COVID сожрал лёгкие – это страшно: Профессор начистоту высказался о болезни и вакцинации
Фото: Nikolay Gyngazov/Globallookpress
Здоровье Общество Эксклюзив

COVID сожрал лёгкие – "это страшно": Профессор начистоту высказался о болезни и вакцинации

Тема коронавирусной инфекции продолжает оставаться самой главной и самой тревожной в мире. У многих появился личный опыт. Вот и ведущая Царьграда Олеся Лосева призналась, что своими глазами видела реактивное течение COVID – "это страшно, я не нагнетаю". Гость в студии – доктор медицинских наук, профессор Александр Полетаев снял панику, начистоту высказавшись и о вирусе, и о вакцинации.

Олеся Лосева: В России стартовала массовая вакцинация. В России смогли разработать собственные препараты, на Западе продвигают свои. Информация о качестве вакцины Pfizer пугающая: по миру уже зафиксированы десятки смертей после введения этого препарата. Причина – побочные явления, аллергическая реакция.

В то же время мы видим серьёзную информационную атаку, которую на Западе ведут против российского препарата "Спутник-V". Дело дошло даже до блокировки Twitter-аккаунта, что очень странно. С чем всё это связано?

Александр Полетаев: Сейчас идёт борьба коммерсантов друг с другом. Что наша вакцина, что зарубежная – везде денежные интересы. Причём, если говорить о нашей, не обращая внимания на споры об эффективности, с юридической точки зрения её нет, пройдено только два этапа испытаний. Вакцина считается вакциной, когда она прошла три этапа. А третий этап испытаний "Спутника-V" закончится где-то в мае.

– Но ведь как-то надо бороться с болезнью, с летальными исходами от неё. Вот недавно от коронавируса скончался Борис Грачевский. Моей семьи болезнь тоже коснулась. Я не нагнетаю, но, действительно, это страшно, когда за два дня поражение лёгких у твоего близкого человека может развиться до 50%.

– Конечно, это есть – и от COVID-19, и от гриппа, и даже от банальной риновирусной инфекции. Вопрос в том, что это преподносят сугубо с панической точки зрения. Зачем это делается? Не знаю. Я сам болел COVID, я знаю, что это такое, тяжёлой формой. Дело в том, что у людей до 40 лет смертность – один случай на 500 заболевших. У тех, кому за 60, дела обстоят похуже – примерно 7 смертей на 100 заболевших. Но это же не оспа, не чума бубонная, когда погибает больше половины больных людей.

А умирают-то от всего – от насморка или подавившись куском мяса. Но это же не повод от него отказаться! Что же касается вакцины, то она должна пройти все этапы испытаний, прежде чем кому-то рекомендовать её использовать. 

– А у нас есть время ждать?

– Конечно. Дело ведь не в том – заразился ты или нет. Вакцина же не выход, безопасных вакцин в принципе не бывает, это лишь один из инструментов. Потому что ответ на вакцинный препарат, как и вообще ответ на любой антиген, очень индивидуален.

Вот представьте, человека укусила оса, часа через три он об этом забыл. А другого человека укусила оса или пчела – и он умер. То есть чисто индивидуальная реакция, а этого никто никогда исключить не сможет. Тут самое главное, чтобы рядом оказался нормальный реаниматолог, тогда человека очень просто спасти – это всё спасаемо, запросто спасаемо. Хуже то, что любая вакцинация, как и введение любого антигена может вызвать иммунный ответ, который запустит реакцию, ведущую к развитию лейкоза. Это бывает редко, но, увы, бывает.

То есть, когда нам говорят, что вакцинация абсолютно безопасна, это неправда. Таких безопасных вакцин нет. Так что перед вакцинацией надо взвесить все риски, даже если их мало. Поговорить с врачом – это ответственный шаг.

– Если говорить об индивидуальном подходе. На минувшей неделе широкую огласку получила история о том, что в израильской клинике "Хаддаса", находящейся в Сколково, можно будет привиться вакциной корпорации Pfizer из США. Израильские медики якобы настаивали, что имеют право использовать в России незарегистрированные препараты. А в Росздравнадзоре считают иначе.

В этой ситуации ещё предстоит разобраться. Но это очень показательно – привилегированный класс хочет использовать возможность привиться американской вакциной. Чем же она так принципиально от нашей российской отличается?

– Насколько я знаю, в разных вакцинах могут быть использованы разные антигены вируса или разные фрагменты антигенов вируса. Риск в любом случае мал, но не будет равен нулю. Вот и всё. А вся возня, которая идет вокруг вакцин, – это возня сугубо коммерческого плана. И если кто-то думает, что Pfizer – это точно хорошо, то он ошибается, на что указывают 23 смерти в Норвегии и другие факты.

– Сейчас я хочу обратиться к нашим зрителям. Мы приглашаем к нам в студию "Первого русского" настоящих экспертов, с мнением которых привыкли считаться в медицинских научных кругах. Вы, кстати говоря, можете воспользоваться уникальной возможностью задать свой вопрос в комментариях под программой. Мы его обязательно адресуем врачу, и вы получите исчерпывающий ответ в следующей программе. Я напоминаю, что мы выходим по пятницам в 16:00.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Особо опасная богадельня: что не так с Институтом философии РАН "Третья русская"? Центр Чумакова отправил документы на регистрацию новой вакцины от COVID-19 Безопасность в приоритете: Вирусолог сравнил две отечественные вакцины от COVID-19