Борис против Ларри: Кто победит в схватке за Даунинг-стрит, 10?

  • Борис против Ларри: Кто победит в схватке за Даунинг-стрит, 10?

Желание нового главы британского правительства Бориса Джонсона завести собаку выводит его на тропу войны с «главным мышеловом» Даунинг-стрит, 10 – котом Ларри, славящимся крутым нравом и уже пережившим двух премьеров

В Англии животных любят больше людей. Котам там ставят памятники. Собаки получают крупные наследства. Свыше трети британцев держат дома домашних животных. На родине демократии Общество защиты животных появилось раньше, чем Общество защиты детей. Это с одной стороны.

А с другой – новый британский премьер Борис Джонсон делает всё в пику своему предшественнику на этом посту Терезе Мэй, всё наоборот. Она хотела осуществить «мягкий» Brexit, а Борис готовится сделать «жесткий». Мэй хотела завести собаку в своей премьерской резиденции на Даунинг-стрит, 10, где царит властный, находящийся на официальной должности «главного мышелова» кот Ларри, и не решилась. Испугалась, как бы чего не вышло.

Значит, Борис всё сделает наоборот. Как сообщает газета Daily Mirror, сразу же после того, как он стал премьером, Джонсон объявил своим приближённым, что намерен завести собаку в лондонской резиденции.

Вопросом «как бы чего не вышло» этот рисковый человек, похоже, не заморачивается. Собаку он намерен взять из приюта. Такой же путь на Даунинг-стрит, 10 проделал и «боевой» кот Ларри. С 2011 года он находится там на насчитывающей несколько сотен лет должности главного мышелова, которая в 1929 году была узаконена официально, и получает соответствующее содержание из бюджета. Но Ларри не столько ловит мышей (давно уже вообще не ловит), сколько терроризирует соседских котов, в том числе исправно выполняющего свои обязанности находящегося на аналогичной должности в МИД Британии кота Палмерстона, названного в честь знаменитого британского политического деятеля XIX века. Однажды полиции пришлось вообще спасать Палмерстона от расправы со стороны Ларри.

Поэтому мало кто в Британии сомневается в том, что уверенный в своих силах Ларри, уже переживший двух премьеров, и новый четвероногий обитатель резиденции Бориса начнут бескомпромиссную войну за Даунинг-стрит, 10, политической жертвой которой может стать нынешний двуногий хозяин этого старинного купеческого особняка.

ЛарриПремьеры приходят и уходят: Кот Ларри остаётся хозяином Даунинг-стрит, 10. Фото: www.globallookpress.com

Зачем ему это нужно?

Джонсон обожает риск. Он знает, что многие владельцы собак настроены против него и Brexit, поскольку он значительно осложнит им жизнь. Значит, надо подлизаться к этой категории избирателей, даже нарушив давно заведённую традицию не иметь собак в премьерской резиденции.

Риск тут состоит в том, что любители кошек могут этого не одобрить, ведь поговорка «живут как кошка с собакой» появилась не зря. Но они, во-первых, редко путешествуют по миру вместе со своими предпочитающими домашний уют питомцами и не нуждаются поэтому в соответствующих бумажках. Во-вторых, коты едят меньше собак, и их будет легче прокормить, если по причине выхода Британии из таможенной зоны Евросоюза в страну перестанут поступать из Европы некоторые лакомства для животных по приемлемым ценам.

Короче говоря, любителей собак политически умаслить важнее, чем любителей котов. Поэтому Джонсон упорно отказывается отвечать на многочисленные вопросы, как Ларри уживётся с собакой, которая, по словам премьера, могла бы «составить ему компанию».

Почему конфликт неизбежен?

Конфликт между Ларри и собакой Джонсона, как и её хозяином, можно сказать, запрограммирован. Из всех бывших на его веку премьеров Ларри любил только Дэвида Кэмерона (и это было взаимно), взявшего его из приюта четырехлетним матёрым котом, которого перед этим поймали на улице.

Целых 14 лет до появления Ларри на Даунинг-стрит, 10 не было никаких котов-мышеловов. Его предшественник кот Хамфри «ушёл на пенсию» в 1997 году. Поэтому 12-летний Ларри, у которого имеется собственный Twitter-аккаунт с более чем 300 тысячами подписчиков, считает резиденцию премьеров своей собственностью. А себя, похоже, главою вообще всех британских котов, что и демонстрирует вызывающим поведением, в том числе и по отношению к недавно побывавшему в Британии с госвизитом президенту США Дональду Трампу.

С любительницей собак Мэй Ларри вёл себя крайне сдержанно, не подпуская её к некоторым креслам и в облюбованные им места резиденции. Министры, посещавшие по делам резиденцию своего премьера, считали своим долгом поприветствовать Ларри и погладить его, если кот удостаивал их такой чести. Это было позволено сделать и посещавшему Британию с официальным визитом в 2011 году президенту США Бараку Обаме. Впрочем, тогда Ларри ещё не заматерел и не стал знаменитостью.

Как отмечает в этой связи Русская служба Би-би-си, «когда Мэй объявляла об отставке, полиция на время убрала Ларри из поля зрения из опасений, что центром внимания станет кот, а не уходящий премьер».

Everybody wants to be a cat

Так что сентенции типа «Не шалю, никого не трогаю, починяю примус» не имеют никакого отношения к британским премьерским котам, требующим к себе самого «уважительного отношения». Даже подозрение в его отсутствии может дорого обойтись обитателю Даунинг-стрит, 10.

Так, премьеру Гордону Брауну, предшественнику Кэмерона, приходилось оправдываться, почему в его лондонской резиденции нет кота, а мышей ловит соседская кошка, живущая в доме номер 11, у министра финансов. Не потому ли это, что Браун не любит котов?

ДжонсонЕму этого не простят. Борис очень пожалеет, если с котом Ларри что-то случится. Фото: www.globallookpress.com

Ещё сложнее пришлось премьеру Тони Блэру, когда из его столичной резиденции однажды исчез «главный мышелов» кот Хамфри. По парламенту поползли слухи, что Блэр усыпил находившегося «при исполнении» кота. Один из депутатов потребовал от премьера дать ответ на вопрос, «какие шаги были предприняты сотрудниками кабинета министров для оценки состояния здоровья кота Хамфри перед тем, как ему пришлось покинуть Даунинг-стрит».

Офис премьер-министра заверил парламентариев, что Хамфри никто не усыплял, что его отправили на пенсию, поправлять расшатанное на службе здоровье, в сельскую местность, где он чувствует себя значительно лучше и даже прибавил в весе.

Кто возьмёт верх?

Учитывая шаткое положение Джонсона, рейтинги которого в последние дни подросли только потому, что он постоянно был у всех на виду, и скоро упадут, он вряд ли решится открыто бросить вызов Ларри. Даже если очень сильно любит собак.

Поэтому у нашего героя (понятно, что это не Борис) есть все шансы на то, чтобы хотя бы повторить или побить рекорд кота Уилберфорса, при котором сменилось четыре британских премьер-министра – от Эдварда Хита до Маргарет Тэтчер.

Примером Ларри может послужить также его соотечественник кот Натмег, скончавшийся в 2017 году в возрасте 32 лет. В пересчёте на «человеческий» возраст ему было бы 144 года. Американский кот Крим Пафф из столицы Техаса Остина вообще прожил свыше 38 лет. А ведь эти рекордсмены не ощущали себя такими большими господами, каким считает себя Ларри.


Ссылки по теме:

Премьер Джонсон – друг Трампа, который погубит Британию

А судьи кто? Почему Джонсону не следовало вступать в полемику с Путиным о либерализме

Что России с Brexit?

Оставить комментарий

Почему Россия не дала частоты британскому глобальному провайдеру OneWeb Американские лётчики будут глядеть на Су-57 глазами, полными слёз
Новости партнёров
Загрузка...