Александр Дугин: Если хотим сохраниться как индоевропейский народ, пора проснуться

  • Александр Дугин: Если хотим сохраниться как индоевропейский народ, пора проснуться

Александр Дугин о модерне и конце индоевропейской цивилизации

Сегодня - об индоевропейцах. Это важно, потому что в последние тысячелетия индоевропейские народы как на Западе, в Европе, так и на Востоке - в Иране и Индии - стояли в центре всех самых значительных событий и процессов планетарного масштаба, отметил Дугин. Далеко не всегда эти события были благодатными и прекрасными, но и взлеты и падения последних тысячелетий - это дело рук именно индоевропейцев.

Философ задается вопросом: сегодня, когда судьба индоевропейских народов и культур с каждым днем становится все более проблематичной, когда налицо кризис идентичности, демографическая катастрофа и в целом некое очевидное помутнение сознания, самое время задать вопрос: кто такие индоевропейцы? Что их объединяет, если что-то объединяет вообще? К чему они в конце концов приходят в критический момент своей истории, своей судьбы?

Это важно еще и потому, что мы, славяне, тоже часть индоевропейской цивилизации, подчеркивает Дугин. Индоевропейским является наш язык, наша культура, наша история. И более того: подавляющее большинство историков и лингвистов уверены, что первые индоевропейские племена – предки народов Европы, и Индии, и Ирана, и даже малазийские хетты вышли из земель, которые в последние столетия были территориями нашей страны – Великой России.

Дугин уточнил, в чем же состоит идентичность индоевропейцев. По его словам, это народы, с древности почитающие небесных отеческих богов света. У индоевропейцев преобладало многобожие, но после Рождества Христова, ровно 2017 лет назад, все больше индоевропейцев, начиная с греков и римлян, обращались в христианство. Пока, наконец, практически вся Европа не стала христианской.

Но и в этом случае Бог-Троица мыслился как нетварный Свет, как Небесный Царь. Верность свету и небу – неотъемлемая черта индоевропейской религии, отметил философ.

Индоевропейцы - народы патриархальной семьи, продолжает Дугин. Они не унижали женщин, не считали их объектами или рабами, но воли им тоже не давали. Индоевропейский патриархат исходил из того, что небо - отец, а земля - мать. Это не унижает ни землю, ни женщин, но вертикаль здесь однозначная.

Дугин напомнил, что французский историк Жорж Дюмезиль обосновал и доказал, что все индоевропейские общества строились по триадической модели, на основании трех каст или сословий. Первым сословием были жрецы и священные короли, священство. Но священство, тесно и неразделимо связанное с царством. Правление узурпатора, насильника или идиота считалось аномалией.

                                          Жорж Дюмезиль

Вторая каста – профессиональные воины. И тут индоевропейцы не знали себе равных.  Что-что, а воевать они умели, и всегда воевали. Индоевропейцы приручили лошадь и изобрели колесницу. И, конечно, использовали это для того, чтобы наступать, воевать, побеждать.

С таким настроем индоевропейцы создали все государства Европы и многие государства Азии. В каком-то смысле благодаря своей второй касте индоевропейцы постепенно добились мирового господства. Хорошо это или плохо - другой вопрос. Факт, что добились. Именно воины создают государства. И индоевропейцы с этим справились отлично.

Третья каста индоевропейцев состояла из крестьян тружеников, у кочевых народов - скифов, сарматов, ясов, кушан, саков, парфян, ведических ариев - из скотоводов. Материальное производство, богатство, пища и женщины относились преимущественно к третьей касте, то есть стояли в самом низу индоевропейской иерархии. Жрецы и цари соответствовали небу. Воины - воздуху. Крестьяне - земле. И вся ценностная система была на этом основана. Так продолжалось тысячелетия. Все типы индоевропейских религий, обществ, культур, мифов, сказок, исторических хроник и экономических систем строились на этой трехфункциональной патриархальной модели. Это и значит быть индоевропейцем: принадлежать к обществу жрецов, воинов и тружеников.

А какое отношение к этому имеют торговцы, менялы, ростовщики? Никакого, подчеркнул Дугин. Таких в индоевропейских обществах презирали. Капитализм появился только тогда, когда индоевропейские ценности и начала стали стремительно забываться, деградировать, вырождаться.

Также не знали индоевропейские общества равенства. И это признак вырождения. Не знали феминизма и содомии: этим отличались матриархальные земные неиндоевропейские культы, такие как культ Кибелы.

Европейское Новое время, которое отменяло религию, веру в Царя и Отца небесного, сословия, сакральное понимание мира (по сути, патриархат), стало началом заката индоевропейской цивилизации. Капитализм, материализм, эгалитаризм, экономизм – все это реванш тех обществ, война с которыми, подавление которых и излечение которых составляли суть истории всех индоевропейских народов. Модерн был концом индоевропейской цивилизации. Закономерно она подходит к надиру. Это не абстракция: нас это тоже касается самым прямым образом, обратил внимание философ.

Никакие компромиссы нам не помогут, добавил Дугин. Либо мы исчезнем и растворимся, либо мы должны восстановить нашу индоевропейскую цивилизацию во всем ее объеме, со всеми ее ценностями, укладом и метафизикой. Если мы хотим сохраниться как народ, как индоевропейский народ, нам необходимо проснуться и возродиться. Вопреки тому, что давно уже стало само собой разумеющимся в мире Модерна.

Загрузка...

Оставить комментарий

Русофоб года: промежуточные итоги голосования Сколько осталось Эр-Рияду?
Новости партнёров