства, идеи государства. Вот то, что было до революции, нам нельзя сейчас допустить.

Священник не работает - он служит. Виталий Чуркин тоже служил

Фото: Телеканал "Царьград"

В.И.: Господу так было угодно, что в один день со старцем преставился и другой подвижник, великий русский дипломат Виталий Иванович Чуркин.

Известно, что церковное подвижничество и светский героизм различают. Но как Вы считаете, отец Владимир, есть ли что-то общее между подвигами отца Кирилла (Павлова) и Виталия Чуркина?

В.В.: Вы знаете, есть работа, а есть служение. Такую разницу понимает каждый человеку. Про священника невозможно сказать, что он работает. Он служит, понимаете. Но и про Виталия Чуркина невозможно сказать, что он был на работе, и что он работает. Это было тоже служением, понимаете.

В.И.: Всецело отдавался своему делу.

В.В.: Он не просто отдавался. А он служил чему-то. Не ведомству, даже не корпорации своей. В принципе, это хорошо и правильно, ничего в этом страшного нет. А он служил нации, Вы понимаете. Государству и нации. Это категория очень редкая. Вот у военных такое же есть, понимаете. Жертвенное служение. И, собственно говоря, он показал пример этого жертвенного служения.

Уникальные люди с внутренней свободой в России не иссякают

В.И.: Преставился еще один русский подвижник, академик Игорь Шафаревич. Вы были знакомы с академиком Шафаревичем лично?

В.В.: К сожалению, нет. Хотя я немолодой человек, и через меня прошло довольно много людей. Я даже с Солженицыным встречался. Но с Игорем Шафаревичем - нет. Хотя всегда очень ценил.

Вообще, Вы знаете, Россия дает уникальных людей. Про которых нельзя сказать, что он представитель какой-то партии или какой-то идеологии. А именно отдельных людей. Которым нельзя ни к кому примкнуть, с одной стороны. А с другой стороны, они составляют костяк русских мыслителей. Независимых ни от кого.

Ему не была страшна ни одна власть, ни другая власть. Он был внутренне свободным человеком. И эти люди, уникальные, с внутренней свободой - в России не иссякают. И к нему, конечно, есть какие-то претензии, с ним можно спорить, с ним можно не соглашаться и так далее. Хотя он писал совершенно пророческие вещи.

Фото: Телеканал "Царьград"

Русофобия расцвела пышным цветом

В.И.: А как Вы считаете, актуальны ли сегодня его публицистические работы? Например, "Русофобия", самая известная из них?

В.В.: Это самая актуальная его работа. Другая, "О социализме", тоже потрясающая. И никто больше не дал такую морфологию самой идеи социализма, как Шафаревич.

А что касается "Русофобии", то эта форма национального, политического, идеологического расизма сейчас расцвела самым пышным светом. То, что было сокровенно, стало абсолютно открытым. Мало того, это определенный тренд в Европе и в Америке: если ты не русофоб, то ты не наш. Поэтому каждый должен отметиться. Так сказать, обязательно сказать что-то русофобское.

Что такое фобия? Это страх и ненависть. Когда людей объединяет ненависть, это ужасно. Так вот, именно анализ морфологии этой идеи и исторически, и генетически, или даже идеологически, дал Игорь Шафаревич.

В.И.: Благодарю Вас, отец Владимир. В заключение хотелось бы вернуться к изначальной теме нашей беседы - это Великий Пост. И в завершение прошу Ваших напутствий всем сотрудникам и зрителям телеканала Царьград.

В.В.: Великий Пост - это экзамен каждого человека перед совестью, перед Богом. В этой молитве Ефрема Сирина в конце говорится: "Дай мне зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего". Одно от другого зависит.

Если мы не видим своих грехов, то тогда мы всех других осуждаем. Если мы осуждаем других, то мы не видим своих грехов. Как только мы начнем, прекратим осуждать других, мы сразу увидим всю свою ничтожность, все свое недостоинство перед Богом. И это самая важная вещь. Это мое напутствие. Вернее, не мое, а Ефрема Сирина. А Ефрема Сирина - от самого Христа.

Так вот, всем желаю не осуждать других и видеть свои прегрешения.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх