Андрей Ткачев: Распутин и Толстой поменялись местами

  • Андрей Ткачев: Распутин и Толстой поменялись местами

Но оба стали роковыми фигурами в падении Российской Империи

Приближается столетие со дня Февральской революции, отречение государя, фиктивного или действительного (об этом историки спорят), и есть основания полагать, что это подлог.

Убийство царской семьи свершится через год. Октябрьская революция в конце следующего года, так же будет столетие отмечаться.

В общем, даты вынуждают поднимать ворох исторических бумаг и ворошить память, и говорить о том, о чем говорить трудно, но необходимо.

Я сегодня, имея вообще полную ясность в голове о том, что о Распутине написано, сказано, снято пасквильно и красиво, и умно, и вдумчиво, и с любовью, и со справедливой критикой много фильмов и книг.

Я, конечно, хотел бы, только одну вещь сегодня успею сказать. Я хотел бы сравнить Григория Ефимовича Распутина со Львом Николаевичем Толстым. Это две роковые фигуры русской истории на излете дома Романовых на конце их правления, перед революцией, которая затем пролилась кровью.

Они зеркально отображают друг друга. Во-первых, роковая роль, безусловно. О Льве Николаевиче было сказано, что в России два царя: один - Николай Александрович на троне, второй - Лев Николаевич под троном. Там, под троном сидя, он со всех сил расшатывает трон. Примерно тоже можно сказать о Григории Ефимовиче, который, с одной стороны, всеми силами старался трон спасти, с другой  стороны, его как будто специально выдумали.

Лев Николаевич Толстой

Потому что если бы его не было, его нужно было бы выдумать врагам монархии. Это была козырная карта в руках всех, кто раздувал пропагандистскую шумиху вокруг дома Романовых, лично императрицы и государя императора. То есть он роковую роль сыграл в истории России, вольно или невольно. В этом смысле они оба такие зловещие фигуры, знаменующие собой как два ворона, каркающие смерть императорскому дому. Ну не больше, не меньше.

Хотя они, в общем, очень разные. Один  грамотнейший, образованнейший человек, другой писал с жуткими ошибками. Один - природный барин, а второй - крестьянин Тобольской Губернии.

Что интересно, на противоходе они поменялись местами. Природный барин Яснополянский всю жизнь баловался в мужичка, актерствовал, лапти надевал, сапоги шил, ходил на богомолье пешком, траву косил. А мужик из Тобольской губернии, не самые плодородные земли, не самый комфортный климат, суровый мужик с такой врожденной религиозностью, что ли такой особенный, такой крутой. Его занесло аж в салоны, где по-французски говорят. И где там эти дамы в ажурных шляпках, значит, такие соскучились по мужитству с религиозной приправой. Много сыграли эти дамы, кстати говоря, самое дамское окружение. Бабы в Тобольской Губернии окружали Григория Ефимовича постоянно, он их молиться учил, из них грех выгонял. Потом эти все франкоговорящие мамзели. Вот они поменялись местами. Такой барин в крестьянине, где ничего не получилось. Ну а крестьянин в барине писал записки о смене министров, и с архиереями на короткой ноге и прочее-прочее, не говоря уже, что и с императорским домом.

Григорий Ефимович Распутин

Они были действительно зеркально противостоящие друг другу два персонажа. В каком-то смысле психологически они довольно похожи. При том, что Толстой - рафинированный, образованный человек, в конце жизни обративший весь свой талант проповеди на уничтожение культуры. Он был обскурант высшей пробы. Он говорил, что балет не нужен, театр не нужен, это не надо, это не надо, все не надо.

Такой же был, в принципе, и Григорий Ефимович. Хотя он кушал пирожные, запивал их дорогой мадерой, в принципе, он был чужд культуре изначала, от колыбели. Он ее не знал, не понимал, она ему была не нужна. Он был мистик.

Граф как раз в этом смысле тоже зеркально противоположен Распутину. Потому что граф Лев Николаевич был враг всякой мистике. Он ненавидел мистику всеми силами своей гениальной, но плотской души. А Григорий Ефимович терпеть не мог всякую культуру за ненадобностью. Однако был мистик до мозга костей. И был религиозно одаренный, в этом нельзя ему отказать. Он был религиозно одаренный человек.

И, может быть, даже вначале очень жарко молился, и вполне возможно, Бог его хорошо слушал. А потом, поди попади из села во французские салоны. Там любой и покрепче ошалеет среди дам экзальтированного высшего общества дворянского, давно сошедшего с ума от разврата и безделья.

Оба они в полном смысле слова русские люди без берегов. То есть русский человек в них проявился как человек без берегов. Довольно разные берега у них, но и там, и там они пропали. Они сильны физически, крепкие, двужильные, ширококостные, обладающие магнетической силой притяжения, что роковым образом действует на лиц слабого пола. И тем, что сыграли роковую роль в истории Российской Империи. Под занавес вышли на сцену оба и каркнули каждый свою роль. И трон упал. 

Креативный класс заменят роботы Сергей Глазьев: Мы рискуем стать Бразилией

Оставить комментарий

Загрузка...