сегодня: 18/11

Александр Захарченко: Украина распадется на княжества

Александр Захарченко: Украина распадется на княжества

Эксклюзивное интервью с главой ДНР Александром Захарченко

В программе "Чай с Захаром" на Царьграде глава Донецкой Народной Республики Александр Захарченко. Он рассказал, что сейчас происходит на Донбассе, почему украинская сторона регулярно обостряет конфликт, и почему бывшая Украина при преступном режиме Петра Порошенко рискует распасться на десятки княжеств.

Пациент скорее мертв, чем жив

Захар Прилепин: Вопрос самый насущный: на какой стадии находятся Минские соглашения?

Александр Захарченко: Знаете, Захар, этот самый насущный вопрос мне задают чуть ли не ежедневно. Есть такое хорошее выражение: пациент скорее мертв, чем жив. Вот приблизительно так можно охарактеризовать все процессы, которые сейчас происходят по Минску.

З.П.: Прошла новость о нормандском расширении переговоров с Вашей подачи…

А.З.: Два на три. Это логично, наверное, это надо было делать изначально. Обратите внимание, последние события – это Сирия. На переговорах-то присутствуют все стороны – и умеренная оппозиция, и правительственная (люди, которые представляют правительство сирийской республики).

Поэтому нужно было делать изначально, к сожалению, пришли к этому по истечению двух лет.

З.П.: Прямо говоря, шансы не очень велики?

А.З.: Диаметрально противоположные позиции между нами и Киевом. Очень сейчас тяжело искать точки соприкосновения, когда каждый день гибнут люди, каждый день происходят обстрелы, когда армия воюет. Мы находимся в состоянии т.н. мира, а по факту идут широкомасштабные боевые действия.

З.П.: Если смотреть изнутри Республики, есть ощущение, что о чем-то договорились? В какой стадии была последняя встреча?

А.З.: Вы знаете, ощущение, что мы попали в болото, которое нас и не затягивает, и, к сожалению, мы из него выйти не можем. И это вот ощущение безысходности порождает недоверие, и от Минска уже ничего не ждешь. Какие-то громкие заявления, какие-то попытки отвода… Но по факту, все это – филькина грамота.

Решений, которые кардинально могут поменять ситуацию, на самом деле, немного. Но, к сожалению, в Минске их не произносят и боятся это произносить. То есть сказать сейчас наши требования Киеву – значит, похоронить те, которые существуют.

З.П.: Обстановка какая сегодня на фронтах?

А.З.: Сложная обстановка. Вчерашний случай расскажу, находился в районе Ясиноватой. Батальон Гиви, проводили очередную ротацию. Во время этой ротации бой шел фактически 6 часов, по большому счету, идет настоящая война. К сожалению, мы не двигаемся ни вперед, ни назад, и они тоже никаких действий не предпринимают. Это позиционная война, которая выматывает обе стороны очень сильно.

Зачем Киев рушит мир

З.П.: С какой целью та сторона постоянно инициирует эти действия?

А.З.: Ну, мнения здесь могут быть разные. Но лично мое скажу: что это попытка измотать подразделения, измотать народ. И самое главное, спровоцировать нас на наступательные действия. Это и обстрелы Ясиноватой, и обстрелы города Макеевки, и сегодняшние обстрелы Докучаевска, там, где погиб мирный житель. Обстрелы других населенных пунктов – Коминтерново, Лебединское. Отвечаем артиллерийским огнем. Но… Если вы помните, когда было 2015 год, аэропорт. Он же тоже начинался не сразу. То есть мы не пошли в атаку там, как положено. Да, мы сначала обстреливали, обстреливали, обстреливали. И потом в один прекрасный момент психанули и аэропорт мы взяли. И закончился штурм аэропорта Дебальцевским котлом. Здесь аналогичная ситуация, она напоминает практически чуть ли не до каждого выстрела. То есть практически каждый день. Я поднял специально на прошлой неделе отчеты прошлого года, вот в ноябре месяце. И могу сказать следующее: практически все, даже количество обстрелов одинаковое. Какое-то дежавю прямо… Вот через 8—12 дней аэропорт начнется. То есть, судя по обстрелам, к этому уже пришли.

Границу с Россией не заберут

З.П.: У нас в большой России очень много разнообразных психозов, и объяснимых, и истерики по поводу того, что однажды все-таки передадут границу между ДНР и Россией под ведение Украины. И даже был пост, который расшаривают, о том, что увидели машину ОБСЕ, и украинскую машину, вот две появились, и сейчас появятся скоро и везде. И однажды это случится. И что по этому поводу думаете?

