Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их "серые кардиналы", заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.
Либерализм мертв: его уничтожили не коммунизм и фашизм, а популизм
Фото: www.globallookpress.com
Социальная сфера

Либерализм мертв: его уничтожили не коммунизм и фашизм, а популизм

Любой популист - и правый, и левый - сейчас выиграет у либерала, на первый план в политике выходит народ

В последнее время европейские интеллектуалы обсуждают новый политологический концепт, становящийся все более и более актуальным: популистский момент. С одной стороны, им озабочены левые шмиттианцы, такие как Шанталь Муфф. С другой стороны - блистательный идеолог европейских консерваторов, "новых правых", самая серьезная и влиятельная фигура интеллектуальной Европы философ Ален де Бенуа. И правые, и левые публикуют тексты, посвященные популистскому моменту, давая различные интерпретации, споря и делая прогнозы на будущее, отмечает философ и политолог Александр Дугин.

Что такое популистский момент?

Во-первых, это появление в политике таких лидеров, которые становятся чрезвычайно популярными, обращаясь к широким массам и не заботясь об идеологической последовательности своих платформ и позиций. Прежде всего, Путин и Трамп, чьи взгляды трудно квалифицировать в обычных категориях - правые, левые и т. д. Такие лидеры понимают и чувствуют общество, чего оно хочет на самом деле, к чему стремится, что думает, чего боится, и отвечают на эти ожидания напрямую, не удосуживаясь облечь это в какую-то систему. И это работает, причем все лучше и лучше, указывает политолог. Из случайности или сбоя в системе это постепенно становится трендом. После Трампа это уже глобальная реальность, с которой нельзя не считаться, констатирует политолог.

Во-вторых, продолжает Дугин, налицо полный кризис либеральной демократии. Там, где она пытается выступать открыто, настаивая на своих идеологических ценностях напрямую - права человека, гендерная политика, космополитизм, открытое общество, глобализация и т. д., - ее представители неизменно терпят крах. Либерализм еще контролирует многие сферы: мировые финансы, глобальные корпоративные СМИ, культуру, образование, технологии, но в обществе он уже, по сути, отвергнут. Конца истории не состоялось, и сам Фукуяма, как полный лузер, бормочет теперь о том, что США, видите ли, это несостоявшееся государство. Либерализм мертв. Но его уничтожили не старые противники - не коммунизм и фашизм, а нечто новое - популизм. Любой популист - и правый, и левый - сегодня выигрывает у любого либерала.

В-третьих, и это уже более серьезно, на первый план в политике выходит новый субъект, новое явление - народ, populus, отсюда и популизм. Народ отсутствует в идеологиях Нового времени - его нет в либерализме, там главный субъект индивидуум. Нет в коммунизме - там главное класс. Нет и в фашизме - здесь акцент ставится на государство. Все это остается в XX веке. Сейчас же из-под заносов выбирается нечто забытое или вообще никогда не учитывавшееся - народ, подчеркивает политолог. Это и не просто сумма индивидуумов, и не классы, и не граждане с паспортом и пропиской. Это нечто живое, органическое, цельное, постоянно меняющееся, избегающее строгих определений. Народ живет дольше, чем люди. У него другие циклы и другие масштабы. Он доверяет мифу и скептичен к науке. Даже если народ труслив, он восхищается бесстрашными героями. Даже если он кривоват, он искренне любит красоту. И вот этот народ сегодня вступает в активное противоречие со сложившейся политической системой.

Народ - ни левый, ни правый. Он одновременно и за порядок, и за свободу, и за державу, и за социальную справедливость, и за могущество, и за непрерывный праздник. Народ легко соединяет противоположности, даже не замечая их. Народ живет по особой логике, которая не имеет ничего общего с нормативами современной политологии или социологии, отмечает Дугин. Народ всегда не такой, как о нем думают. Он не дает себя вычислить, подсчитать. Он исходит из иной логики, нежели логика Просвещения и обществ модерна. В каком-то смысле он очень древний, этот народ. Он питается соками вечности.

Народ как политический концепт появляется сегодня как оппозиция либерализму. Либералы вопят о фашистской или коммуно-фашистской угрозе. Они не в силах понять сущность популистского момента. И интерпретируют его через призму старых клише. Поэтому они и проигрывают. Поэтому они и обречены, подчеркивает политолог.

И все же, и левые, и правые единодушны в том, что это только момент. То есть ограниченный отрезок времени, некий квант исторического движения. Станет ли народ и, соответственно, популизм, в свою очередь, системой, программой, стратегией или окажется лишь временной коррекцией на пути либеральной глобализации, никто наверняка сказать не может, обращает внимание политолог. У глобалистов в начале 1990-х был свой момент - однополярный. За тридцать лет они провалили все, что могли, превратив глобализацию и однополярный мир в омерзительную карикатуру. То же сделали с демократией реформаторы 1990-х в России. Теперь наступает другой момент - народы появляются на сцене мировой истории. Это шанс, это риск, это ответственность, это вызов. Но это наш момент. Не использовать его будет настоящим преступлением.

Да, все верно, не воспользоваться таким популистским моментом было бы глупо и даже преступно. Но разве есть такое преступление, которого мы еще не совершили? Увы, нам все по плечу. И тем не менее это прекрасная открытая возможность для настоящей альтернативы - русской альтернативы, заключает Дугин.

Дзен Телеграм
Подписывайтесь на наши каналы и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

"Если наступит завтра": Бюрократическая машина на дороге жизни. Под ударом – дети Школа предательства: Госдеп готовит оккупационные администрации в Москве Матерей мобилизованных обманывают. Игра на смертях сыновей

У вас есть возможность бесплатно отключить рекламу

Отключить рекламу

Ознакомиться с условиями отключения рекламы можно здесь