сегодня: 14/12
Святой дня
Праведный Филарет Милостивый

Бешеная немка

Бешеная немка

Не нужно относиться всерьёз к угрозам министра обороны ФРГ Урсулы фон дер Ляйен - это всего лишь игры "политического животного"

Общественность России всколыхнули слова министра обороны ФРГ Урсулы фон дер Ляйен о том, что Европа собирается говорить с Россией с "позиции силы". Если дословно, то на заседании комитета Европарламента по международным делам и подкомитета по безопасности и обороне она заявила: "Наша позиция такова: мы хотим разумных отношений с Россией, но мы знаем, что это должно происходить с позиции силы".

Дальше она, правда, постаралась смикшировать впечатление от этих слов, довольно неуклюже попытавшись их дезавуировать: "Должно быть ясно, что мы заинтересованы в разрешении конфликтов за столом переговоров. Конфликты должны решаться только за столом переговоров и никак иначе". Но дело было сделано: Германия впервые с 1941 года объявила устами своего министра обороны о силовом решении "русского вопроса". 

"Урсула фон Гитлер"? 

Социальные сети в России не то чтобы запестрели, но не преминули воспроизвести фотографии военных лет, где предыдущие сторонники "позиции силы" с Россией в обмоченных штанах жалко тянут руки кверху, хныча: "Гитлер капут". Кое-кто напомнил, во что превратился Рейхстаг к 2 мая 1945 года после предыдущей попытки разговаривать с русскими с позиции силы. Кто-то вспомнил Адольфа Гитлера, который явно неубедительно завершил подобный диспут. Не забыли вспомнить и о Нюрнберге, где особенно рьяных диспутантов с Россией попросту повесили. Тех, кто сам не отравился. 

На самом деле ситуация сложнее. Урсула Гертруда фон дер Ляйен, урождённая Альбрехт, в свои 58 лет принадлежит к тому поколению немцев, с которыми и при которых вспоминать о Второй мировой войне было в Германии не принято. Оно и понятно: это были дети военного поколения, а тому не то что гордиться было нечем, а вспоминать войну было позорно и мучительно. Потому что получилось, что все немцы военных лет делились на тех, кто воевал за неправедные цели, убивал и совершал военные преступления, кто сжигал людей в концлагерях и расстреливал десятками тысяч, - и на тех, кто так или иначе потворствовал этому, поддерживая своего великого фюрера. Который однажды решил поговорить с Россией с позиции силы. И кончил крахом своей страны, своей идеологии - и крахом всего, чем жили при нём немцы.

Кроме, разве что антифашистов, но таких были единицы. 

Вот и о чём могли рассказывать уцелевшие отцы своим детям о своём прошлом при Гитлере? Правда, отец её, Эрнст Альбрехт, войну встретил в 9-летнем возрасте, а проводил в 15 лет, счастливо избежав последних безумных мобилизаций Гитлером мальчишек из "Гитлерюгенда". Так что он принадлежит к тем, про кого незабвенный "папаша Мюллер" говорил в "Семнадцати мгновениях весны": "Тем, кому сейчас десять, мы не нужны: ни мы, ни наши идеи; они не простят нам голода и бомбежек". Однако и антифашистом он не был, а счастливо перетёк в состояние еврочиновника по экономической линии, работал в Еврокомиссии и жил в Брюсселе. То есть стал живым олицетворением той новой Европы, которая, казалось, извлекла уроки из Второй мировой войны. 

Вспомним: это светлые, беззаботные, открытые будущему шестидесятые. Где символом капиталистической молодёжи был Че Гевара, где жизнь улучшалась на глазах, где место вековых европейских войн заняли открытые границы, и та же молодёжь могла хипповать себе в общих коммуннах, независимо от национальности и былых счётов между отцами. Где даже революции проходили как-то на фоне танцев и свободного секса, как в 1968 году…

Нет, не "фон Гитлер" наша Урсула. 

Урсулы фон дер ЛяйенУрсула фон дер Ляйен. Фото: imago stock&people/Imago/TASS

Политическое животное 

Урсула наша - просто политическое животное. Типичное такое для Запада, особенно на нынешней его стадии возвращения в варварство.

В этом термине нет ничего оскорбительного. Так политологи подчас называют тех деятелей, которые не просто крутятся в политике всю жизнь, а для которых политика является самой атмосферой их жизни, средой обитания. Где такие деятели рождаются, действуют, размножаются и умирают, оставляя жить в ней же следующее поколение. Это такой профессиональный околополитический класс, беспроблемно переходящий в политический и обратно. 

А уж если политик - прямой потомок подобного политика - как его иначе определить?

Жизнь Урсулы прошла именно в таком заповеднике политиков. Который тогда ещё не напоминал нынешнюю кроличью клетку, откуда сегодняшних европейских деятелей кто-то словно вытаскивает за уши. Отец - генеральный директор в Еврокомиссии. Происхождение - дворянское, хотя титул барона один из её предков получил, выйдя из торгашей и мануфактурщиков. Зато - из рук русского императора. Александр II удостоил им торговца хлопком из Бремена, который переехал в Россию и основал там несколько текстильных мануфактур.

Муж - из младшей ветви владетельного дома фон дер Ляйенов, хозяев княжества Ляйен, с сенешалями, архиепископами и курфюрстами в роду. Профессор медицины, владелец фирмы медицинского оборудования. Тоже немножко политик - член палаты своего Ляйена. 

Изучала Урсула экономику, училась в Лондоне, перевелась на медицину, защитила диссертацию. К которой, правда, кое у кого возникали вопросы насчёт вторичности текста, но - поздно, когда уже труда не составило замять ту историю.

Затем женщина по случаю присоединяется к партии ХДС - ну не социал-демократкою же быть дворянке и графине по мужу. В 2001 году она - вице-мэр небольшого городка, где жила и член земельного парламента Ганновера. К ней там пригляделись. Уже в 2003 году Урсула избирается в более влиятельный парламент Нижней Саксонии. Тут же становится земельным министром в кабинете - запомним - Кристиана Вульфа. Через два года канцлерин Ангела Меркель делает её уже федеральным министром - по делам семьи, пожилых граждан, женщин и молодёжи. Ещё через четыре года она избирается в бундестаг и вскоре становится министром труда и социальных дел. Шла даже речь о выдвижении её на пост президента Германии на выборах 2010 года. Но в итоге им стал Кристиан Вульф. Да, тот самый. 

Элитарии тянут друг друга друг за другом - вот секрет устойчивости политической системы западных варваров. Ничего не поменялось здесь со времён Средневековья, тех самых сенешалей и курфюрстов. После недолгой эпохи социальных экспериментов, как раз и закончившихся испугом 1968 года, всё вернулось на круги своя. 

Взбесившаяся немка? 

Любопытно, что такой юркий и, что называется, "принадлежащий" политик как Урсула фон дер Ляйен именно в последнее время стала позволять себе довольно эксцентричные высказывания. Ещё в 2005 году она предлагала и жёстко отстаивала довольно разумные инициативы - особенно в том, что касалось семей и женщин. Но с 2013-го она словно взбесилась. 

Во-первых, проявила непреклонную волю к тому, чтобы стать министром обороны - даже против желания Меркель. Добилась своего. Во-вторых, тут же начала перекраивать армию по своим лекалам. Провела план, по которому доля женщин в армии должна подняться до 20 процентов. При этом должна быть обеспечена совместимость службы и семьи, а солдатам должен предоставляться неполный рабочий день и отпуск по уходу за ребёнком. Кстати, да - солдаты должны иметь более широкие возможности для ухода за ребенком в казармах.  

Это было прогрессивно, это было по-хорошему политикански, но это, если быть объективным, хорошо для мирного времени. В военное - такая армия сильно теряет в боеспособности. Данную проблему министр стремится перекрыть за счёт масштабного перевооружения и оснащения армии новыми массами оружия. 

Потом она объявляет о возможности использования немецких войск в Ливии: "Мы не сможем не внести свой вклад". При ней немецкий батальон впервые со времён Второй мировой войны закрепился вблизи границ России, в Литве. Буквально на днях выступила за создание военного союза с Францией: "Референдум по Brexit и американские выборы открыли нам глаза. Мы, европейцы, должны взять свою безопасность в свои руки". 

Так что в нынешней эскападе нет на деле реального содержания. Просто политическое животное Урсула фон дер Ляйен решила продемонстрировать, каким оно умеет быть бешеным. Русские? Да что нам русские! Мы с ними - да с позиции силы запросто!

На деле же это - бешенство кролика. Вынутого за ушки из клетки неведомым хозяином как раз для использования в нужное время. Потому и перед Меркель её отбили именно на министра обороны. 

"Нужные" времена, похоже, начались. Но что нам-то, русским, до бешенства кролика? Слава Богу, мы и бешеного волка по кличке Адольф отучили разговаривать с нами с позиции силы…

Читайте также:

Германия пожаловалась на тяжелые проблемы в отношениях с США

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх