сегодня: 23/11

Александр Ходаковский: Ясиноватую мы отстояли, но сил на освобождение Авдеевки не хватило

Александр Ходаковский: Ясиноватую мы отстояли, но сил на освобождение Авдеевки не хватило

Создатель и первый командир бригады "Восток" Вооружённых сил ДНР Александр Ходаковский о тяжёлых и судьбоносных для Русского Мира событиях лета 2014 года

Царьград продолжает публиковать интервью с создателем и первым командиром бригады «Восток», экс-секретарём Совета безопасности ДНР Александром Ходаковским о малоизвестных страницах тяжёлых и героических дней 2014 года, позволивших отстоять Донбасс от украинских карателей.

Царьград: Как «Восток» попал на Саур-Могилу?

Александр Ходаковский.: Вместе с 1-м добровольческим батальоном, который находился в Снежном, мы планировали совместную, теперь уже продуманную операцию по взятию участка границы между Мариновкой и Дмитровкой-Дубровкой. Мы взяли под контроль участок в районе, где находился бывший пионерский лагерь «Голубые скалы». Там глубокая лощина, которая тянется вдоль границы. Мы установили над ней огневой контроль, поставив противника в уязвимое положение. Те силы, которые у него находились в районе Дубровки и Мариновки, были отрезаны нашими подразделениями. Тогда украинцы вновь нанесли авиаудары, которые пришлись по нашему правому флангу, где находились позиции добровольческого батальона, а также перебросили вертолётами десант к нам в тыл. Получалось так, что мы оказались на грани окружения и вынуждены были отходить к Снежному.

Наиболее удачной оказалась позиция зацепиться за доминирующую высоту, за Саур-Могилу. Мы сразу же разместили там весь личный состав – около 90 человек и зенитную установку, и заняли там оборону. Но противник быстро перегруппировался и в этот же день попытался нас выбить. В ходе боестолкновения стало понятно, что для относительно небольшой высоты 90 человек это много, и мы сократили численность личного состава на Саур-Могиле до 30 человек. Совершенно случайно оказавшись на этой высоте, мы посчитали своим долгом её удерживать, несмотря на то, что это не было нашей основной задачей.

Оборона Саур-Могилы позволила удержать Снежное, которое подвергалось и авиаударам, и артобстрелам со стороны противника. Они даже использовали для удара по городу «Точку-У». Это был наш настоящий форпост перед границей. Саур-Могилу мы обороняли практически до последнего, проводили регулярные ротации личного состава, перебрасывали туда людей, в том числе с западного направления.

Ц.: Вам неплохо удавалось взаимодействовать с Игорем Безлером, которого зачастую обвиняют в махновщине. Расскажите о совместных военных операциях.

А.Х.: В конце августа 2014 года мы совместно с Игорем Безлером провели операцию по деблокаде Горловки. Решено было разрезать группировку противника, которая полностью контролировала наши внутренние районы в районе Кировского и подступала к Енакиево. В районе Верхней и Нижней Крынок ВСУ также пытались протиснуться к Харцызску, а одновременно со стороны Моспино и Иловайска им навстречу наступала ещё одна группировка. Задачей их было выйти к Харцызску и отрезать нас по линии Торез-Снежное. Под Шахтерском им это не удалось сделать, и они сместили направление удара с двух сторон в район Харцызска. Чтобы это дело радикально пресечь, мы решили эту группировку разрезать. Встретились с Безлером, провели рабочее совещание, определились какими средствами и как именно мы будем действовать. И в принципе, за полтора суток мы вышли на соединение друг с другом и разрезали украинские силы, оставив за ясиноватской трассой основную часть группировки противника и где-то порядка 5-7 тысяч – во внутренних районах.

ДонецкФото: Зураб Джавахадзе/ТАСС 

Ц.: Под Иловайском к тому моменту группировка ВСУ была разгромлена?

А.Х.: Это происходило, в принципе, в одно и то же время. Это была не какая-то наша локальная операция, а часть общего наступления. Со стороны Донецка группа около 400 человек выдвинулась в направлении Еленовки и освободила её от противника. Был нанесен удар в направлении Мариуполя. Одномоментно активизация пошла сразу на нескольких направлениях, что лишило противника возможности перебрасывать с участка на участок свои силы и сковало его. Это позволило и нам с Безлером с минимальными потерями провести быструю и эффективную операцию, которая решила не только тактические, но и стратегические задачи.

Во-первых, мы восстановили контроль над своими внутренними территориями, откуда противник предпринимал попытки прорывов то на Шахтёрск через Кировское и Ждановку, то на Харцызск через Крынки. После того, как мы освободили эту территорию, угроза прорывов снялась. Все внутренние районы оказались в безопасности.

Во-вторых, мы получили более-менее четкую линию фронта, которая, в принципе, шла по трассе Донецк-Горловка: за трассой противник владел Авдеевкой, перед трассой мы занимали Ясиноватую и все соседние населенные пункты, включая Красный Партизан и Пантелеймоновку.

На других направлениях также были достигнуты серьёзные успехи. Тот же Иловайский котёл, освобождение Еленовки, которое отодвинуло противника к югу от Донецка на достаточную дистанцию и позволило нам избежать постоянных обстрелов Ленинского района. Плюс были освобождены Старобешевский район, часть Тельмановского района, Новоазовский район. Это был серьезный прорыв, который всех вдохновил.

После того, как мы соединились с Горловкой, участок линии фронта, который взял под контроль «Восток», был протяженностью порядка 53 километров непрерывно. К тому моменту времени мы ввели в свой состав Шахтерскую дивизию, в которой было примерно 800 человек, после чего численность «Востока» достигла около 4000 человек. У нас получилось достаточно полноценное боевое подразделение. Мы имели около 35 единиц ствольной артиллерии, включая калибр 152 мм. Были две трофейных САУ 2С19 «Мста». У них были проблемы с электроникой, поэтому наши мастера сделали из двух нерабочих самоходок одну, но боеспособную. Имелись также буксируемые САУ, были «грады», бронетанковый кулак и несколько батальонов уже обстрелянного личного состава. Вся та линия, которую мы тогда сформировали, по большому счету так и осталась за бойцами «Востока», независимо от того, куда они были впоследствии интегрированы – в 11-й полк или в батальоны территориальной обороны.

ДонецкФото: Зураб Джавахадзе/ТАСС 

Ц.: Расскажите, как противнику удалось выйти на Ясиноватую, и как проходила операция по освобождению города в августе 2014 года?

А.Х.: Падение Ясиноватой случилось сразу после падения Авдеевки. Это были два взаимоувязанных обстоятельства. Местное авдеевское ополчение не нашло возможности оказывать сопротивление. Если, например, командир Шахтёрской дивизии, чётко осознавая свои возможности и перспективы, и испытывая серьёзные трудности с вооружением и снабжением, принял решение войти в состав «Востока», то некоторые командиры продолжали сохранять свою самостоятельность и независимость, и, находясь на ответственных боевых участках, подчинялись исключительно сами себе. Авдеевка – это было стратегическое направление. Мы помогали местному ополчению, обеспечивали их крупным стрелковым калибром и БК, плюс выставляли свои противотанковые силы. За Авдеевкой в направлении Константиновки была выдвинута наша разведывательная группа, и там же находился противотанковый расчет с ПТУРсами. Но случилось так, что по какой-то причине авдеевское ополчение самостоятельно снялось с позиций и через Ясиноватский блокпост ушло в Макеевку. Авдеевка же оказалась полностью беззащитной. Поскольку на тот момент все наши силы уже были задействованы на других участках, то защитить город собственными ресурсами мы не могли, чем воспользовался противник. Та группа из 12 человек, которая была выдвинута в направлении Константиновки, оказалась отрезанной. Мы ее сумели благополучно вывести, но Авдеевка была захвачена.

Сразу же после взятия Авдеевки противник начал системные атаки Ясиноватой. В течение 2-3 дней украинские войска захватили город, прорвавшись по Ясиноватскому шоссе к железнодорожному вокзалу. В боях за Ясиноватую мы пытались нанести противнику ощутимый урон, но сил было недостаточно. ВСУ применили тогда танки Т-64Б «Булат» с повышенной броневой защитой, которые очень хорошо сопротивляются попаданию кумулятивных зарядов с РПГ. Но все-таки, преследуя один из танков, мы заставили экипаж совершить неправильный маневр, и он свалился в кювет. Экипаж танка сбежал. Вытащить боевую машину мы не смогли, забрали только документацию, БК, поснимали все необходимые нам узлы и подорвали танк.

Опасаясь, что противник закрепится в Ясиноватой и продолжит развивать успех, что уже несло непосредственную угрозу для Донецка и Макеевки, мы стали собирать все силы для того, чтобы выбить его из Ясиноватой. По единственной свободной дороге со стороны Макеевки и Ясиновки мы направили к Ясиноватой тактическую группу в составе батальона и в сопровождении двух или трех танков. А по месту основной дислокации противника нанесли мощный артиллерийский удар. Украинские войска понесли потери, их сопротивление было ослаблено, и наши ребята с минимальными потерями освободили Ясиноватую и закрепились в городе. Так как Порошенко на тот момент уже объявил, что Ясиноватая под контролем ВСУ, то украинцы кровь из носу пытались подтвердить это и ежедневно предпринимали по 2-3 атаки на город, особенно в направлении Машзавода, где мы закрепились. Были отдельные драматические эпизоды, когда танкам ВСУ практически удалось прорваться к заводу.

Несмотря на понесенные потери, Ясиноватую мы отстояли. Сил же на то, чтобы освободить Авдеевку, у нас уже не хватило.

ХодаковскийАлександр Ходаковский. Фото: Friedemann Kohler/DPA/TASS 

Ц.: И сформировавшаяся тогда линия фронта остается без особых изменений до сегодняшнего дня?

А.Х.: Взяв под контроль Ясиноватую, мы сразу же начали работу по возведению круговых оборонительных сооружений – так называемый «заячий домик». Сверху на мосту, на развязке установили два дота, с которыми противник никак не может справиться.

Эта оборонительная система существует до сих пор и уже три года выполняет свои задачи, несмотря на то, что противник неоднократно пытался сровнять её с землёй. К сожалению, большего с того времени сделать не удалось. В значительной степени ведению инженерных работ препятствует соприкосновение с противником. Некоторые позиции мы потеряли из-за постоянного перемещения украинских войск в «серой зоне» (нейтральная полоса, разделяющая силы противоборствующих сторон, в соответствии с Минскими соглашениями – прим. Царьград).

Ц.: Ходят слухи, что на промзоне наши в последнее время несколько продвинулись? Насколько они соответствуют действительности?

А.Х.: Некоторое продвижение имеет место, как ответ на аналогичные действия противника в «серой зоне». К сожалению, некоторые участки, которые мы удерживали, были потеряны ещё в момент активизации украинских войск в 2015-2016 году, когда они продвинулись в «серой зоне», приблизившись к Ясиноватой. До этого мы удерживали позиции вдоль всей окраины Авдеевки, и немного не хватило, чтобы окончательно замкнуть полукольцо обороны вокруг города, чтобы держать противника прижатым непосредственно к жилым кварталам и тем самым ограничить ему пространство для маневра. Сейчас у него больше оперативного простора.

Когда Донецкий аэропорт ещё находился под контролем ВСУ, мы с этих позиций блокировали и простреливали любые подступы к нему. И противник вынужден был обратиться к нам, чтобы ему было позволено проводить ротации своих войск в аэропорту под нашим контролем. Это был своеобразный эксперимент, который ничем не завершился. Вскоре после этого началось новое обострение, и наши войска освободили ДАП. Сейчас на этом участке ситуация для нас ухудшилась, так как мы оказались прижаты в промзоне. Но основная линия фронта все равно проходит по горловской трассе. Да, мы вышли за трассу, мы удерживаем там позиции. Но, тем не менее, мы считаем, что основная ось – это трасса Донецк-Горловка, которая сама собой представляет серьезное препятствие для противника. Там техника пройдет только в считанных местах, которые перекрыты и заминированы.

Ц.: И сама трасса не функционирует чуть ли аж не до Красного Партизана…

А.Х.: Да, к сожалению, она сейчас закрыта. После того, как противник занял часть промзоны, он приблизился к трассе на расстояние, позволяющее простреливать её из стрелкового оружия. Поэтому, там даже во время относительных перемирий проезжать небезопасно. 

Читайте также:

Александр Ходаковский: Мы повели народ за собой

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх