Протоиерей Андрей Ткачев. Мытарь и фарисей. Тот, кто дает молитве цену

В традиционной рубрике "Святая правда" протоиерей Андрей Ткачев о том, что оценщик молитвы это тот, кому мы молимся.

Братья и сестры, здравствуйте!

Продолжаем с вами разговор о притче о мытаре и фарисее - очень емкой, маленькой, краткой. С удивлением тащим из нее смыслы. Кажется, что их там немного, но на самом деле - достаточно и предостаточно.

И первое, что я сегодня бы вам сказал, в продолжение вчерашней и предыдущих тем, это то, что оценщик молитвы – это тот, кому мы молимся. То есть нельзя самому оценивать собственную молитву. Например, ты говоришь: "Я прочитал три акафиста и положил сто поклонов". Звучит как будто бы я сильно помолился. Но это ничего не значит, потому что оценивает молитву тот, кому ты молился, насколько Он принял эти поклоны и акафисты.

Он может сказать, что это ничего не значит, это ерунда. А вот тонул, например, сегодня кто-нибудь в реке Амур, и возопил к Нему в первый раз в жизни: "Боже, спаси меня". Крик был такой сильный, что небо его услышало. И Он его спас. Это была молитва. А то, что ты делал - непонятно что.

Я бы хотел, чтобы мы оценили притчу с точки зрения того, кто принимает наши молитвы и дает им оценку. Ведь Христос в притче о мытаре и фарисее дает оценку нашим молитвам. Потом, перед смертью, может быть, ты скажешь: "Я же так много молился Тебе, я же ходил крестные ходы, я же читал Псалтырь, я же то, я же се…". И это может быть полным фиаско, потому что ты сам оценил величину своих трудов, а Он глядит на это иначе.

Об этом можно поговорить и на примере истории про бедную вдовицу. Ведь она клала в церковное хранилище две монетки, две лепты. А Христос, который рядом стоял и видел, похвалил ее и оценил эту жертву больше всех жертв. То есть Он дал цену вместимому, потому что Он и есть тот, ради кого жертвуют.

Он - хозяин храма. Это его дом и дом Отца его. Поэтому милостыня измеряется не суммой, а смыслом. И молитва измеряется не длиной, не шириной, не количеством текста, а другими вещами. Вот об этом говорит и притча о мытаре и фарисее, потому что Христос говорит, что они оба молились. То есть они оба - верующие люди: два грешника, два верующих грешника. Один грешник не знает о своих грехах и уверен в своей праведности. Другой знает о своих грехах и уверен в своей неправедности.

Но они оба - верующие грешники. Слепой верующий грешник и зрячий верующий грешник. И оба молятся. И Богу, оказывается, более приятна молитва сознательного человека. Значит, здесь говорится правда Божия, открывается, что праведные дела, не изменяющие внутреннюю сущность человека, не идут ему в зачет. То есть ты не меняешься к лучшему в Божиих глазах. Да, это хорошо - десятина, пост и многие другие вещи. Твое удаление от блуда.

Он же говорит, что я благодарю Тебя, я не такой, как другие. Хищники они, и неправедники, и прелюбодеи. То есть он всю Вселенную заключил в такое тройное емкое словосочетание: хищники, неправедники, прелюбодеи. Но, поскольку грешнику нужно еще кого-то конкретно взять за жабры, он говорит - или как вот этот мытарь. То есть он нашел себе пищу в лице конкретного мытаря. Он говорит: я не такой, как все. Причем он хвалил Бога. Молитва хвалы – она ангельская, она лучше, чем молитва просьбы. Молитва «дай» хуже, чем молитва «слава Тебе».

Фарисей молился хорошо, изначально: «Слава Тебе, хвалу Тебе воздаю». А дальше - безумные глаголы. За что? За то, что я не такой, как другие. А они  хищники, неправедники, прелюбодеи. Он всех собрал в кучу и в пример привел мытаря. Мытарь покаяние приносил, бил себя в грудь, знал про свои грехи. Вот перед нами образ молящегося человечества.

Значит, молящиеся люди состоят из тех, кто верит в свою избранность, носится со своей личной мнимой святостью, богат некими добрыми делами, но при этом считает достойными вечной гибели разных людей, находящихся за как за пределами храма, так и рядом. А вторая часть молящихся людей - тоже грешники, знающие о своих грехах и мучающиеся от того, что душа бунтует против неправедного образа жизни.

Притча открывает перед нами некую занавеску в другой мир, как и все притчи Христовы. Собственно, что такое притча – это окошко с открытой занавесочкой. Вот, погляди, что там и как. И оказывается, что там очень много интересного. Для того, кто уже долго молился и много Богу послужил, притча дана для того, чтобы смириться и много о себе не думать.

Проще говоря - чтобы не быть похожим на фарисея, не считать себя лучше других. Для тех, кто много грешит, но душа болит в нем, притча говорит - слушай, иди и кайся. Видишь, как Бог принимает кающихся? Она словно накладывает пластыри на раны. И я бы хотел, чтобы мы все попали в одну из категорий: либо фарисеев, желающих смириться - в качестве негативного примера, либо в число кающихся злодеев - на позитивном примере кающегося мытаря. То есть здесь два пластыря, на две совершенно разные раны. От того, кто принимает наши молитвы.

А сами мы свою молитву не оцениваем, никогда! Запомните это.

 

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Афера "Открытия": В краже триллионов никто не виноват?
Загрузка...