сегодня: 21/07
Святой дня
Явление иконы Пресвятой Богородицы во граде Казани

ЕГЭ: Тестъ на предразсудки

ЕГЭ: Тестъ на предразсудки

Единый госэкзаменъ какъ верхушка айсберга проблемъ отечественнаго образованiя

Авторъ этихъ строкъ хотѣлъ бы позволить себѣ личное признанiе: когда ЕГЭ только вводился - онъ активно боролся противъ него, и не безъ улыбки вспоминаетъ эту веселую и безсмысленную дѣятельность. Собственно, отношенiе къ ЕГЭ у меня не измѣнилось - единственное, эта проблема въ контекстѣ прочихъ обрѣла болѣе подобающее мѣсто и потеряла прежнюю остроту. Но давайте обо всемъ по порядку.

Многiе воспринимаютъ ЕГЭ какъ заговоръ противъ образованiя (мы будемъ называть это образованiе постсовѣтскимъ: совѣтское уже въ прошломъ, а то, которое у насъ теперь, съ русскимъ не имѣетъ ни малѣйшаго сходства). Старый вопросъ "Глупость или измѣна?" хочется поставить весьма часто. Я вывелъ для себя методологическое правило: если нѣтъ надежныхъ доказательствъ противнаго - считать, что мы сталкиваемся съ глупостью. И въ самомъ дѣлѣ: представленiя объ образованiи у образовательныхъ властей РФ таковы, что онѣ не могутъ нанести несчастной школѣ большаго вреда, нежели честно и искренне желая ее усовершенствовать; впрочемъ, о представленiяхъ общества можно сказать то же самое.

Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

ТЕСТЪ НА ГЛУПОСТЬ

Однако слово "глупость" примѣнительно къ ЕГЭ тоже не слишкомъ умѣстно. Это общеинституцiональная реакцiя на положенiе администратора, который вынужденъ руководить процессомъ, въ которомъ онъ ничего не понимаетъ. Если угодно, противостоянiе "технологической" и "менеджеральной" логики: кто-то придумываетъ велосипедъ, кто-то придумываетъ, какъ его продать. Въ области бизнеса цѣль простая; если прибыль отсутствуетъ либо отрицательна - институцiя въ цѣломъ со своей задачей не справилась. Но когда эта логика переносится на сложный процессъ, возникаетъ соблазнъ попробовать получить на выходѣ столь же понятныя циферки. Въ образовательной области нѣтъ лучшаго инструмента для этой цѣли, чѣмъ тестъ; онъ обладаетъ двумя достоинствами: съ одной стороны, его провѣрка нисколько не зависитъ отъ личности учителя, съ другой - онъ серьезно упрощаетъ внѣшнюю обстановку контроля. Наконецъ, онъ не мѣшаетъ давать сколь угодно сложныя задачи, например, по математикѣ и физикѣ: на выходѣ четыре отвѣта, ты рѣшилъ - и выбираешь правильный. Пригоденъ тестъ и для технической части исторiи - знанiе именъ, фактовъ и датъ провѣрить такимъ образомъ можно. Это же относится и къ правиламъ орѳографiи, и къ фактической сторонѣ литературы.

ЧЕЙ РЕЗУЛЬТАТЪ?

Кромѣ этой общей "менеджеральной" логики, свойственной, скорѣе, родинѣ тестовъ какъ мощнаго образовательнаго орудiя - США, были и свои, мѣстныя соображенiя. Нужно было противостоять вузовской мафiи: на этомъ уровнѣ вопросы поступленiя рѣшались (и слишкомъ часто) вовсе не исходя изъ способностей абитурiентовъ. Талантливымъ, но бѣднымъ (провинцiаламъ и т.п.) нужно было обезпечить доступъ къ заслуженной студенческой скамьѣ. Заодно по результатамъ хотѣли оцѣнивать дѣятельность школъ.

Не будемъ отрицать: все это реальныя проблемы и реальные инструменты. Каковы были недостатки теста? Онъ совершенно непригоденъ для опредѣленной части гуманитарнаго знанiя (той, которая касается умѣнiя оперировать комбинацiями фактовъ). Не было учтено также и то, что въ обществѣ, гдѣ умѣренная честность отождествляется съ крайней тупостью, любыя антикоррупцiонныя мѣры могутъ дать лишь локальный и временный эффектъ. При этомъ, чѣмъ честнѣе дѣйствуетъ любой преподаватель, тѣмъ существеннѣй разрушительное воздѣйствiе его труда на карьеру, а возможно, и на судьбу ученика. Такъ что, самъ по себѣ обманъ системы мотивируется факторами не только корыстными, но и высокоморальными. И въ самомъ дѣлѣ, получивъ четверть двоекъ по математикѣ, общественность вознегодовала; пока къ ЕГЭ не успѣли приспособиться, онъ давалъ болѣе достовѣрную картину успѣваемости, нежели традицiонный школьный экзаменъ; но это былъ лишь временный эффектъ. Соцiальный факторъ былъ уязвимъ съ самаго начала: прежде всего потому, что поступить - это еще треть дѣла, и необходимость гдѣ-то брать средства къ существованiю и, слѣдовательно, трудиться, ставитъ на собственно образовательныхъ перспективахъ жирный крестъ. Можно было бы продумать систему образовательныхъ кредитовъ, но для этого - какъ и для честнаго экзамена - нѣтъ пока надлежащихъ условiй. Факторъ репетиторства, впрочемъ, возстановилъ status quo ante, не только лишивъ бѣдняковъ призрачныхъ перспективъ, но и полностью исказивъ картину съ оцѣнкой труда педагоговъ и школъ: мы можемъ провѣрять ЕГЭ и видѣть результаты, но чьи они - казенной школы или родительскаго кошелька - сказать не въ состоянiи.

ПРЕВОСХОДСТВО "ФИЗИКОВЪ"

При этомъ нельзя не отмѣтить, что въ критикѣ ЕГЭ было много недобросовѣстнаго. Жалобы на катастрофическое паденiе грамотности раздались сразу. Но такое было немыслимо: ученики, десять лѣтъ учившiеся по прежнимъ методикамъ и программамъ и лишь въ послѣднiй годъ столкнувшiеся съ новой реальностью, не могли такъ быстро забыть прежнее за этотъ промежутокъ. ЕГЭ долженъ былъ оккупировать всю школу, измѣнить методы преподаванiя съ ранняго возраста, перестроить подъ себя учебную практику (если и не цѣликомъ, то въ значительной степени), а на это все требовалось время. Пожалуй, въ полной мѣрѣ его образовательно-культурныя послѣдствiя начинаютъ сказываться (и подлежать обнаруженiю) только сейчасъ - и, подчеркнемъ, только начинаютъ. При этомъ намъ приходилось слышать, что покорившiяся начальственной логикѣ сообщества (например, физики и математики) стали серьезно работать надъ качествомъ КИМовъ и дошли до такого совершенства, что ихъ тесты даютъ столь же достовѣрные результаты, какъ и честно принимаемые экзамены прежняго типа. Однако прибыли въ томъ было мало: эта образовательная область, весьма сложная для усвоенiя, была и раньше менѣе подвержена коррупцiи, нежели слишкомъ легкая въ совѣтскомъ и постсовѣтскомъ исполненiи гуманитарная.

ПРОЩАНIЕ СЪ ИЛЛЮЗIЕЙ

Такимъ образомъ, всѣ надежды, которыя возлагались на ЕГЭ, по-видимому, не оправдались. Онъ не сталъ въ хоть сколько-нибудь значимой степени соцiальнымъ лифтомъ для талантливыхъ бѣдныхъ; онъ не далъ намъ - въ перспективѣ - болѣе достовѣрной картины происходящаго въ школѣ; вузовская мафiя, возможно, и потѣснена, но лишь неисправимый оптимистъ можетъ предполагать, что никакая другая не пришла ей на смѣну. Повторимъ, что образовательно-культурныя послѣдствiя ЕГЭ только сейчасъ могутъ начать проявляться, но врядъ ли будетъ далекимъ отъ истины предположенiе, что тестъ какъ инструментъ контроля разрушителенъ для образовательнаго процесса и что натаскиванiе на него ничего хорошаго не дастъ. Но при этомъ не слѣдуетъ забывать, что ЕГЭ - всего-навсего инструментъ контроля, онъ нисколько не измѣнилъ устарѣвшую и неэффективную учебную программу и не смогъ бы радикально улучшить постсовѣтскую школу, даже и въ томъ невозможномъ случаѣ, когда положительныя ожиданiя его авторовъ осуществились бы вполнѣ.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх