Банкроты молодеют: Что не так с кредитованием в России

  • Банкроты молодеют: Что не так с кредитованием в России

Служба судебных приставов опубликовала очередной отчет. Общий вывод: наши долги растут, а реальным имуществом они не обеспечены, налагать взыскания не на что

На 1 сентября 2018 года (статистику публикуют неторопливо) налоговые приставы России взыскивали 4,5 млн долгов перед кредитными организациями на 1,7 трлн рублей. Это хорошая новость – по итогам первого полугодия сумма составляла 1,8 трлн рублей (почти 2% ВВП), на 5,5% больше. Так что судебная задолженность постепенно сокращается, но все еще остается весьма высокой, а новая кредитная лихорадка обещает нам новый рост взысканий в весьма недалеком будущем.

Долги – дело молодое?

Известно, что на молодежь от 18 до 30 лет приходится 13% долгов перед банками, а на граждан старше 66 лет – и вовсе менее 1%. Но если с последними все понятно (им просто не дают кредиты), то с молодежью ситуация интереснее.

Да, доля судебных взысканий, накладываемых на жителей России в возрасте до 30 лет, пока невелика, зато они с пугающей частотой начали фигурировать в делах о несостоятельности. То есть, получив уведомление об исполнительном производстве, многие из них сразу же начинают процедуру банкротства. Национальный центр банкротств констатирует, что с 2015 года, когда начал действовать соответствующий закон, средний возраст подавших заявление на признание несостоятельности снизился на 13 лет!

И это – отдельная проблема.

Во-первых, большинство этих молодых ребят взяли кредиты не в банках, а в МФО под их развеселые проценты. Просто потому, что банки избегают выдавать сколько-нибудь крупные суммы молодежи. В этом смысле, если уж очень нужны деньги, можно порекомендовать начинающим должникам сперва взять пару потребительских кредитов на какие-нибудь макбуки-айфоны, успешно их закрыть, и после этого уже идти в банк за более солидными деньгами.

микрофинансФото:  BestPhotoPlus / Shutterstock.com

Во-вторых, почти все эти должники берут кредиты якобы на «создание бизнеса», но большой веры в это нет. Несущаяся отовсюду реклама красивой жизни, потребления, путешествий и обстановки вечного праздника дезориентирует инфантильное поколение. Полагаем, что бо́льшая часть денег, которые эта категория заемщиков так и не смогла вернуть, были попросту спущены на развлечения. А имущества-то у молодых чаще всего толком нет. Приставы приходят в квартиру родителей такого должника, заходят в его комнату – и понимают, что кроме плаката World of Tanks и пары застиранных трусов изымать-то особо и нечего. Родители не отвечают своим имуществом по долгам совершеннолетнего остолопчика, и он прекрасно об этом знает.

Зарплата есть, имущества нет

Орешкин обещает рост доходов и успехи в борьбе с бедностью

Лишь 25% граждан, по которым открыты исполнительные производства, обладают хоть каким-то имуществом, констатируют судебные приставы. Более взрослым и вроде бы состоявшимся должникам также удается уходить от материальной ответственности. Передача имущества друзьям и знакомым – способ простой и распространенный, а методы взыскания по нему не отработаны, причем, кажется, вполне сознательно. Ведь чиновники, которые должны бы поставить барьеры на пути подобного ухода от выплат, сами являются большими мастерами укрывания «лишнего» имущества – закон о госслужбе суров, но подслеповат.

Выросло и число долгов на душу неплательщика: раньше банкротили в основном по 1-2 долгам, сейчас уже по 3-4. Рекламная кампания «легкой реструктуризации» приносит свои плоды.

приставФото: www.globallookpress.com

А вот хорошая цифра – удалось наложить взыскание на доход 46% должников, чьи дела переданы в Службу приставов. Для страны с серыми зарплатами и мутными источниками дохода это очень неплохой процент, который к тому же уверенно растет. Статья 99 закона «Об исполнительном производстве» гласит: «… с должника-гражданина может быть удержано не более пятидесяти процентов заработной платы и иных доходов <из суммы, оставшейся после удержания налогов>. Удержания производятся до исполнения в полном объеме содержащихся в исполнительном документе требований». Исключения – задолженность по алиментам и возмещению ущерба, там речь идет о 70%. Таким образом, вычет из зарплаты является достаточно действенным способом взыскания, который при этом не доводит нормального должника до нищеты.

Ведь большинство должников – не откровенные мошенники, а люди, не сумевшие рассчитать свои силы. Чаще всего – наивно поддавшиеся на рекламу, соединенную с очень странной нашей традицией «выглядеть богаче, чем сосед».

Центробанк не поможет

Запомните главное: государство не будет защищать граждан от финансовых организаций и вообще от долгов. На этом фронте делается только минимально необходимое, и то с большой задержкой. Так, допустимый процент по кредитам, выданным микрофинансовыми организациями, до сих пор превышает 800% годовых. Несмотря на очевидную нелепость подобных ставок в стране с 5% инфляции, Центробанк только сейчас, со скрипом, готовится ограничить ставки до тоже вполне заоблачных 365%, а общий размер переплаты – до 300%.

И тому есть вполне разумное объяснение.

Во-первых, потребительские кредиты, главный источник хлопот судебных приставов – это, как ни крути, один из двигателей торговли. Найти сто тысяч рублей на покупку здесь и сейчас сможет менее 10% российских домохозяйств, а в качестве кредита хотя бы на год, по 10 тысяч в месяц, это выглядит вполне терпимой суммой. То есть без кредита товар вообще не был бы продан, налоги с этой операции не уплачены, продавец не нужен и так далее.

Во-вторых, должник – это управляемый человек. Выезд из страны, о котором говорят приставы, – ограничение само по себе не слишком обременительное для того, кто взял кредит на «домашний кинотеатр» и не смог расплатиться. Оно принесло в этом году около 45 млрд рублей возвратов по всем категориям долгов – не слишком значимая сумма на общем фоне. Но находясь под контролем государственных служб, выплачивая часть дохода или изыскивая иные способы решения финансовых проблем, человек – до определенной грани, конечно – крайне далек от какой-либо фронды. Напомним, речь идет о 4,5 миллионах – весьма существенной части взрослого населения России, при этом в отчете не упомянуты задолженности перед службами ЖКХ, а это, между прочим, соотносимые с банковскими долгами цифры: 3,2 миллиона исполнительных производств, 1,4 триллиона рублей. Причем если банковские долги пока сокращаются, то коммунальные, напротив, растут.

рублиФото: www.globallookpress.com

Несмотря на то что юридические лица берут куда более крупные кредиты, чем «физики», объем их судебных долгов – в три раза меньше. Не какие-то абстрактные «хитрые бизнесмены», «жулики-предприниматели», а мы сами не отдаем долги. А ведь большинства этих долгов могло бы просто не быть – кредиты чаще всего берутся на откровенные излишества или баловство.

Будьте осторожнее в своих желаниях. Дешевые понты имеют свойство становиться очень дорогими. Живите по средствам, друзья.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту


Ссылки по теме:

Раскаяние без процентов: Ростовщики тоже плачут

Как вытащить граждан России из кредитной ямы

Кредитный бум может спровоцировать новый банковский кризис в России

Оставить комментарий

Михаил Делягин о «неограниченной безответственности» российских чиновников и депутатов Реактивный вертолёт – будущий убийца американской ПРО
Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...