сегодня: 29/05

Сосуд любви

Какой должна быть современная православная женщина? Для большинства обывателей эти два понятия несовместимы. Услышав о православии, они сразу рисуют в уме небрежно одетую и растрепанную особу неопределенных лет, измученную воспитанием многочисленных детей, домашними делами и молитвенными бдениями. Ее тиранит муж (такой бородатый здоровяк в косоворотке), она перемещается по строго очерченному обществом маршруту между храмом, кухней и детской. Классическое «киндер-кюхе-кирхе» до сих пор считается пределом возможностей верующей женщины.

Но… вполне вероятно, что вокруг вас, уважаемые граждане, православных женщин полно, просто вы их не замечаете. По той простой причине, что они ничем не отличаются от вас. Различные показы «православной моды» скорее дискредитируют, чем дают реальное представление о внешнем виде религиозных девушек и женщин. Либо это совершеннейшая «клюква в сахаре», то есть псевдорусский утрированный до предела стиль с обтягивающими сарафанами в пол и павловопосадским платком, либо совершенно несочетаемые предметы одежды, будто подобранные на ближайшей помойке. В первом случае православный «косплей» (костюмированная съемка или ролевая игра в образах различных персонажей) выдает призывный взгляд девушек, далекий от смирения, и вызывающий макияж, во втором – общая «кондовость».

Если мусульманки могут ослабить дома свой «дресс-код», а на улицу или на работу предпочитают ходить в хиджабе и даже пытаются добиться прав фотографироваться в нем на паспорт, то у православных такой строгости нет, хоть непременный атрибут православной в глазах обывателя – платок. «Хмурые тетки в платках», – примерно так описывают нас люди, далекие от православия и настроенные к вере враждебно. Конечно, некоторые носят его везде, но обычно мы оставляем его за порогом дома или храма.

Среди других женщин православные скорее, напротив, кажутся более женственными. Просто потому, что так воспринимаются платья и юбки, совсем необязательно бесформенные и непомерно длинные, просто выдерживающие определенную скромность фасона. Мы следуем моде, но просто не становимся ее жертвами. Полное отсутствие макияжа – тоже редкость, ведь любовь русских женщин приукрасить себя «на выход», даже если идешь в ближайший магазин, неистребима. Но мы и не делаем свое лицо единственным способом самовыражения в моде, как это происходит у мусульманок. Вы, должно быть, обращали внимание, что даже дамы в чадре, оставляющей открытой лишь часть лица, зачастую слишком густо и кричаще накрашены. Это происходит лишь от того, что им зачастую не оставлено других способов показать себя в обществе. Нам в этом смысле гораздо проще. Ничто и никто не мешает православной женщине быть естественной и модной, занимать высокие посты, водить машину или пользоваться другими благами цивилизации. Если это, конечно, не потакает страстям и не противоречит духу христианского смирения.

Оборотная сторона – эдакий «православный феминизм», когда женщины превращают храм в способ самоутверждения, а себя видят ловцами и распространителями благодати. И не дай Бог кому-то повести себя не так, как эти дамы, заживо поместившие себя в палату мер и весов, или усомниться в их правоте. Кормить детей перед причастием или самим подходить к Чаше в такие дни, когда этого женщине делать не стоит, для них обычное дело. Но это – крайность, а не правило, мутация. О таких можно прочесть еще у классиков русской литературы, которые описывали нравы позднеимперского купечества и дворянства.

Основная проблема современной светской львицы – одиночество и неудовлетворенность. Это результат следования философии, навязанной обществом потребления, когда нужно агрессивно требовать от мира и близких все больше и больше, ничего не давая взамен. Кто слишком часто говорит «я этого достойна», «я никому не должна», в конце концов может оказаться в ситуации, когда успех и независимость смогут оценить только четыре стены и герои любимого сериала.

В православии нет одиноких женщин. Главное отличие состоит в том, что в погоне за эффектной внешностью и карьерными успехами они не забывают о главном. О том, что женщина создана для любви. Она не «сосуд греха», а самый естественный в мире источник и проводник любви. И в том, чтобы любить Бога, мужа, детей, дом и семью нет ничего стыдного или противоречащего понятию современности. Стыд и мракобесие – превращать женщину в рыночный продукт, который должен уродовать и насиловать себя в вечной гонке за мнимыми успехом и независимостью.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх