сегодня: 21/09
Святой дня
Рождество Пресвятой Богородицы

Андрей Пургин: Киев ненавидел Моторолу как символ русской помощи Донбассу

Андрей Пургин: Киев ненавидел Моторолу как символ русской помощи Донбассу

Эксклюзивное интервью Андрея Пургина о гибели Моторолы и перспективах Минских договоренностей

Кто стоит за убийством легендарного командира Новороссии? По словам одного из отцов-основателей ДНР, "украинский след" в этом преступлении очевиден. Почему почерк убийства свидетельствует о том, что Киев дегуманизирует жителей Донбасса? Кто еще мог погибнуть в результате теракта? Куда идет ДНР и есть ли будущее у Минского процесса? Об этом и многом другом - в эксклюзивном интервью основателя движения "Донецкая Республика" и экс-вице-премьера ДНР Андрея Пургина

Моторола - символ русского добровольца

Дарья Платонова: Я хотела бы вас спросить, как человека, который живет в ДНР, воюет там, который стал свидетелем всей "русской весны": кем был Моторола для Новороссии?

Андрей Пургин: Прежде всего, это был один из основных символов классического настоящего русского добровольца. Это человек, который по зову сердца, по зову души приехал в 2014 году, насколько я знаю, через Харьков, Донецк и так далее, через Славянск. То есть это человек, который символизирует тех русских добровольцев, российских добровольцев, которые приехали к нам, которые помогли отстоять нашу свободу и которые совершили высший гражданский подвиг.

Д.П.: Какие о нем воспоминания у вас,  у ваших коллег?

А.П.: Я не очень близко был с ним знаком. Но тем не менее, как вы понимаете, для Украины такие, как Моторола, и он в том числе, эти символы - как красная тряпка для быка. Для всего того конструкта, который выстраивается Украиной о российских войсках, "оккупации" и так далее, Моторола был живым символом того, что это неправда. Что это обычные люди, это люди из народа, это добровольцы, которые приехали, взяли в руки оружие, стали с нами плечом к плечу и начали защищать русских, защищать Донбасс, защищать Родину.

Фото: Михаил Соколов/ТАСС 

Д.П.: На этот раз СМИ очень активно осветили и саму гибель Моторолы, и похороны, где собрались более 15 тысяч человек, фотографии внушительные. Но почему до этого не было освещения гибели других в таком масштабе?

А.П.: Для российского телевидения, для России - это прежде всего гражданин России, правильно? Гражданин России, фактически герой. Пусть гражданский, но это гражданский герой. А если вспоминать Мозгового и так далее - все-таки это граждане Украины, это больше внутренние. А здесь классика, на самом деле: обсуждают своих граждан, которые вот совершили этот гражданский подвиг и погибли, совершая этот гражданский подвиг. Поэтому - да, можно было ожидать такой реакции российского общества, такой реакции донецкого общества, такой реакции СМИ - российских прежде всего.

Д.П.: Есть разные версии убийства. Говорят, что, возможно, это был латышский наемник. Какие ваши предположения?

А.П.: Нет, безусловно, на самом деле, тот, кто находится внутри украинского правового поля, правового медийного поля, и те, кто находится сейчас на Украине, подтвердят, что как раз Моторола - это был самый раздражающий символ. Этот символ тех добровольцев, тех русских, которые пришли, помогли, которые отстаивали с оружием в руках и так далее. То есть это одна из раздражающих символических фигур.

"Украинский след": жителей Донецка не считают за людей

А.П.: Поэтому, на самом деле, очень мало сомнений в том, что это "украинский след". Как технически - я думаю, что это уже вопрос, на самом деле, третий. Я думаю, что в этом разберется следствие, и преждевременно о чем-то говорить.

Хотел бы еще кое на что обратить внимание. Настолько дегуманизированы в глазах украинского общества Донецк и жители Донецка, которые остались по эту сторону линии соприкосновения, что его ликвидация была максимально грубая. То есть с погибшим охранником, с подъездом развороченным, с вынесенными перегородками, дверями и так далее. Я напоминаю, это жилой дом. Он мог и сложиться - это девятиэтажка.

Никто не задумывался, какие там будут последствия, кто еще погибнет. И это никто не обсуждает, особенно с украинской стороны. Не обсуждает то, что, на самом деле, могли быть последствия, погибших не два человека, а много больше. Это жилой дом. То есть это говорит о том, насколько глубоко медийная составляющая Украины промыла украинским гражданам голову, что они фактически не считают нас за людей.

Д.П.: А как этот конфликт воспринимается изнутри? Обычные люди, которые не участвуют в боевых действиях, которые там живут, - как они это всё воспринимают?

А.П.: На сегодняшний день понятно, что есть усталость определенная, есть некая дезориентированность общества. На сегодняшний день сложная обстановка. Есть даже некие политические, возможно, турбулентности. Потому что "Минск" за последний год не продвинулся ни на грамм, и сегодня это некая такая больше уже раздражающая вещь, которая выхолостила себя, и Украина больше заинтересована в некоей "минской жвачке", чем мы или Россия.

Фото: Михаил Соколов/ТАСС 

Порошенко жует "минскую жвачку"

Д.П.: Как вы считаете, каково будущее Минских соглашений?

А.П.: На сегодняшний день я не вижу этого будущего. Я понимаю, какую роль это играло в 2015 году, в 2014-м. Если мы проследим весь 2016 год, то это бесконечная смена состава со стороны Украины, это бесконечное выдвижение все новых и новых устных требований. То есть Украина по сей день отказывается какие-то вещи писать и предъявлять. Причем этого просит и ОБСЕ, и наша сторона.

То есть на сегодняшний день это просто некая игра, которая позволяет Порошенко заявлять на внешний рынок, на внешний мир, что он приверженец Минских соглашений. Внутри он не скрывает, что никто их не собирается выполнять. То есть это некая "жвачка", которая сегодня является неким раздражающим эффектом, потому что она ни к чему не приводит.

И даже какие-то мелкие вещи - в трех точках разведение и все остальное - все равно срываются. Сегодня даже после договоренности о прекращении огня огонь продолжается, продолжаются боевые действия, местами уже даже не обстрелы, а прямые боевые столкновения. По факту "Минск" уже больше года не выполняет каких-либо действий, и это приводит к тому, что решение назревает, носится в воздухе, потому что этот тупик не может длиться бесконечно.

Д.П.: А как заставить Украину соблюдать Минские соглашения? Есть ли какой-то вариант?

А.П.: В данном случае нет. Очень сложно. То есть вы понимаете, что Украина в данном случае не субъект, а объект. И американское влияние просто тотальное. А Америка формально не является участником процесса. Ни "нормандской четверки", ни Минских соглашений. Получается, переговоры ведутся не с той стороной.

Сторона, которая может повлиять на сегодняшний день через МВФ, через выделение денег, через еще что-нибудь и фактически имеет прямое влияние. Ни для кого не секрет, что там целый этаж СБУ занимают офицеры ЦРУ. Сегодня участника процессов в процессе нет. Поэтому это некий обман. Мы разговариваем с тем человеком, который фактически окончательного решения не принимает.

Фото: Михаил Климентьев/пресс-служба президента РФ/ТАСС 

Минские соглашения - не юридические, а политические

Д.П.: Как изменить эту ситуацию?

А.П.: На самом деле, все-таки это механизм, в котором должна поучаствовать Россия. И "нормандская тройка", скажем так, выступала гарантами. Это и Франция, и Германия, и Российская Федерация. Они брали на себя обязательства продвинуть политически эту ситуацию. На самом деле, Минские соглашения - это больше не юридические, а политические соглашения.

Естественно, политические соглашения формально не являются обязательными к исполнению, но тем не менее есть три гаранта - это Франция, Германия и Россия. И на сегодняшний день эти гаранты должны вынести какой-то вердикт. То есть поставить точку, сказать, что процесс зашел в тупик. Возможно, дать второе дыхание, возможно, как-то переформатировать ситуацию. Но все носится в воздухе, идет к тому, что сегодняшняя ситуация является тупиковой.

Д.П.: А что вы думаете, будет ли "русская весна-2", "русская весна-3"? Чего ожидаете, во что верите, что будет в Донбассе?

А.П.: Понятно, что хотелось бы верить в лучшее, хотелось бы верить, что сегодняшний юго-восток Украины когда-нибудь станет югом России. Мы много лет, десятки лет этого добивались. Мы очень надеемся, что это принесет как можно меньше крови, разрушений. Но мы очень надеемся, что те люди, которые остались по ту линию соприкосновения, так же, как и мы, получат свободу.

С чего начиналась Донецкая Республика

Д.П.: Еще более десяти лет назад вы основали движение "Донецкая Республика". Расскажите про его основную программу. И как оно воспринималось тогда, в 2005-м.

А.П.: На самом деле, мало что изменилось. Это была определенная сетевая организация, которая подымала символы Донецко-Криворожской Республики, которая существовала в 1917 году, потом стала Донецко-Криворожской в 1919-м. Которая занимала фактически юго-восток сегодняшней Украины. Туда входили Сумы, Полтава, такие корневые украинские территории. То есть мы подымали тот фундамент, настоящий фундамент Донецко-Криворожской Республики, юридической правопреемницей которой Донецкая Народная Республика и объявила себя.

Возможно, тогда мы были более романтичны, возможно, ставили в первую очередь какие-то возможности федеративного устройства. Тогда носилась в воздухе возможность Таможенного союза, включения и так далее. Но с годами мы поняли, что Украина скатывается все больше в нацизм, попадает под внешнее управление - Америки прежде всего.

И мы понимали, что ситуация безвыходная, поэтому подготовка наша шла уже другим путем. Были очень хорошо оценены Службой безопасности Украины, у нас 15 томов уголовного дела. Там годы подписок о невыезде и так далее. Мы понимали, что свободу нам придется завоевать.

Д.П.: А как возникла сама идея организовать такое движение? Это какая-то воля души?

А.П.: Нет, на самом деле, было интердвижение Донбасса с 1989 года. Была газета "Донецкий кряж". На самом деле, внутри, среди донецких патриотов, эти идеи федерализма начинались с интердвижения, с Дмитрия Корнилова. Его брат Владимир Корнилов вчера презентовал книжку "Донецко-Криворожская Республика. Расстрелянная мечта". На самом деле, идея была жива. И есть некая правопреемственность после интердвижения Донбасса.

Следующий логичный шаг - это создание "Донецкой Республики", как сетевой, довольно мощной, но тем не менее сетевой организации людей, которые пытались поднять этот пласт исторического обоснования, поднять  пласт осознания себя неким субъектом, который тоже может влиять на действительность внутри Украины.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх