сегодня: 26/07
Святой дня
Собор Архангела Гавриила

Азаров: За три года экономика Украины откатилась на 20 лет

Азаров: За три года экономика Украины откатилась на 20 лет

Эксклюзивное интервью с Николаем Азаровым об экономических итогах для Украины

В России нет ни одного человека, который бы не переживал за происходящее в соседней Украине. В стране, которая была, есть и будет братской, власть принадлежит людям, готовым уничтожать своих сограждан только потому, что они с ней не согласны.

Украина 2016-2017, итоги переворота. Ситуацию прокомментировал в программе "Реальное время" председатель Комитета спасения Украины, экс-премьер-министр Украины Николай  Азаров.

За три года экономика Украины откатилась на 20 лет

Юрий Пронько: Можно ли сейчас говорить об итогах, о сухом остатке, который уже понесла соседняя братская страна?

Николай Азаров:  Ну конечно, ведь прошла не неделя, не месяц, прошло уже почти три года. Три года - срок вполне достаточный, чтобы реализовать те благие пожелания, если они были у организаторов госпереворота, или показать, что они ни на что не способны. Так вот, эти три года привели к тому, что по всем абсолютно показателям, абсолютно по всем, начиная от детской смертности, продолжительности жизни, уровня жизни, безработицы, объема ВВП, объема экспорта – абсолютно по всем показателям Украина откатилась примерно на 20 лет.

Ю.П.: То есть и социальный, и экономический фактор?

Н.А.: Да, я сказал, что это по всем – нет ни одного показателя, который бы продемонстрировал прогресс. Ну, например, резкий рост преступности, да? Вот преступность растет, это плюс или минус? Наверное, это минус.

Меня удивило, что недавно Европейской Ассоциацией Городов Киев признан самым криминогенным городом в Европе. Среди 450 городов. Это тот самый Киев, в котором в 2012 году проводилось Евро-2012. Когда к нам приехали сотни тысяч болельщиков…

Но тем не менее в 2012 году не было ни одного, подчеркиваю, ни одного инцидента, в отличие от соседней Варшавы, в которой происходили и драки, и все что угодно. Наоборот, все посетители Украины тогда отметили, что Киев абсолютно спокойный город, очень благожелательно настроенный к иностранцам, и вот тогда меня это радовало. А сейчас меня огорчает, безусловно, что Киев стал таким криминогенным городом.

Майдан Незалежности в Киеве. Фото: Nazar Furyk/Zuma/TASS

Ю.П.: Я очень люблю Киев, наверное, как и вы. Это же жемчужина – это не просто город, это жемчужина. И вот представить, что это стало самой криминогенной столицей в Европе…

Н.А.: Не столицей, а городом – столиц-то гораздо меньше! Возьмите, например, Марсель во Франции, и вот Киев, оказывается, более опасен для жизни, чем Марсель.

Парадоксальная вещь – европейский путь развития, коктейли Молотова и убийства

Ю.П.: А на ваш взгляд, это имеет политическую основу – эта криминализация общества – экономическую основу? Что первично в этой всей истории?

Н.А.: Вы знаете, не могли прийти к власти таким путем, путем военного переворота, путем кровавой бойни, люди, которые были заинтересованы в европейском пути развития. Это же парадоксальная вещь – европейский путь развития, коктейли Молотова и убийства. Это же диаметрально расходящиеся направления.

Ю.П.: Стрельба в центре города…

Н.А.: Стрельба в центре города, да. Сотни погибших. Почти тысяча раненых. Масштабы вы себе можете представить? Вот этого переворота?

Я не говорю, что после переворота уже десятки тысяч погибли. Так вот, те люди, которые пришли на крови, вы можете себе представить, что они вот пришли, смыли кровь с рук и начали всем цивилизованно управлять? Конечно, нет.

Если Порошенко еще в 2005 году был уволен из администрации президента Ющенко, его кум, собственно, Ющенко, уже больше терпеть не мог его коррупцию, и его со скандалом уволили. Как вы думаете, придя и став так называемым президентом, он как-то изменился? Ну, наверное, нет?

Естественно, он продолжает заниматься тем же самым, о чем сейчас красноречиво говорят записи господина Онищенко… И такие пагубные результаты могли быть реализованы только в том случае, если к власти дорвались откровенные бандиты, которых не смущает пролитие крови, которых не смущают любые методы обогащения. Ну последняя ситуация, когда обанкротился такой системный самый крупный банк – Приватбанк.

Профит Коломойского и Порошенко

Бывший премьер-министр Украины, председатель Комитета спасения Украины Николай Азаров перед началом круглого стола "Украина: два года после переворота - итоги и перспективы". Николай Галкин/ТАСС 

Ю.П.: А что это, кстати, Николай Янович? Я хочу от вас услышать, как эксперта, что это за национализация?

Н.А.: Ну национализация это, в общем-то, взаимовыгодная операция для Порошенко и для Коломойского. В чем заключаются выходы для того и для другого? Что контора, которая собирала деньги с вкладчиков, а там более 20 миллионов вкладчиков, так на минуточку, порядка 180 миллиардов вкладов – это серьезно.

Так вот, эти деньги были разворованы, выведены, причем аудит показал, что 97% кредитов, которые предоставлял этот банк, это кредиты самим себе. То есть инсайдерские кредиты. Они, разумеется, относятся к разряду невозвратных. Сейчас бывшие владельцы банка объясняют тем, что менеджмент, оказывается, был такой халатный, который принимал в качестве залогов какие-то сараи. Ну вы поверите в то, что банк выдал шесть миллиардов долларов кредитом в залог сараев? Теперь, а в чем же заключается вывод…

Ю.П.: Нет, это абсолютно продуманные и циничные схемы, которые реализуются…

Н.А.: Конечно, да. Я всегда относился негативно к деятельности Приватбанка, будучи премьер-министром, заставлял заниматься очень серьезным контролем, и при мне такой ситуации, конечно, не было. Но эти три года, конечно, показали, что пришли откровенные мародеры, и просто за эти три года были выведены все капиталы Приватбанка.

Ю.П.: Все-таки, в чем профит Коломойского и Порошенко?

Н.А.: Да, так вот, Порошенко. А в чем же профит Коломойского? Я думаю, что это абсолютно согласованная операция, я думаю, время покажет. Профит заключается в том, что сейчас за счет инфляционных денег, за счет обычной эмиссии напечатали уже 15 миллиардов, они уже напечатали, чтобы как-то ликвидировать панику в банкоматах, потому что этот банк вообще-то обслуживал более 50% зарплаты по стране.

Ю.П.: Системный банк.

Н.А.: Можете себе представить, к чему приведет банкротство и остановка выдачи денег. Поэтому сейчас систему, когда она стала государственной, стали насыщать эмиссионными деньгами, и в этом заключается выгода Порошенко, что не допущено банкротство такого. То есть банкротство и обвал этого банка - это обвал и падение Порошенко.

Но, безусловно, негативные результаты от этого скажутся, потому что чем-то дыру в 150 миллиардов надо заполнить, эти фантики продолжат печатать, произойдет дальнейшая девальвация, рост цен и так далее – все эти негативные моменты, которые, конечно, лягут на людей.

Президент Украины Петр Порошенко и бывший глава Днепропетровской области Игорь Коломойский на пресс-конференции в Днепропетровской областной государственной администрации. Михаил Палинчак/пресс-служба президента Украины/ТАСС 

Преступники стали назначаться на самые высшие посты в государстве

Ю.П.: В основе нынешней украинской власти криминал был изначален? И это не пафосное выражение?

Н.А.: Это не пафосное выражение, потому что те, кто способен убивать, да, те, кто стоял на Майдане? Боевики. Они были способны убивать работников правоохранительных органов, а как показали многие факты, из таких же как и они, так называемых мирных манифестантов. Потому что стреляли не только в правоохранительных, они стреляли и в своих же манифестантов, которые стояли на Майдане – так называемая небесная сотня.

То есть ну кто это по определению? По определению преступники. Вот эти преступники стали назначаться на самые высшие посты в государстве. Вот некий, например, Кива, один из боевиков, был назначен начальником полиции, скажем, там, областной – Киевской области. Так, потом стал каким-то там наркоконтролем заниматься. Сейчас он в советниках. Что он говорит? По существу он говорит, что "надо жителей Донбасса заставить любить Украину".

Я недавно посмотрел запись, когда жители города Кривой Рог решили исполнить какую-то достаточно известную популярную песню, и вот надо было увидеть добрые лица этих людей, которые пели эту песню, и искаженные, какого-то скотского, звериного выражения лица тех, кто бил пенсионеров. За что бил? Только за то, что люди запели песню. Ну вот у вас в голове укладывается? Это что, Европа? И что эти явления, когда я сейчас рассказываю – что не знают послы Соединенных Штатов, Германии, Франции – они что, не видят этого, не замечают? Они что, не рассказывают в своем правительстве об этом?

Конечно, наверное, рассказывают…

Фото: AP/ТАСС

Логика западных демократов - создать анти-Россию

Ю.П.: Вы многих этих европейских политиков знаете лично, вы с ними общались. Что это за двойные-тройные стандарты? Замечаем одно – не видим другого?

Н.А.: Знаете, я достаточно долгое время пребывал в некоторых иллюзиях, и я откровенно могу сказать, может, кто-то скажет – вот недалекий человек – ну я сознаюсь. Может быть, и недалекий… Но хотелось бы верить в какие-то хорошие вещи. Я встречаюсь со многими европейскими политиками, слышал от них абсолютно грамотные, правильные разговоры, что Украине надо строить независимую судебную систему. Я это видел, да, надо строить. Что в Украине надо строить демократическую систему. Чтобы люди имели право на свободу высказываний, да, на свободу выражения различных точек зрения.

Да, я абсолютно сторонник этого. Что Украине надо развиваться, проводить реформы…  Да, я тоже сторонник этих реформ. Что мы готовы вам помогать, это я все слышу. Но когда под видом этих лозунгов стали реализовываться абсолютно неонацистские фашистские направления, я понял, что основная логика этих так называемых западных демократов состояла в том, чтобы создать анти-Россию. Из Украины сделать анти-Россию.

Что при этом произойдет в экономическом плане, в политическом, в социальном, что произойдет со свободой слова, с фундаментальными, как говорят, ценностями, то есть право человека на свое мнение, право на собрание – это было вторично и абсолютно никого не стало интересовать. И тут я, конечно, вспомнил, как один ваш руководитель российский – не хочу называть фамилию – мне рассказывал свои впечатления от встреч с европейскими политиками, и говорил: ты знаешь, посмотри на них как бы изнутри и ты увидишь, что за их словами ничего нет. Кроме желания выполнять какие-то определенные цели и установки. И вот к большому моему сожалению я сейчас вижу, что произошло такое расхождение между тем, что декларируется, и тем, что реально осуществляется. Тем более, что события на Майдане показали прямое участие западных стран в реализации государственного переворота. Прямое участие – тут начиная от финансирования, кончая инструктированием.

Участники марша националистов, организованный добровольческим вооруженным формированием"Азов" и неформальным объединением "Правый сектор" по случаю 74-й годовщины создания Украинской повстанческой армии (УПА). Петр Сивков/ТАСС 

Сейчас в России активно обсуждается тема Сирии, так вот я хочу сказать, что мы в 2010 году знали Сирию – господин Асад был с визитом в Украине, видели, что Сирия - это благополучно развивающаяся страна. И вот, начиная с 2010 года, начала реализовываться программа смены режима. Убрать Асада – каким образом? Да точно таким же как и у нас, это находились так называемые оппозиционеры, они финансировались, им поставлялось оружие, создавались боевые отряды и эти боевые отряды, пользуясь рядом противоречий, которые существовали в сирийском обществе, навязали Сирии гражданскую войну.

Ю.П.: И прикрылись фразой "умеренная оппозиция".

Н.А.: "Умеренная" – это понятно. Все, конечно, никакая не умеренная, те же самые бандиты.

Ю.П.: То есть на самом деле неважно, какая страна – Украина или Сирия, шаблон везде один.

Н.А.: Шаблон везде один. И вот то прозрение, которое к нам доходило с большими трудностями – а почему с трудностями? Потому что много лет велась работа по тому, что нам рассказывали, что "у нас все плохо по определению", что "вот там совок, советская система плохая, а вот там все хорошо". И, в принципе, мы бывали же не где-то в каких-то бедных районах, а мы ж бывали в столице, и по сути дела видели только парадную вывеску этих столиц. Мне довелось побывать на юге Италии, и я своими словами скажу, что лучше там не бывать. Во многих городах – это крайне низкий уровень жизни, даже близко не сопоставимый…

Ю.П.: Это не витрина Италии.

Н.А.: Это не витрина, да. То есть все эти страны в Европейском Союзе – они абсолютно разные. Есть по нашим меркам благополучные. Есть неблагополучные. Вот Украина, например, в 2013 году по уровню жизни была ничуть не хуже Румынии или Болгарии, да. Худо-бедно, постепенно, постепенно, так сказать, мы все-таки вывели из того кризиса. Вы, наверное, Юрий, с трудом поверите, что в 1994-1995 годах средняя зарплата была 20 долларов в Украине в месяц. А средняя пенсия порядка 8 долларов. Но это же было! Мы в 2013 году, оценивая социальную ситуацию в стране, мы все-таки вышли на среднюю зарплату в 500 долларов и среднюю пенсию около двухсот долларов.

Ю.П.: Двадцать долларов и пятьсот долларов…

Н.А.: Двадцать долларов и пятьсот. То есть мы прошли большой путь. Да, не дошли, на тысячу не вышли, на полторы не вышли, на две не вышли – но я ведь никогда никого не обманываю, потому что это десятилетия упорного труда и, что самое-то важное, – это десятилетие модернизации нашей промышленности. Это десятилетие создания научного потенциала, потому что на продаже зерна, на продаже слябов, на продаже руды, на продаже химудобрений мы никуда не вырвемся.

Мы вырвались, 500 долларов, да, ну, может, там, до 1000 доживем, в лучшем случае, но не выше. А создавая продукцию с высоким уровнем добавочной стоимости или, скажем, высокого технологического уровня, вот тогда у нас есть возможность вырваться вперед.

И самое главное, что я всегда говорил - что мы теряем время. Время - это самый важный капитал. Потому что, скажем, отсюда появилась программа модернизации, программа активизации промышленности Украины, которую правительство утвердило в 2013 году. Она сочетала два главных принципа – это прежде всего принцип стратегического планирования государства, то есть что нам надо – не сегодня, а через 20 лет. Потому что предприятия строятся не с расчетом на сегодня, не с расчетом, что будет через 2 года, а они строятся с расчетом, что будет через 20-30, а, может быть, даже и через 50 лет <…>

За один год Китай производит столько, сколько производило 10 Украин

Н.А.: Я говорю: слушайте, друзья (Национальному Банку), вообще, за что вы отвечаете? Вы отвечаете за стабильность национальной валюты. А чем определяется стабильность национальной валюты? А прежде всего оттоком капитала из страны. А вы обязаны это делать. Если вы возьмете под контроль отток капитала, то мы с нашим экспортом (у нас был экспорт товаров 90 млрд) спокойно справимся с 30-миллиардными платежами – за газ, долги и так далее. Спокойно справляемся – обеспечим и критический импорт.

Теперь посмотрите на импорт, посмотрите на фальшивый импорт – загнали деньги за рубеж, а импорта нет. Посмотрите на т.н. репатриацию капитала. А за что это он собирается репатриировать капитал? Что он построил, что он сделал? Почему? И так далее.

То есть если Национальный банк будет исполнять как надо свои обязанности и отвечать за нулевую инфляцию (ну не нулевую, а 1-2%, за нормальную инфляцию), если он будет отвечать за отток капитала, за стабильность курса, то курс будет стабилен. Он четыре года был абсолютно стабилен.

Незадолго до отставки я планировал: а сколько можно по году опустить? Немножечко, потому что нажимали на меня, мне уже надоедало воевать. Хотя, в принципе, сейчас многие говорят: нельзя, курс должен определяться рыночными механизмами. Да правильно, рыночными механизмами, но не курс же главное для развития страны! Главное для развития страны – это экономический рост, причем качественный экономический рост.

Потому что если мы отстали на 25 лет, условно скажем, или сейчас имеем 60% от того, что имели в 1990 году, то нам нужно иметь минимум 6-10% ежегодного роста, чтобы в обозримом будущем (не вообще когда-то, через 50 лет, а в обозримом будущем, то есть на уровне жизни одного поколения) выйти на какой-то уровень, нам надо иметь 6-10% ежегодно.

Возможно это? Давайте посмотрим. Китай, например. Имеет уже 35 лет темпы роста от 12%, от 15% в самом начале, до 6,7%. Кто-то даже скулить начал: а вот Китай, замедление темпов роста. Ребята, дорогие мои, ну что такое 6,7% роста при ВВП Китая 15 трлн долларов? Что это такое? Это один процент роста – полтора триллиона. Вернее, 10% роста – полтора триллиона.  А что такое триллион роста? Это десять Украин. То есть за один год Китай производит столько, сколько производило 10 Украин.

При выработке этих принципов, конечно, я изучал и китайский опыт, и южно-корейский. Много смотрел различных моделей. Слушал, конечно, и специалистов МВФ. И вот методом проб и ошибок… Вначале мы безропотно выполняли все, что говорили широколобые специалисты из МВФ. Правда, иногда их квалификация вызывала сомнение, но поскольку они были под этой вывеской, мы сначала под козырек – и выполняли.

А потом – выполняли, выполняли, выполняли, и становилось все хуже, хуже и хуже. И начинали задумываться – а что-то, наверное, не так? Давайте посмотрим, что было в Аргентине, когда там здорово все выполняли, а что в других странах было? Да что-то вроде не так получается. А греки, например, десять лет выполняют, а пока только падают. И пришли к выводу: надо поумнее как-то относиться и жить тем опытом тех ошибок…

Я, вообще-то, не считаю, что надо учиться на ошибках. Я считаю, что надо учиться не на ошибках, а надо учиться на успехах. Чужих, своих. Анализировать, что же у нас было успешного, и как это было. Кто это реализовывал, как. И прежде всего учиться на этом позитивном опыте.

Страна не ощутила западной помощи

Ю.П.: Ну я так понимаю, для нынешней украинской власти МВФ, Всемирный банк – это не просто консультанты. Это те, кто приносит деньги.

Н.А.: Понятно, да. Тут вопрос такой: поскольку сели на эту иглу…

Ю.П.: Они понимают это? Порошенко, его окружение… Они понимают, что они на эту иглу все глубже и глубже усаживаются? Ладно бы сами, они же страну усаживают…

Н.А.: Во-первых, страна их никого не беспокоит. Поверьте мне, я их всех знаю как облупленных. Для них страна стоит на 10 месте.

Ю.П.: Ну как – они же называются – "президент", "премьер-министр"…

Н.А.: Ну называться можно по-разному. Но суть не меняется от этого. Они же не дураки – они прекрасно понимают, что они делают. Но эта жажда наживы… Мне трудно понять, потому что, по большому счету, наверное, 10 миллионов – это же огромная сумма, можно жить и жить. Миллиард – вообще дикая цифра, которой, наверное, хватит на твоих 20 поколений. Но куда дальше и куда больше? Если ты зарабатываешь эти миллиарды и вкладываешь, это один вариант ситуации. Ты зарабатываешь миллиард и ты его вкладываешь в свою собственную страну. Строишь предприятия, заводы. Участвуешь, так сказать, в индустриальном процессе, или постиндустриальном – не важно. Тогда понятна твоя мотивация. Но если ты тупо воруешь и вывозишь деньги за кордон – вот тут уже мотивация становится абсолютно алогичной.

Но и по-другому эти три года нельзя расценивать, потому что Украина получила большие деньги все-таки. МВФ – порядка 8 миллиардов, ЕС, европейские институции различные, реконструкция развития, например, Всемирный банк – в совокупности предоставили около 16 млрд долларов. Это для Украины большие деньги. Курс сейчас возьмите – 27, перемножьте и получите…

Ю.П.: А страна ощутила?

Н.А.: А страна не ощутила – в этом-то и парадокс. Скажем так: тариф на газ, стоимость для населения, при мне была одна – где-то 600 гривен, сейчас 6 000. В десять раз поднялась. Так вот, возникает вопрос: если для меня никаких проблем не было, обеспечивать население поставкой газа по такой цене (647), то почему ж сейчас для них проблема, если они населению поставляют в 10 раз дороже? 6500 или 6600? Почему это проблема, почему они сейчас с долгами?

Если сейчас Украина закроется, то мир этого не заметит

Ю.П.: Потому что они "европейцы", они пошли туда! Они ж хотят демонтировать свою зависимость от России.

Н.А.: Глупость. Конечно, глупые люди. Как наживаться – так у них ума хватает, а вот как просчитать и разложить все по полочкам…

Почему глупость? Да потому что нет в мире независимых ни от кого стран. Взять, например, Китай – гигантская экономика, зависит от энергоносителей. Взять Японию – зависит. Взять Америку – казалось бы, супермощная держава – тоже зависит! Мы поставляем им титан, а Боинг не может без этого титана стойки свои делать, например. Россия – зависит от кого-то, во многом зависит, кстати. Украина – от многих тоже зависит, ну и что? Особенно сейчас, в процессе глобализации. Ну зависишь ты – сделай так, чтобы от тебя тоже зависели.

Вот если сейчас, грубо говоря, Украина закроется, то мир этого не заметит. 

Ю.П.: Они хотят закрыться, как я понимаю, с востока, но распахнуться на запад…

Н.А.: Ну распахнулись. Мы же отказывались на тех условиях подписывать это соглашение о зоне свободной торговли с Евросоюзом. А они тут же подписались. И что же произошло? Распахнулись и получили падение экспорта в тот же самый ЕС на 36%. Можете себе представить? Вот и "распахнулись"…

Так вот, я завершу свою мысль. Если, например, завтра Украина закроется от всех, никому ничего поставлять не будет – заметит это мир или нет? Я думаю, не заметит. Потому что без 25-30 миллионов тонн зерна при годовом производстве под миллиард вряд ли это будет замечено. Произойдет перераспределение всего.

Главной нашей задачей было сделать так, чтобы Украина была интересна миру. Миру интересна, хотя бы чем-то…

(полную версию интервью смотрите в программе "Реальное время" на Царьграде)

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх