Русскую медицину пора спасать, но "министр бессильна": Доктор Мясников о бреде, абсурде и преступлениях

Итоги года 2019

Фото: www.facebook.com/drmyasnikov.

Медицина в течение всего года оставалась одной из тревожных тем для обсуждения. Критические оценки давали на самых разных уровнях, а наибольший отклик у читателей Царьграда вызывали комментарии доктора Александра Мясникова. С ним мы и подводили итоги 2019-го, без купюр говоря о бреде, абсурде и преступлениях.

"Коренная перестройка медицины в России – это то, чего я ждал весь год, но так и не дождался, - признался главный врач Городской клинической больницы №71 Москвы Александр Мясников. – Ждал хотя бы понимания необходимости такой перестройки. Удельные княжества пора подчинить федеральным властям, медицина не должна управляться региональными образованиями, это уничтожает единый подход".

Медицина в Москве и по России – это две большие разницы

Отсутствие единого подхода в медицине приводит к катастрофе. Иными словами, здесь лечат, а там – калечат.

"Если посмотрим по Москве, есть устойчивое движение вперёд. А если по стране, то даже не знаю... Я много езжу, вижу зарплаты врачей, вижу, что пишут мне люди. Просто волосы дыбом становятся, когда сравниваешь радостные репортажи с этой картиной. Поэтому я просто не могу судить. В Москве – да, мы поднимаем зарплаты, внедряем новые методы. А где-нибудь в Тверской области – что там делается? Я ездил – смотрел, и… грустно мне. Никакие деньги там просто так ничего не изменят. Вот если бы московскую медицину – сам подход к организации распространить на всю остальную страну, я бы сказал "да, мы движемся только вперёд", а пока… но, но, но".  

Человек спасает людей, а его увольняют. Это же абсурд!

Душевную бурю – по-другому и не скажешь – у доктора Мясникова вызвали некоторые кадровые решения в медицине. Это, например, увольнение Лео Бокерии с должности директора Национального медицинского исследовательского центра сердечно-сосудистой хирургии имени А.Н. Бакулева или Михаила Каабака – единственного в России, кто работает с совсем ещё маленькими пациентами, имеющими проблемы с почками. В деталях о скандалах мы уже рассказывали, здесь же Александр Мясников, вспоминая частные примеры, говорил о дающей сбои системе.

"На мой взгляд, слишком много бредовых норм действует в медицине. Например, закон о предельном возрасте. Дискриминация по возрасту вообще запрещена Конституцией. Когда такого человека как Бокерия снимают с формулировкой "по возрасту" – это преступление. И  даже не потому, что должность потерял именно Лео Бокерия – наверное, он и сам хотел отойти от административных дел, тем более и смена пришла достойная. Но это только в данном случае появился хороший директор. А ведь предельный возраст стоит 65 лет. А за нами, 65-летними врачами, идёт молодёжь очень разного качества".

Применение уникальных методик может "споткнуться" о действующие нормы, и это тоже большая проблема, отметил врач. Фото: Андрей Никеричев/АГН "Москва".

Истории, подобные той, что произошла с трансплантологом Михаилом Каабаком, и вовсе полный абсурд, продолжил наш собеседник.

"Я сначала не поверил своим глазам. Он применял методики, которые якобы не разрешены в России. А у нас не разрешены половина самых современных методик. Вы знаете, что Федеральное агентство Америки по надзору за лекарственными веществами разрешает в год около шестидесяти новых методов лечения онкологии? Каждую неделю – новое, за этим даже не уследить. А у нас кто-то берёт незарегистрированную передовую методику, спасает людей и… теряет работу. Слава Богу, вопрос с Каабаком решился, но опять же, это частный случай. А сколько не восстановилось? Сколько не дошло до общественности?"

Как можно спрашивать с Минздрава, если министр бессильна?

Главная проблема в том, что существующая система не позволяет министру здравоохранения проводить кардинальные перемены. А значит, и оценить работу министерства не получается.

"Я очень хорошо знаю и Веронику Скворцову, и работу министерства. На мой взгляд, в тех условиях, что существуют, у нас прекрасный министр. Но она же бессильна! Допустим, большой лайнер с заглохшим мотором несёт на камни. А вы спрашиваете с радиста. А что он может сделать? Только писать указивки. Если Минздрав не может уволить, допустим, меня как главного врача или какого-нибудь главного врача в Красном Холме, Владивостоке, – как можно спрашивать с министра? Я сам член Общественного совета при Минздраве, и меня поразило, как главе ведомства доложили: столько-то областей просто указания сверху выполнять не будут. Как ты можешь работать, если тебе в лицо говорят: мы не будем выполнять. И никаких инструментов нет. Потому что они подчиняются губернатору, к примеру, какой-нибудь Магаданской области. Мы можем только рекомендовать. А они могут сказать: идите вы со своими рекомендациями. Всё. Вот как в такой ситуации можно управлять?"

Знает ли министр о проблемах в отрасли? Знает. Может ли что-то сделать? Доктор Мясников полагает, что нет. Фото: © Kremlin Pool/Globallookpress. 

Значит ли это, что министру сознательно ставят палки в колёса? Пока именно так это и выглядит, говорит доктор Мясников, добавляя: проблемы в отрасли Вероника Скворцова видит, но сделать с ними в сегодняшней ситуации ничего не может.

"Она знает больше, чем мы все вместе взятые, потому что не хватает кусками, а видит в целом. А дальше что? У неё есть аппарат в Москве, которым она можем командовать, и несколько федеральных центров. И кстати, все они - светоч науки и знания. Где-нибудь в Кемерове посмотрите кардиоцентр или в Новосибирске, там всё работает на европейском уровне. А теперь взгляните на медицину рядом – буквально соседний дом рядом с федеральным центром. Где-то хорошо, а где-то совсем плохо".

Медицину спасёт "военное положение" и карт-бланш

Проблема отрасли в отсутствии единоначалия, считает Мясников. Взять те же зарплаты. Для каждого региона своё вознаграждение. Так нельзя, уверен наш собеседник.

"В армии же сделали единые нормы! Когда лейтенант и во Владивостоке, и в Краснодаре, и в Ленинграде получает одни и те же деньги и действует по одному и тому же уставу. Да, это затратно и долго. Но если мы начнём делать это сейчас, то уже через несколько лет получим отлаженный механизм. В противном случае так и будем впустую вкладывать в здравоохранение колоссальные деньги. И расти затраты станут в геометрической прогрессии без гарантии результата. Ведь можно купить килограмм картошки за 3 рубля и быть уверенным, что вся она хорошая. А можно взять за 2 рубля и получить одну червивую, вторую – мятую. Так что лучше иметь план, чем вкладываться наобум".

Единый подход - вот за что выступает и Александр Мясников, и многие другие врачи. В противном случае спасти медицину не удастся. Фото: © АГН "Москва"/Globallookpress.

Сегодня министр здравоохранения – это расстрельная должность, занять которую желающих мало, говорит Мясников. Принять предложение можно было бы только при условии безусловного карт-бланша – "когда ты показываешь свой план, а потом идёшь и делаешь". Нужна "армия врачей", считает Мясников – "с единым подходом, едиными зарплатами от Калининграда до Владивостока, но, как вы понимаете, никто мне этого сделать не даст".

"Любые перемены натолкнутся на "не трогайте нас, было лучше!" Поэтому я бы провёл референдум – ни много ни мало на всю страну, и спросил бы: "вы согласны?" Ведь может случиться так, что врачи согласны, а население – нет. Значит, двигаться вперёд можно, только когда народ скажет: "мы согласны – потерпим, всё понимаем…" Ведь на старте любые перемены – это скорее трудность, чем благо".

Идеальная реформа здравоохранения – это…

Медицине не хватает врачей – это очевидно, а значит, реформировать здравоохранение надо через обучение медиков, говорит доктор Мясников. Начнём сегодня, и первый результат получим спустя 5 лет, когда студенты с новыми знаниями выйдут из вузов. Но это лишь одна из вершин айсберга.

"Понимая, что мы не можем переобучить всех, я бы провёл общую жёсткую переаттестацию. Но не ту, что проходят 99 процентов медиков. Например, есть система "Московский врач", которая отсеивает 90 процентов "студентов". Оставшиеся 10 процентов были бы у меня директорами, заведующими – словом, врачами, обучающими других. А тех, кто не прошёл аттестацию, я бы поделил на перспективных – кто ещё может подтянуться, и неперспективных. После повторной переаттестации дал бы им года два на это, я бы снова их разделил по уровню подготовки. То есть навёл бы порядок в хозяйстве, потому что сегодня мы не понимаем, кто у нас грамотный, а кто неграмотный. А дальше я бы обучал врачей, не вкладывая никаких денег. Просто взял бы мировые, медицинские стандарты – а они есть в открытом доступе – и заставил всех учить английский язык. В Турции же преподают медицину на английском языке, во Франции половина пособий тоже на английском, хоть французы и стоят насмерть. В Зимбабве, Лондоне и Мумбаи преподают одну и ту же медицину по одним и тем же учебникам. Чем мы хуже? Почему с зимбабвийским врачом я могу разговаривать на одном медицинском языке, а с доктором из Солнцева не могу?"

Без глобального реформирования - в первую очередь, изменения подхода к обучению врачей, никакие вложения средств не помогут, считает наш собеседник. Фото: © АГН Москва/Globallookpress.

С одной стороны, есть гигантские вложения в медицинскую инфраструктуру. С другой, имея большие медцентры с дорогой аппаратурой, мы не можем поставить туда врачей – в лучшем случае идут самоучки, но и таких единицы, объясняет доктор Мясников. Таким образом, наши огромные вложения в медицину не окупаются – "я бы вообще не тратил деньги ни на что, кроме обучения врачей". Пока же мы "латаем дыры, вливаем деньги в красивые машины и лампочки, которые мигают, но ничего не решают".

Незнание стоит нам человеческих жизней

Та же диспансеризация без унифицированного подхода и знаний о лечении выявленных заболеваний не работает.

"…Зачем мы делаем УЗИ всем подряд, когда у каждого второго имеется узел на щитовидной железе? У каждого десятого киста печени, у каждого пятого киста почек, у каждого 20-го гемангиома. А дальше что? Дальше мы оперируем эти грыжи позвоночников и плодим инвалидов. При таком валовом подходе мы пустим по ветру любую медицину. Поэтому, пока мы не поймём, что такое "кост эффектив" – а это возможно только при унифицированном подходе, красивые лампочки так и будут мигать в кабинетах профессоров, а тысячи больных продолжат губить из-за незнания участковые врачи.

Просто индексировать зарплату врачей – не значит повышать качество. Повысить качество можно, только обучая тех же участковых, а не давая им возможность тупо посылать на УЗИ или анализ крови, даже не понимая, что там написано в этом анализе. Подводя итог всему сказанному выше, я скажу так… Самый главный итог этого года, что мы всё ещё живы. Потому что будем живы – что-то придумаем".

Спецпроект: итоги года - 2019

Царьград подводит итоги года с известнейшими экспертами и медиаперсонами. Больше материалов в специальном разделе сайта.


Ссылки по теме:

"Смогли же с армией сделать": Доктор Мясников назвал слабые места российской медицины

"Я бы пошёл и застрелился": Доктор Мясников о должности министра здравоохранения России

"Вы же меня оскорбляете просто": Примеры с Бокерией и Каабаком показали абсурд требований чиновников - доктор Мясников

Оставить комментарий