Алексей Герваш

Пилот, психолог, специалист по аэрофобии

Всё, что нужно знать о катастрофе суперджета

И что в этой истории НЕ правда ?

Всё, что нужно знать о катастрофе суперджета:

  1. Как и любой другой транспорт, самолёты иногда попадают в аварии.
  2. Абсолютной безопасности не существует, самолёты не могут быть единственным исключением.
  3. Для любого авиапроисшествия необходим симбиоз многих факторов. Самолёты не разбиваются, «потому что плохой», «потому что старый» или «потому что всё через ж... у нас».
  4. Обращаю внимание: всё, что перечислено далее в данном пункте, является предположением!

Итак, в данном АП вероятны следующие факторы, приведшие к катастрофе и её масштабам:

– Попадание молнии на разгоне с выходом из строя электронных систем (маловероятно) либо попадание молнии в воздухе (такое попадание не должно приводить к выводу из строя оборудования самолёта). 

– Относительно новый тип самолёта, который ещё не набрал необходимого количества различных потенциально аварийных ситуаций (в том числе – опыта попадания молний). Все новые самолёты имели те или иные проблемы на начальных этапах эксплуатации, которые невозможно было предвидеть при проектировании/в ходе испытаний. SSj не исключение.

– Возможный дефект конкретного борта, возможно, приведший к отказам тех или иных систем при попадании молнии. 

– Некорректные действия пилотов на посадке (высокая скорость захода, неверные действия при повторном отделении самолёта от полосы (козлении), вероятнее всего – из-за отказа определённых систем или отображения неверных приборных данных. 

– Высокая посадочная масса (причина решения садиться с превышением максимальной массы сейчас неясна, полагаю, она связана с характером неисправностей на борту) и в свете симбиоза высокой посадочной массы и избыточной вертикальной скорости – поломка стоек шасси. 

– Особенности российских правил выполнения полётов, предписывающих самолётам с отказом радиосвязи на взлёте возвращаться в аэропорт вылета, в то время как во всём мире такая неисправность предполагает продолжение полёта по согласованному полётному плану. Опять же, повторюсь, мы не знаем характер других неисправностей. Возможно, решение вернуться было единственно верным. 

– Медленная скорость реагирования пожарных расчётов. 

– Возможно, пассажиры, тратившие время на доставание сумок. 

– Размер самолёта, не предусматривающий аварийных выходов на крыло (как, впрочем, и у всех других самолётов подобного размера). 

– Характер повреждений, не позволяющий использовать задние аварийные выходы.

Теперь, что в этой истории НЕ правда?

1. SSj – говносамолёт. Неправда. Потому что плохих самолётов в воздухе нет. Они просто никогда не пройдут сертификационных испытаний. Кстати, согласно строжайшим международным стандартам.

С этими самолётами действительно больше проблем, чем с Аirbus/Boeing. Эти проблемы связаны с новизной типа и с санкционными ограничениями на поставку комплектующих. Крым ведь наш, а самолёт состоит на 80% из западных составляющих. 

Кстати, причина отказа от SSj на Западе именно в сложностях с сервисным обслуживанием, а не в самом самолёте. К самолёту вопросов нет.

2. Самолёт должны были встречать пожарные у полосы. Неправда. Потому что характер неисправностей, заявленный пилотами, не требует специальной подготовки аэропорта к встрече ВС. Переход на ручную систему управления и отказ радиосвязи – «рутинные» неприятности, которые не должны приводить к подобным последствиям. Превышение посадочной массы также не требует присутствия пожарных при посадке ВС.

3. «Ну, теперь я ещё больше боюсь». Неправда. Если вы аэрофоб – ваша фобия прогрессирует в любом случае. Есть АП, нет их – ваши взаимоотношения с полётами будут все хуже и хуже. Говоря себе «теперь я ещё больше боюсь», вы пытаетесь сделать свою фобию не фобией, а здравым смыслом. Что, безусловно, приведёт к ещё большему страху во время полёта.

Резюме: МАК разберётся, и станет ясно. Авиация сделает всё, чтобы стать ещё безопаснее. Увы, учиться человечество может в основном на ошибках.

Рекомендация: относиться к этому случаю, как к любому ДТП. Грустно. Больно. Ужасно. Соболезнуем родным и желаем им сил. Но! Живём дальше, ездим, летаем. Принимаем непредсказуемость жизни. Берём от неё все здесь и сейчас. Не слушаем СМИ, истеричную Собчак и двух заслуженных пилотов СССР. У вас своя голова на плечах.

И ещё: Почему для аэрофобов именно это ЧП воспринимается столь болезненно:

Прежде всего – оно рушит иллюзии, на которых аэрофобы строят свои полёты.

– Если я буду летать только Аэрофлотом – таким образом я смогу контролировать свои риски. 

– На посадке земля ближе, значит – безопаснее.

Во-вторых, большинство аэрофобов имеет в подсознании психотравмы из периода раннего детства. В большинстве случаев эти травмы связаны с ощущением беспомощности, когда «некому спасти» и «никто не поможет». Конечно, подобные катастрофы активируют те самые травмы, что, безусловно, тяжело для психики. Только авиация и «говноssj» тут ни при чём.

Источник

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.


Оставить комментарий

Новости партнёров