А.З.: Вы знаете, психозов у нас, наверное, не меньше. Потому что… в большей степени еще и больше. Мы не участники переговорного процесса, и на ситуацию, как положено, влиять, к сожалению, не сильно можем. Но что у нас никогда не заберут - у нас границу с Россией не заберут. Нельзя забрать границу своей Родины, понимаете, нужны силы, невозможно.

Да, можно принять политическое решение, да, можно объявить, что мы согласны, и даже вопреки нашей воле. Ну, нас простите, здесь у нас через войну прошло порядка 150 тысяч человек. Первым указом, который я сделал, это ношение и хранение огнестрельного оружия, разрешение было дано. Поэтому здесь получится следующее. Да, мы понимаем, что в одиночку, без России, мы не выживем, это естественно. Тут нет никаких иллюзий, и даже в принципе не могло бы их быть. Но миллиона полтора беженцев Россия точно получит. А остатки начнут биться до тех пор, пока нас всех не перебьют. Либо мы … столько украинцев, что они забудут заграницу. А так как мы умеем хорошо воевать, я думаю, наши смерти Украине обойдутся очень дорого.

З.П.: Гипотетически представим такую ситуацию, что Украина взяла и выполнила Минские соглашения. И что тогда?

А.З.: Ну, подождите, почему гипотетически. То есть они должны согласно Минским договоренностям учесть все наши требования.

З.П.: Ну, вот они взяли и учли. Нет? Или это вообще невозможно.

А.З.: Нет, если гипотетически они учли все наши требования, то по факту произойдет следующая вещь. Мы выходим на границы Донецкой Народной Республики, на ту территорию, на которой был проведен референдум. Граница, которую они берут под контроль, это будет граница территории Донецкой области, бывшей … территория Харьковской, Запорожской, Днепропетровской, это где мы граничим. И мы с ними разговариваем о каких-то "добрососедских" отношениях, можем так в кавычках их назвать. Либо каких-то нормах общежития совместного, которые будут прописаны и будут учтены там. И таможенная, и грузоперевозки, и транзит и так далее.

Потом мы потребуем компенсации за разрушенный Донбасс. Причем можем это требовать и официально, и не только с Киева, а еще и с Меркель. Она же заявила, что она даст 500 миллионов евро, если я не ошибаюсь, на восстановление Донбасса. Мы предъявим счет, скажем: давайте, восстанавливайте. И дальше, ну… Если это все, конечно, произойдет гипотетически, тогда могу сказать следующую вещь. Что это будет, наверное, самый большой праздник в моей жизни. И не только в моей, а в жизни, наверное, тысяч других моих земляков. После которого уж точно празднование этого дня будет, наверное, недели две происходить.

Страна, которая называется Украина, разрушена

З.П.: Ну, прямо говоря, это невозможно … для Украины.

А.З.: Давайте представим следующую картину. Тогда если уже гипотетически представлять. Если это мы сейчас разговариваем о сегодняшней власти, о Порошенко и его бандитской клике, да, это невозможно. Но если мы будем разговаривать в другом правительстве Украины, и я не буду сейчас называть имена и фамилии, там, на самом деле, много людей, которые хотят к власти пробраться, прорваться, захватить ее, то это, наверное, более реалистическое событие. Почему? Потому что страна, на самом деле, которая называется Украина, она разрушена. Она разрушена войной, она разрушена неумелым руководством самой страны, она разрушена коррупцией. И страна катится… То есть 300 с лишним миллионов жителей, которые скоро превратятся во что-то хуже, чем государство Сомали. Для спасения той территории как такой ценности… Ну, я думаю, что новому правительству будет легче потерять Донбасс. Это тот чемодан для них, который нести тяжело и уже нужно бросить.

Почему объясню. Потому что, если этого не произойдет, то произойдет буквально следующее: страна распадется. Но распадется она не на какие-то куски или большие части. Она распадется на тысячу маленьких княжеств. Ну не тысячу, больше двух десятков вот точно. Это будет Харьковская, Запорожская, там молдаваны, там румыны. Там начнутся претензии Венгрии и Польши. Польша, кстати, уже предъявляет претензии. И это правительство, я думаю, на это может пойти. В таком случае, да, тогда это, наверное, реальное больше событие.

Но с этим правительством, тут только две вещи. Я честно говорю, что даже разговаривать когда-нибудь человек устает. Тут надо просто принимать какие-то кардинальные решения. И очень много зависит как раз и от вас, как… лично от вас даже. И в большей степени, наверное, от самой элиты, и не только элиты правительственной, но и элиты медийной, и творческой интеллигенции России.

8 миллионов русскоязычного населения

Почему? Потому что мы здесь все-таки русские. Мы русскоязычное население. У многих до сих пор лежат еще старые советские паспорта. Мы никогда не воспринимали себя частью Украины, никогда, ни мы, ни наши отцы, ни наши деды. Мы можем воспринимать себя частью Советского Союза, это правда. И мы в нем родились, многие воспитывались. И до сих пор продолжаем жить какими-то идеями, которые нам заложили тогда еще в детстве.

Есть же слова Владимира Владимировича Путина, что мы никогда нигде не оставим русских. То есть с этой точки зрения смотреть, тут вообще ситуация нереалистичная. Украина никогда не заберет границу. Забрать границу нашу – это потерять, точнее бросить… Я сейчас называю всю область – более четырех миллионов человек здесь, и около трех миллионов, по-моему, с лишним луганчан. Общее количество было почти восемь миллионов нашего населения. Восемь миллионов русскоязычного населения. Восемь миллионов в основном православного населения. Восемь миллионов людей, которые свято верят в Россию. Просто для них это аксиома, которая не требует доказательств. Любое слово Владимира Владимировича Путина воспринимается чуть ли не как приказ. Поэтому здесь это будет, наверное, в большей степени шок для России, чем даже для нас. Для нас это будет смерть или жизнь. А чувство вины и чувство предательства, если это произойдет, это будет лежать уже на той стороне.

З.П.: Давайте на секунду попытаемся представить… Ну вот можете предположить внутреннюю механику мышления Порошенко? Он чем руководствуется в своем поведении? Это патовые ситуации, борьба за власть, абсурд в его голове. Или есть какая-то логика в его действиях?

А.З.: Ну, вообще, тяжело предположить действия шизофреника. Но давайте попытаемся это сделать. Хотя я не имею соответствующего образования, мне тяжело, наверное, будет это все предполагать. Но, исходя из логических цепочек, которые сейчас вот я наблюдаю и которые происходят в украинском политическом мире, есть там несколько сфер влияния. С одной стороны, это газ, это Россия, "Газпром", это транзит в Европу, это определенное количество денежных знаков, которые Россия за это платит. И …безопасность государства в целом, которую он не может потерять. Потеря этой безопасности – потеря власти. То есть это автоматически борьба за власть.

Над Обамой все смеются, а Порошенко выгоднее война

Но с другой стороны, давление со стороны США, которое уже, кстати, идет, мое личное мнение, опять же, повторяю, вразрез давлению Европы. Европе не нужен конфликт здесь, абсолютно. Она от него устала, в Европе скоро выборы. И ни Франция, ни Германия к этим выборам, если не закончится конфликт на Украине, подойдет, наверное, сразу с отрицательным результатом для политиков, которые сейчас при власти. Но для Америки тоже выборы. И им нужна здесь, наоборот, война.

Обратите внимание, тут все взаимосвязано. Сирия. Америка терпит сокрушительное поражение. Ну понятно, что она терпит не в военном плане сокрушительное поражение. Но та доктрина и та идеология, которую они там преподносили, она сейчас … просто весь мир смотрит и смеется. Нельзя… Противника можно победить, но это будет физическая победа. Противника можно унизить, это тоже физическая вещь. Но когда с противника смеются, это, наверное, самое страшное поражение в жизни. А с Обамы сейчас, наверное, смеются все. Кто-то открыто, как президент Филиппин. Кто-то хихикает втихаря, как итальянцы. Ну, Трамп смеется, уже в течение нескольких месяцев, уже открыто. И даже многие американцы смеются. Поэтому этот, наверное, самый смешливый президент Америки уходит. К сожалению, с его командой очень тяжело расставаться. Кондолиза Райз, Псаки – это, вообще, уникальные люди. Я вам честно скажу, я снимаю перед ними шляпу. Никулин был бы, наверное, в восторге, если бы жил бы, аплодировал бы четко. Поэтому вот в этом плане Америка давит на Порошенко – война. И почему еще война должна, с одной стороны, и ему нужна. То количество батальонов, которое он сейчас создал. И они, во-первых, неподконтрольны ни ему, а подконтрольны определенному кругу олигархов, либо силовых ведомств. И, на самом деле, это угроза его безопасности. То есть Порошенко нужны гарантии. Вот такое ощущение, будто от всего этого дела он уже устал, он уже кричит, что, Господи, в душе там, я так устал, что пошли вы все куда-нибудь, лишь бы меня не трогали.

