Грабители-стихотворцы. Казус Улюкаева

Братья и сестры, приветствую вас. Начнем со стихотворения. Потом об авторе. Есть такой стишок в журнале «Знамя» за 2011-й год.  

Езжай, мой сын, езжай отсель

На шарике найдёшь теперь

Немало мест, где шаг вперёд

Необязательно пятьсот

Шагов назад, где, говорят,

Не всё всегда наоборот

Где не всегда конвойный взвод

На малых выгонят ребят

Где не всегда затычку в рот

Бывает — правду говорят

Бывает голова вверху

А ниже — ноги

Где в хлеб не сыпали труху

И не смеялись над убогим:

Ха-ха, хе-хе, хи-хи, ху-ху

О боги!

 

Сей сомнительный по стихотворному достоинству текст написал ныне сиделец Улюкаев. Минэкономразвития, экс-Минэкономразвития, попавший под раздачу и так неожиданно севший для всей страны и для топ-менеджеров различных компаний. Как бы сказать, вдруг ставший козлом отпущения, показательно ушедший есть баланду. Может быть, скоро выйдет. Там ясно, что мы пинать не будем лежачих, лежачего не бьют. И нет радости, что человек сел. От тюрьмы и сумы, русская пословица говорит, не зарекайся, тут мы все ходим под одним и тем же. Поэтому здесь нет радости в чужой посадке. Есть некое внимание к происходящему, а знаковые вещи нужно читать. Читаем же мы дорожные знаки? Значит, должны читать и жизненные знаки.

Но вот что интересно. Человек писал стихи в 11-м году, семь лет назад это было опубликовано, а написано, может быть, еще раньше. Вот это: «пора валить». Как пел Захар Прилепин: «Пора валить того, кто говорит: пора валить». «Езжай, мой сын, езжай, езжай отсель». Это желание свалить отсюда – обличает в человеке наемника. А что не валишь, слушай? В 11-м году написал в журнале «Знамя», а чего не свалил до сих пор? Где его сын, кстати, я не знаю. Сколько у него сыновей – тоже не знаю. Есть ли у него дочери – тоже не знаю. За кем они замужем? Кто когда свалил, кто здесь живет. Если человек в разработке, у него имеются западные кураторы. Допустим, он устал от русской грязи, от бездорожья, от хамства, от вертикалей власти. Говорит он: хочу свалить в Швейцарию, в ЛондОн, в Сохо, в Сити. Где-нибудь сесть у камелька с трубкой в руках, у камина, на английском писать мемуары. Куратор говорит: нет-нет-нет, оставайтесь, вы нам здесь нужны. То есть, еще не все дограблено. Иди и грабь. Это если есть кураторы западные. А вдруг он сам такой без кураторов, например. Он давно бы хотел свалить. Свалить  куда-нибудь на острова. Денег-то хватает. Хватало. А вот нет же ж.

А почему? Ну, недограблено же еще, понимаете. То есть, он сидит в стране, которую грабит, пишет стихи, печатается в журналах на русском языке, в которых он пишет, что валить пора, так все тоскливо, так нудно всё. Бумага туалетная шершавая. Цветы вянут быстро. Йогурт не пахнет йогуртом. Как-то валить пора. Но недограблено же ж. Лакмусовая бумажка - стихи борзописцев, которые грабят, которые потом садятся, или не садятся. Или чухают за рубеж и оттуда филиппики пускают, как Герцен в оно время. «Колокол» Русь к топору звал даже. Убегает человек-борзописец и оттуда качает колокола, Русь к топору  зовет. Я прошу вас быть внимательными. Потому что у нас много борзописцев среди власть имущих. У нас пишут стихи, эссе, литературные очерки, критические заметки очень многие представители власти, оппозиции и люди во властных кабинетах. Стоит почитать, например, какого-нибудь поэта: «Я поэт, зовусь я Цветик, от меня вам всем приветик». И они полностью себя в творчестве обнажают. Кто патриот, например, квасный патриот. Такой квасный, что аж нос затыкай. А кто, например, совсем ни разу не патриот, который просто грабит  и ему до лампочки всё. Он давно бы отсюда уехал. Но либо команду не дают заокеанские кураторы, либо недограблено еще, еще можно копать, еще не все накопано..

«Пилите, Шура, пилите, они золотые». И они сидят пишут стихи. Тоскуют по прекрасному далёко. По Сохо и Сити тоскуют. Но пока еще сидят  и совковой лопатой загребают. Это очень важная вещь. Творчество людей, находящихся или находившихся в политике. У нас много людей, которые пишут стихи и прозу. Почитайте их, там всё видно. Вообще, творчество – это исповедальная вещь. Как говорил мой хороший товарищ: постучи по стеклу, стекло тебе скажет - я стекло. Постучи по металлу, металл тебе скажет звуком: я металл. Постучи по дереву, дерево скажет звуком: я дерево. Постучи по бетону – бетон глухо скажет: я бетон. Почитай стихи любого человека – и это стихи тебе скажут: я гнида. Или я вор. Или я предатель. Или я паскуда. Или я продался. Или я патриот. Или я кто-то еще. Или я ангел. Или я развратник. Или я извращенец. То есть, оно все скажет.

Поэтому почитайте на досуге, поинтересуйтесь стихами наших сбежавших и оставшихся олигархов, топ-менеджеров, всяких там интересных людей. Вот Улюкаев за семь лет до посадки написал: «Езжай, мой сын, езжай отсель». Но не случилось, не уехал сам Улюкаев. Уехал – но не туда, куда сына посылал. И это очень важные вещи. По-моему, эти стихи больше всего говорят в плане оправдания или осуждения человека. Только их к делу не пришьешь.

Это просто творчество, говорящее о человеке гораздо больше, чем все уголовные дела против него открытые или вовремя закрытые. Ужасно интересная тема. Стихи Улюкаева. Равно как и другие стихи, тех севших и не севших, уже уехавших на Суд Божий, или пока что переехавших в Сохо. Интереснейшая тема. Я буду ее копать, по возможности. До свидания.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Уничтожить здоровье: Жадность, кумовство и коррупция в Орловской области
Загрузка...