Диктат меньшинства: Как независимые АЗС взвинчивают цены на бензин
Pavel Chagochkin / Shutterstock.com
Экономика

Диктат меньшинства: Как независимые АЗС взвинчивают цены на бензин

Независимые бизнесмены, контролирующие сейчас примерно 30% розничных продаж бензина в России, играют в политические игры, чтобы получить максимальные преференции от власти

Термин «независимые АЗС» в последнее время регулярно употребляется в экономических СМИ, хотя его смысл остается непонятным даже для большинства читателей. Между тем влияние этой категории автозаправочных станций на розничные цены постепенно растет.

Под независимыми обычно подразумевают одиночные и сетевые АЗС, не принадлежащие к вертикально интегрированным сетевым компаниям (ВИНК). Вертикально интегрированные же – те, кто обеспечивает полный цикл производства: добычу нефти, поставку ее на нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ), производство бензина и дизельного топлива и, наконец, розничную продажу их на собственных АЗС. Независимые АЗС могут быть связаны со столь же независимыми НПЗ, а могут вообще работать автономно, закупая топливо на «чужих» заводах.

Нетрудно догадаться, что Федеральная антимонопольная служба (ФАС) активно поддерживает независимые заводы и заправки – ведь они вроде бы препятствуют диктату ВИНКов и способствуют рыночному ценообразованию на дорогах России.

Что ж, с терминами и аббревиатурами мы разобрались. Давайте теперь поймем, каким именно образом независимые АЗС влияют на цены на бензин. Эту проблему хорошо разобрал эксперт нефтяного рынка Алексей Мухин.

Он напомнил, откуда вообще появились такие АЗС – как правило, изначально это собственность региональных криминальных группировок, предназначенная для легализации совсем иных доходов. Однако со временем владельцы этих заправок научились получать прибыль и с легальной деятельности, хотя по старой привычке используют «различные «контрафактные» схемы, которые позволяют продавать моторное топливо «мимо налогов», что позволяет нарастить сверхприбыль».

На примере Приморья Алексей Мухин показывает, кто и как «держит» сети:

Крупным региональным игроком на рынке является Владимир Чирсков, акционер сети АЗС «Октант», он же является президентом некоммерческой организации «Приморский топливный союз». Понятно, что в результате такого интересного совмещения должностей этот регионал легко может аккумулировать достаточное количество недовольных в формате союза и направить это недовольство в своих собственных интересах. С «Приморским топливным союзом» Чирскова тесно связан, к примеру, как говорят, Юрий Чубко, учредитель ООО «УссурНефтеПродукт», которое управляет достаточно крупной сетью «независимых» АЗС. В регионе рассказывают об очень интересном прошлом руководства этой сети. Интересно, что указанные сети закупают в четыре, а то и в пять раз больше, чем могут реализовать. А когда закупаемые объемы настолько превышают потребности – это означает, что мы имеем дело с классическими перекупщиками и спекулянтами, тесно связанными к тому же с местными властями.

Есть разные способы, которыми независимые АЗС получают свою сверхприбыль, рассказывает гендиректор компании «Инфотэк-терминал» Рустам Танкаев. «Партии многократно перепродаются, они первично покупают на бирже по фиксированной цене, установленной соглашением, нефтепродукты, то есть бензин и дизельное топливо для дальнейшей продажи. Потом они перепродают, причем перепродают во многих случаях сами себе по несколько раз. В итоге по завышенной цене это все уходит на реализацию, на АЗС. Страдает население, страдают и вертикально интегрированные нефтяные компании», - пояснил он.

По словам экономиста Никиты Кричевского, «в отдельных регионах России до 20% добываемой нефти не учитывается и проходит мимо кассы – за счет приписок, недописок, неучета, «черной» наличности и прочих логистических способов».

Добытая нефть через нефтепроводы или при помощи нефтевозов поставляется на теневые нефтеперерабатывающие заводы, которые формально опять же существуют не как мини-НПЗ, но как установки по производству, например, битума или ещё каких-то ингредиентов, необходимых в национальном хозяйстве. Дальше происходит переработка этой неучтённой, «чёрной» во всех смыслах нефти, и после этого суррогат либо же контрафакт, если мы говорим о легально произведённом бензине, но не учтённом на нефтеперерабатывающих заводах, поступает уже на автозаправочные станции. Как правило, в этом теневом обороте всё контролируется весьма и весьма жёстко. Ну, достаточно сказать, что один и тот же «предприниматель», его, скорее, можно назвать «теневым олигархом», является собственником как мини-НПЗ, так и нескольких фирм-посредников, а также сети АЗС, что в наибольшей степени практикуется, например, на Дальнем Востоке,

- описал ситуацию Кричевский.

И вот такие независимые бизнесмены, контролирующие сейчас примерно 30% розничных продаж бензина в России, играют в политические игры, чтобы получить максимальные преференции от власти. Эти 30% рынка влияют на ценообразование, так как их фактически поддерживает Федеральная антимонопольная служба (ФАС). У нас ведь принято жалеть маленьких и слабых, которых «зажимают» страшные монополисты. Но чего хотят эти маленькие и слабые?

Фото: www.globallookpress.com

Требования, на самом деле, очень простые: по возможности оставьте нас в покое с проверками, сертификацией, акцизами и позвольте бесконтрольно повышать цены для конечных потребителей. Кроме того, независимые АЗС пытаются пролоббировать не только снижение оптовых цен, но и возобновление производства низкооктанового бензина АИ-80.

Зачем нужна эта устаревшая технология? Да для того, чтобы под видом «восьмидесятого» продавать малообеспеченным автовладельцам суррогат с подпольных нефтезаводов. «Ведь достаточно получить мелкую партию сертифицированного бензина, чтобы иметь прикрытие для больших партий суррогатного топлива, которое производится на «левых» НПЗ. В Приморье у того же Чубко, например, есть свой маленький заводик с романтичным названием «Голубая звезда», - отметил Мухин.

Игорь Сечин, глава «Роснефти» (крупнейшая ВИНК России), в интервью «Коммерсант-FM» в среду рассказал о том, что «независимость» этих АЗС более чем сомнительна. Именно они стараются монополизировать продажу топлива в регионах, вытесняя конкурентов - когда административными, а когда и иными методами. Он описал типичную схему:

Я приведу пример одного из регионов, где у нас шесть АЗС из в целом 300 работающих. Там ценообразование идет по следующей формуле: есть две монопольные структуры, которые диктуют цены, а также еще десяток посредников с различными названиями, я не всех помню даже, но с тем же собственником, что и в сетях. То есть это цепочка посреднических структур, которые формируют цену и транслируют ее уже на сети.

Торги на бирже в регионе, естественно, происходят уже в интересах фактического монополиста, а ВИНКи вынуждены лишь подстраиваться под условия, которые им диктуют «маленькие и слабые независимые АЗС». Иначе никак – стоит снизить цены, и тут же обвинят в нарушении антимонопольного законодательства, в попытках убить малый и средний бизнес.

Согласно мудрому правилу «Критикуешь – предлагай», та же «Роснефть» сформировала целый пакет предложений по нормализации ситуации на рынке, по отказу от ручного управления. Вот часть этих инициатив:

- Перенос акцизов с нефтеперерабатывающих заводов на автозаправочные станции и уплата их не в федеральный, а в региональные бюджеты;

- Создание полноценной системы учета топлива от скважины до бензобака;

- Создание механизма плавающих ставок акциза на топливо с обратной зависимостью от цен на нефть – рынок станет куда более предсказуемым;

- Реализация на переработку не менее 17,5% добываемого сырья. Ведь в России, которая добывает ежегодно около 520 млн тонн нефти, потребление нефти находится на уровне 90 млн тонн – это и есть 17,5%.

Вместо этого региональные участники рынка начинают банальный шантаж и властей, и своих коллег - ВИНКов, угрожая забастовками, нарушением баланса поступления топлива на рынок и на производства, а это никуда не годится. Причём этот шантаж проводится на тех площадках – вот где Приморье опять «прорастает», - на которых сегодня идут весьма чувствительные для федеральной власти процессы предвыборного характера. Ситуация усугубляется, как говорится, на глазах,

- заявил Мухин.

«Эти, так называемые, независимые сети не несут никакой ответственности. Ни за устойчивое обеспечение региона топливом. Они не перерабатывают почти ничего, а если перерабатывают, то гонят такую бодягу, что лучше бы они вообще ничего не перерабатывали. Они не платят акциз, что, на самом деле, удивительно, потому что акциз платится с розницы и с потребителя.. Они не несут никакой ответственности за качество топлива. При этом они нагло и абсолютно лживо шантажируют местную власть, а через неё федеральное правительство. И они жалуются на оптовые цены. Ребята, что же вы жалуетесь на опт, если вы столько закупаете? То есть вам это выгодно. Всё, чем они занимаются, как правило, оно некоторым образом подходит под определенную статью уголовного кодекса», - сказал пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев.

Правительство не должно подчиняться диктату неквалифицированного меньшинства. И прежде чем жертвовать интересами ВИНКов ради «регионального бизнеса», стоило бы провести аудит работы этого бизнеса. Правда, после этого общаться со многими его представителями придется не законодателям, а прокурорам.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Что будет с топливным рынком после марта 2019 года Цены на бензин в России решено заморозить. Что будет дальше? Игорь Сечин: Американские санкции направлены против Европы
Загрузка...