И если Порошенко предоставить какие-то определенные гарантии сохранения, допустим, его жизни, к примеру, и свободы, то я думаю, что этот процесс бы он все-таки закончил как-то очень быстро. Они бы сдали Донбасс. Себе они смогли бы объяснить, общественному мнению, что это неправильные люди, они пророссийские, они совсем не украинцы, они не копали великое море Черное, не носили потом эти камни и не строили пирамиды, точнее не продавали египтянам это все дело. Они смеются с великих укров. Ну, в принципе, это все другое. Другая нация, другой менталитет. И нам с ними не по пути. То есть мы будем еще копать какое-нибудь море, а они пускай там где-то строят в сторонке. Ну счастье, что мы лучше постоим, чем море копать. Я настолько не готов лопатой махать. Я могу окоп вырыть, а вот море, к сожалению, не получится.

Так вот, из этих всех позиций получается следующий вариант, что, с одной стороны, он уже от этого всего устал, с другой стороны, он просто не знает, как из этого выйти. И вот есть такой хороший момент, даже мы это использовали в Дебальцево. Оставили противнику маленький коридор, чтобы он, как крысы последние, мог убежать туда, кто есть. Ну не хотели уложить людей. А вот этого коридора у Порошенко, к сожалению, нет.

Поэтому война, на сегодняшний момент, здесь для него все-таки… для меня лично она более реалистичный сценарий развития событий, которые могут произойти именно тут. Но, опять же повторю, это еще зависит от многих вещей. Причем, политика вещь сложная. И какие процессы будут происходить вокруг Сирии, какие процессы будут происходить вокруг выборов в Америке. Тут сложно предугадать. К сожалению, я такой информацией не обладаю. Нужно более, наверное… для того, чтобы сказать более точно, надо больше иметь знаний, может быть, и информации, которую… Есть люди, которые ее получают, я, к сожалению, ее не получаю.

Новый Майдан в Киеве?

З.П.: Один из вариантов развития событий – попытка нового Майдана через добровольческие батальоны и прочие заинтересованные силы в Киеве возможна. Это выгодный для Донбасса вариант? Или придут уже законченные нацисты…

А.З.: <…> Не будет ничего. Батальоны не пойдут. Они пойдут только либо за определенные деньги, либо из-за угрозы их полного уничтожения. Поэтому есть вспышка.

Тут больше разговаривать надо о деньгах. Кто захочет вложить деньги, для того чтобы организовать новый Майдан. На самом деле, три кандидатуры есть. Точнее, даже две. Это Тимошенко совместно с Беней. Они в состоянии это оформить. И, причем, идеология, и в принципе, они как союзники похожи, у них есть совместимость определенная. И вторая сторона – это силовые ведомства, у которых есть власть и деньги, это тот же Аваков. Который хочет стать-таки президентом Украины. То есть давняя мечта Тимошенко стать президентом, плюс деньги Коломойского. Плюс гарантии неприкосновенности его "Приват-банка". И минус Порошенко. Если оставить еще Авакова. Плюс, с другой стороны, президентские амбиции Авакова. Минус деньги Порошенко. В смысле, Порошенко-Коломойского. Минус Тимошенко как президент. Но зато гарантии для Порошенко, что он останется неприкасаемый и его никто не посадит.

И вот если смотреть этот расклад, пасьянс расклада, то здесь можно тенденции определенные, все-таки параллели провести. Сближение Коломойского с Тимошенко уже, на самом деле, произошло. Усиление и озлобление Авакова мы наблюдаем чуть ли не каждый день. Почему? Потому что те батальоны, которые не входили в структуру МВД, они уже вошли. Вот и все. Ждем развязки. Я думаю, как старая, знаете, добрая украинская традиция – каждую зиму выходить на майдан и скакать, потому что в квартирах холодно, а греться как-то надо. Газ же Россия не дает, … с Донбасса тоже не поступает. Поэтому ждем очередных заморозков, выхода там нескольких десятков тысяч безумных скакунов, которые будут скакать, прыгать на майдане и кричать: геть Порошенко, ганьба. Ну и все другие слова, которые они там еще выдумали.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх