сегодня: 23/11

Алексей Новиков: Герой России с Божьей помощью

Алексей Новиков: Герой России с Божьей помощью

Рассказ о судьбе летчика, исследователя и героя - из первых уст

После распада Советского Союза и образования Российской Федерации высшей государственной наградой стало звание Героя России. 25-летие этого звания мы отметили на этой неделе. Царьград пообщался с одним из Героев России, полковником ВВС РФ и заслуженным военным летчиком Алексеем Новиковым.

Далее мы приводим его рассказ о себе и нелегком пути к этому высокому званию.

- Наверное, я сам себя должен назвать? Я, Новиков Алексей Иванович, 32 года отслужил в Вооруженных силах Советского Союза и Российской Федерации на летных исследовательских и испытательных должностях. Почему я добавил слово "испытательные" - нам, как исследователям, особенно в период операции в Афганистане, приходилось принимать участие и в испытательной работе.

После окончания военной службы по возрасту, в 50 лет, я уволился и был прикомандирован в конце службы к аппарату Совета Федерации, в котором проработал 16 лет в должности заместителя руководителя аппарата комитета Совета Федерации по обороне и безопасности. Вел вопросы военно-промышленного комплекса, военно-технического сотрудничества (в основном это авиация, космонавтика, затем все общеармейские проблемы) и работу комитета Совета Федерации по обороне и безопасности.

Почему именно вертолеты?

Я вам расскажу, почему это получилось. Господь Бог нам определяет пути, другое дело, прислушиваться надо...

Краеугольным моментом, Рубиконом для меня был седьмой класс. Я посмотрел фильм "Дни летные" про работу летчиков-испытателей. И "заболел" настолько сильно, что просто думал: как дальше-то реализовываться?

Сам я родом из Нижнего Новгорода, это в то время был город Горький. У нас не было никаких летных училищ, и я начал интересоваться, где учат на военного летчика. Пошел - мне посоветовали сходить в военкомат. Я пошел в военкомат, мне все объяснили, рассказали, как проходить комиссию, каким предметам в школе надо больше придавать значения.

Я выбрал Армавирское высшее училище летчиков-истребителей ПВО. Когда поехал туда, это 1967 год был, конкурс был просто феноменальный. Мало того что мы у себя на родине проходили медицинскую комиссию - районную, городскую, областную, очень многих отсеивали. И тем не менее, когда мы, пройдя эти все рубежи, приехали в Армавир, там конкурс был до 15 человек на место.

Экзаменов я не то чтобы как-то особенно боялся... Но я 10 дней ждал комиссию, и как раз на 9-10-й день я пошел в наряд дневальным. Ночью была непогода - то жара, то холод, и я простудился сильно. И на медицинской комиссии ЛОР-врач меня забраковал. Говорит: "Молодой человек, вы видите, какой у нас тут конкурс на место, нам тут некогда возиться и ждать, пока вы выздоровеете, приходите на следующий год". Вот так для меня был пролетом год.

Получилось так, что я несколько поздновато школу окончил, и я ушел в армию. Попал в школу младших авиационных специалистов Красноярска, отлично ее окончил через полгода, пытался с первого года написать рапорт в летное училище. Но мне объяснили, что разнарядок нет - есть вот только техническое, Ачинское, если хочешь, езжай. Естественно, я отказался, потому что у меня еще была надежда реализовать себя как летчика. Но после окончания ОШМАСа меня, как отличника из Красноярска направили в Саратов, ближе к своей родине.

Саратов был пересыльным пунктом, и в итоге я оказался в вертолетном полку специального назначения в Озимках, на границе Саратовской области и Казахстана. Этот полк был уникальный - им командовал герой Советского Союза Каприн. Он в 21 год стал Героем Советского Союза - летчик-штурмовик.

Но дело не в этом. Дело в том, что полк, в котором я проходил срочную службу, выполнял задачи в интересах космической деятельности. Все космические аппараты, которые запускались - и пилотируемые, и непилотируемые, - этот полк в казахстанских степях подбирал, приводил их на аэродром к нам в Озимки, после этого их забирали самолеты уже - вот такие задачи.

Именно там я стал внимательно присматриваться к этим вертолетам, которые я, честно говоря, никогда не признавал, и мне не хотелось летать на вертолетах. И вот по мере того как я там служил в течение года, они мне все больше и больше нравились.

Особенно, я помню, мне понравился вертолет Ми-6, который с крыльями так величественно заходит на посадку. И я задумался: вертолетное училище было довольно далеко, Сызрань - это Куйбышевская область, сейчас Самарская. Подошел к летчикам - как быть? А мне уже был 21 год, заканчивалась срочная служба. Разнарядок нету.

Они говорят, у тебя времени нет, но напиши срочно письмо начальнику училища. И возможно, он тебе пришлет разнарядку. И именно так и произошло. И я обратился через письмо к начальнику училища - это был генерал-майор Кисель Федор Герасимович. И как ни странно, не прошло и 10 дней, как мне приходит ответ из приемной комиссии этого училища.

"Уважаемый товарищ Новиков Алексей Иванович, в адрес вашей командной части для вас специально будет направлена разнарядка. При согласии вашего командования мы ждем вас для поступления ".

Я пошел к руководителю части, он уже был в курсе, он сказал: Алексей Иванович, если ты сдашь роту без недостатков… - а недостатков на мне много, - я отпущу тебя. Я знаю твою мечту, я отпущу. Естественно, роту я сдал безукоризненно, они поблагодарили меня, и я поехал…

Где-то в течение трех с половиной недель нас там готовили, и когда подошли к экзамену, я все эти экзамены успешно сдал и стал курсантом училища. Так я через четыре года еще - 6 лет в казарме я прожил, 2 года солдатом, 4 года курсантом - стал летчиком.

Стал в 25 лет - несколько поздновато по сравнению с теми, кто классически поступает. Но тем не менее, потом судьба сложилась так, что я попал в липецкий центр, все это наверсталось, и я считаю свою летную судьбу с Божьей помощью успешно реализованной.

Как летчик я реализовался. В 1992 году не только звание Героя России ввели 20 марта, но было возрождено и почетное звание заслуженного военного летчика. Для летного состава это очень почитаемое и почетное звание. Если Герой России - высшее звание государственное, то это высшее почетное профессиональное. Так вот, в 1992 году, в августе, в числе первой группы получивших это звание был и я. Почти через 4 года я стал еще и Героем Российской Федерации...

Путь к Звезде

В 1979 году, когда Советский Союз ввел войска в Афганистан, поднялась роль и значение армейской авиации на вертолетах. Именно благодаря Афганистану она получила свое развитие, и встал вопрос об образовании своего центра боевого применения и переучивания летного состава уже армейской авиации. И он был образован на рубеже 1979-1980 годов в Торжке.

Мне предложили туда перейти уже непосредственно в качестве исследователя. Если я был в 12-й эскадрилье в Липецке летчиком, командиром экипажа вертолета Ми-24, то там я уже стал заместителем начальника отдела боевых вертолетов, а затем начальником летно-методического отдела.

Это исследовательский отдел. Основная цель - разработка методических документов, связанных с техникой пилотирования, авиационной подготовкой, боевого применения летно-тактической подготовки. Мы разрабатывали и исследовали групповую пилотажную подготовку, отрабатывали исследовательские приемы по ударам вертолетом по наземным целям, по воздушным целям, со сложных маневров, разработали методику стрельбы по воздушным целям - в основном все эти вопросы курировал я, участвовал и руководил.

В 1988 году мне предложили перейти в центральный аппарат армейской авиации, подразделение командующего авиацией сухопутных войск в боевой подготовке, для того чтобы курировать научно-исследовательскую испытательную, экспериментальную работу в системе всей армейской авиации.

Лихие 1990-е и новые вызовы

Мне непосредственно пришлось участвовать в исследованиях, испытаниях новых боевых вертолетов, которые разрабатывались на конкурсной основе. Это вертолеты Ка-50 "Черная акула" и вертолет Ми-28. Как он сейчас называется, "Ночной охотник". Время было очень сложное.

Советский Союз развалился, образовалось новое государство Российская Федерация, современная Россия. Все прекрасно знают, какое положение было. Вопрос финансирования, разработки новой авиационной техники стоял крайне остро. Остро не хватало бюджетных средств, и где-то на рубеже 1992-1993 годов нас предупредили: вам срочно надо завершать конкурс, выбирать один из вертолетов, иначе потеряете оба.

Задача разобраться в этом деле легла на меня. И вот мне пришлось образовать группу, составить программу срочного освоения этих вертолетов и участие в государственных испытаниях. В результате этих полетов мы определили, что наиболее подготовленным вертолетом является Ка-50 "Черная акула".

Так мы этот вопрос и разрешили, взяли на себя ответственность. Естественно, мы стали недругами для фирмы Миля, потому что выбрали вертолет-конкурент Ка-50. Но мы исходили из интересов боевой подготовки войск. И сейчас я считаю, что мы поступили правильно. Хотя к тому времени мы стремились, чтобы оба вертолета нашли себе место в боевом строю.

Когда закончились испытания и вертолет Ка-50 в 1995 году был принят на вооружение, генеральный конструктор вышел с ходатайством о награждении разработчиков от промышленности, а также представителей Министерства обороны государственными наградами. Была определена группа, кто был представлен на государственную премию, и генеральный конструктор вышел на Министерство обороны с ходатайством о присвоении звания Героев Российской Федерации.

Для нас, конечно, это было приятно, но это и неожиданно. Мы понимали, что мы будем представлены к наградам, но именно такой подход, конечно, для нас был неожиданным, но это было приятно. Процесс длился полтора года, и 20 июля 1996 года указом президента мы стали Героями Российской Федерации. Кроме нас были награждены еще 98 представителей Министерства обороны - все, кто был долгие годы причастен к разработке этого вертолета.

Самые-самые близкие вертолеты

У меня дома есть все макеты вертолетов, на которых я лично летал и в которые вложил душу. Самый главный для меня - вертолет Ми-24. Я на нем начал летать лейтенантом. Он только что пришел, имел фирменную конструкцию кабины. Был далеко не совершенный. Было уродливое управление. Учиться невозможно. Но мы потихонечку в течение трех лет его довели, с помощью фирмы отсовершенствовали. И превратился он в очень хороший ударный вертолет с многими модификациями. Например, Ми-24В имеет четырехствольный пулемет в носу. Ми-24П имел 30-миллиметровую сдвоенную пушку ГШ-30. Имел два полноценных управления. Уже не нужно было спарку делать.

Вот на Ми-28, "Ночном охотнике", к сожалению, спарку делают уже около десяти лет. Лишние деньги затрачиваются. Вместо того чтобы сразу заложить в передней кабине нормальное управление, и государство сразу бы не тратило бы такие деньги.

На Ми-24 я отлетал 24 года. В Ка-50, конечно, душу вложили и прочее… Ми-28... Эти модели у меня дома стоят. И я смотрю на них. Я уважаю все, так сказать. Но именно эти для меня самые-самые близкие вертолеты.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх