сегодня: 26/05
Святой дня
Мученик Александр Римский

Статьи

Двуязычие Собора на Крите порождает двуличие

Двуязычие Собора на Крите порождает двуличие

Осквернение Святой Софии принижено до уровня "частных озабоченностей"

Греки - не только полицейские - понемногу начинают привыкать к тому, что язык общения грекоязычных архиереев, участвующих в работе Собора на Крите, - не греческий, а английский. Миру были известны всякие соборы - и "разбойничий" 449 года, и "безглавый" 754 года, - но все их претензии считаться вселенскими были отвергнуты полнотой Церкви. Сумеет ли этот двуязычный Собор стать Всеправославным? Может, и сумел бы, если бы двуязычие не порождало бы двуличия. 

Блестящий пример того, что сказанное на английском языке не всегда тождественно тому, что звучит на языке греческом, дал сегодня отец Иоанн (Джон) Хрисавгис, начальник пресс-службы Константинопольского Патриархата. Комментируя недавно совершенный в Святой Софии мусульманский обряд, он охарактеризовал это как "частную озабоченность (particular concerns) одной из Церквей", которая не должна обсуждаться на Соборе, сосредоточенном на рассмотрении общезначимых вопросов. 

Дальше все пошло в духе лучших выступлений соотечественницы отца Джона, незабвенной Дженнифер Псаки. Во-первых, переводчик Собора, стараясь упредить возмущение греков "частными озабоченностями", предпочел опустить эту фразу, сказав вместо этого, что Предстоятели, вероятно, выступят с какими-либо устными заявлениями на эту тему. 

Дело здесь вовсе не в том, что переводчик оказался умнее пресс-секретаря. В конце концов, бывает и такое. Но в данном случае речь идет о системном явлении, поскольку у Собора есть две стороны: одна направлена на то, чтобы угодить внешнему миру (то есть США), а другая ориентирована на внутреннее потребление, то есть на немногочисленный клир и паству собравшихся на Крите Церквей. За коммуникацию первого уровня отвечает глава Патриаршей пресс-службы отец Джон, за остальное - греческий переводчик. 

Но есть проблема и посерьезнее, далекая от филологии и трудностей перевода. Фанар, отмахиваясь от неудобной для себя проблемы, вдруг вспомнил, что он - "одна из Церквей", а вовсе не "spiritual leader of 300.000.000 Orthodox’s", как его обычно называют в Америке. Однако, если Архипастырь претендует на примат, на том основании, что занимает самую почетную кафедру в истории Православия, служа хранителем ее традиций, то как он может не реагировать на осквернение ее главной святыни?

Дальше - больше. Father John Chrysavgis, пытаясь объяснить, почему Константинопольский Патриарх не обратился за поддержкой к Предстоятелям Православных Церквей, заявил, что он консультировался с людьми, ответственными за принятие решений (decision makers). В переводе с дипломатического языка на бытовой это означает, что Варфоломей поспешил за поддержкой к сильным мира сего, от которых он зависит, а они, вероятно, сказали ему помалкивать и не поднимать этот вопрос на всеправославном уровне, чтобы не давать России лишних козырей в ее противостоянии с Турцией.

Эти англоязычные заявления отца Джона также интересно сравнить с их греческой интерпретацией. Виртуозный переводчик вновь выступил в роли пресс-секретаря для внутреннего пользования, заменив decision makers на "Предстоятелей и Епископов Сестринских Церквей". В то же время, по версии переводчика, этот вопрос обсуждался на Соборе в целях выражения поддержки Константинопольскому Патриархату, а ведь пресс-секретарь ясно сказал, что такая поддержка может быть выражена и "после Собора".

"После Собора" вообще стало общим местом при ответах его организаторов на многие важные вопросы. Это именно то, что слышали от них представители Антиохийского Патриархата, обращавшиеся за помощью к Сестринским Церквям для разрешения конфликта с Иерусалимским Патриархатом. Это именно то, что слышали представители Поместных Церквей, требовавшие внесения исправлений в предсоборные документы. 

Двуязычие Собора в самом неприглядном свете выставило отношение его участников к тому, чем так дорожат греки - как клирики, так и миряне. Где еще можно услышать, как греческие архиереи, общаясь между собой, называют Константинополь Стамбулом, перечеркивая национальную историческую память? А сам Собор, переименованный в Holy Council, так повлиял на сознание англоязычных иереев, что они и по-гречески переиначили его в "Совет" - словно это действительно некий совет директоров от идеологии собрался выработать наилучшие методы управления своим персоналом, то бишь паствой, - к вящей славе и выгоде владельцев-акционеров.

Если оставаться в рамках той же терминологии, скажем, американских рейтинговых агентств, Константинопольский Патриархат мог бы присвоить вопросу об осквернении Святой Софии "мусорный" рейтинг - лишь бы не нажить себе проблем с теми же акционерами. 

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх