сегодня: 14/12
Святой дня
Праведный Филарет Милостивый

Проповедники современного мира

В традиционной рубрике "Святая правда" отец Андрей Ткачев расскажет о том, куда в современном мире ушла проповедь и чему учат современные "проповедники".

Братья и сестры, я вас приветствую. Слово «проповедь» стилистически и смысловым образом связано с церковными вопросами, и оно усваивается к церковному бытию. Однако существует в нашей жизни много кафедр, с которых постоянно раздается проповедь. Я бы хотел сегодня с вами об этом поговорить.

Гоголь говорил, что театр – это не пустая вещь. Если в нем две или три тысячи человек смеются одним смехом и плачут одними и теми же слезами одновременно, то это не пустая вещь. Это кафедра. Это кафедра, с которой можно проповедовать. Одно дело водевильчик, а другое дело, когда это серьезная пьеса.

Когда французы готовили, так называемую, буржуазную Французскую революцию, там происходило мысленное брожение.  Возникла мысль, что эпоха Просвещения, а у нас Екатерина переписывалась с ними, внедрила в сознание людей такую интересную вещь: проповедовать должны все… кроме церкви. Эту мысль я сегодня предлагаю вам запомнить. А запомнить ее не трудно. Все должны проповедовать, кроме церкви.

Я вам сейчас докажу, что так оно и есть в сознании многих людей, и эта фраза доказывает себя фактами. Например, реклама, что это? Это проповедь. И не только конкретного препарата, а это проповедь стиля жизни. Достаточно упомянуть постоянные рекламные ролики таких вещей, которые действуют на потенцию и др. Это проповедь стиля жизни, определенного стиля. Да еще куча всего. Даже когда рекламируется какой-то детский сироп от кашля, он тоже бэкграундом, картинкой, словесными выражениями или чем-то проповедует определенный стиль жизни. Поэтому на рекламу можно смело смотреть как на проповедь. Это проповедь того, как надо жить, как хотели, чтобы мы жили, к чему бы стремились. Это скрыто, но действует. И мы потом стремимся примерно так себя и вести. Не только покупая что-либо, а так отдыхая, так общаясь, так проводя время. Театр, кино.

Кино. Слушайте, мы живем в кинематографическую эпоху. Мы дети кинематографа, в том смысле, что нет ни одного человека, на которого бы не влияло кино. И не повлияло в свое время. Есть фильмы, над которыми плакали. Есть фильмы, которые нас воспитали. Есть фильмы, чьи названия мы произносим с благодарным трепетом. Есть куча видеомусора, которую мы с отвращением отбрасываем от себя. Но кто-то в этом мусоре активно копается, там ему хорошо. И мы должны понять, что и кино – это проповедь. Это проповедничество. Политики – постоянная проповедь. Не только на ток-шоу или в залах своих заседаний, собраний или в предвыборную кампанию. Вообще, политик – это проповедник. Проповедник тех идей, которые его привели в парламент, как политического деятеля и вообще, как человека, отвечающего за проведение своих идей в конкретную жизнь. И так мы наберем целую кучу людей.

А спорт? Мегаиндустрия, в которой вращаются сумасшедшие деньги, баснословные, запредельные, их произносить страшно. Он тоже проповедует определенный стиль жизнь. Связанный обязательно с рекламой спорта, со своими новостями. Обсуждения всякие, то-се. Новые виды спорта приносят нам нечто новое совершенно. Потому что одно дело самбо, а другое дело дзюдо. Занимающийся дзюдо непременно будет знаком с японской культурой. Я уверен, что какая-нибудь японская борьба – это просто один из видов внесения темы в нашу жизнь. И уже меняется в человеке сознание. Он интересуется этой пищей, этой одеждой, этими стихами, этими отношениями между мужчиной и женщиной.

И так все кроме церкви. Говорят: а вот вы молчите. Вы встаньте в угол, лучше в церковь, в храм зайдите, чтобы мы вас не видели. И там маши погасшим кадилом и кропи высохшим кропилом. Там можешь проповедовать.

Существует стандартное убеждение, что в церкви ходят только бабки. И что поп непременно толстый. Что у него, как в сказке о попе и работнике его Балде, должен быть «Мерседес». И вот этим бабкам толстый поп из «Мерседеса»  должен рассказывать никому не интересную чушь, которую просвещенным людям стыдно слушать. Да перестаньте, что вы? У нас есть другие проповедники. Видите, сколько мы начислили: и театр, и кино, и рекламу сюда, спортивные передачи, и, конечно, политические шоу, и интерес к происходящему в геополитике, в мире.

Что Трамп сказал Миланке последний раз, вы не слышали? Нет, не слышал. А я вам сейчас расскажу, это очень интересно. Это всё… И поговорки, и пословицы. Такая известнейшая поговорка о том, что бабло побеждает зло - символ веры огромного количества людей. Люди так верят, так живут и так хотят жить, а по-другому жить не хотят. Два слова всего лишь: бабло – зло. Одно побеждает другое. А это символ веры. Его проповедуют. Если папа скажет сыну: сынок, не переживай, бабло побеждает зло, – то, по сути, он проповедует ему определенный стиль жизни.

При этом все говорят церкви: да замолчите вы, что-то много вас стало. Что-то вы говорите, говорите, хватит уже. Пусть говорят другие. Это началось у французов, потом продолжилось у нас и во всем мире. Оно есть и в Америке, и в Англии, и во всех остальных странах. Проповедуют все, кроме церкви. Так хочется режиссерам нашего окружающего мира, которые считают, что они вправе управлять мозгами и поведением многомиллиардной семьи человеческих народов.

Я считаю, что это неправильная позиция. Но для того, чтобы с ней каким-то образом бороться, необходимо ее сначала распознать. Прошу вас, распознайте ее, заметьте. Воплощение сказанного в окружающей жизни. Все проповедуют. Любая витрина любого магазина, мимо которого ты проходишь – это тоже проповедь. Почему же церкви нельзя? Нужно. До свидания.

Новости партнеров

Новости





Наверх