«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их "серые кардиналы", заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.

Дмитрий Бабич

Политолог

Россия и Совет Европы: Выходить, и как можно скорее

Выбивающий из нас компенсации преступникам европейский суд нам просто не нужен. Он не гарантирует права, он толкает на подражание преступникам

Два события, связанные с Советом Европы, произошли за минувшую неделю в России, и оба они дают надежду. О надежде чуть позже, а пока о событиях. Министерство юстиции РФ обжаловало постановление Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) о выплате членкам Pussy Riot 37 тыс. евро компенсации за их страдания, а министр иностранных дел Сергей Лавров сказал в интервью «Евроньюс», что если европейские страны попробуют исключить Россию из Совета Европы, то Москва не станет дожидаться конца этой процедуры, а выйдет из Совета Европы сама. Мы, сказал министр, не собираемся и дальше платить миллионные взносы в бюджет организации, которая лишила российских депутатов права голосовать и выступать на своих заседаниях.

Добрым — кнут, злым — пряник

Напомним, что Совет Европы (СЕ) не стоит путать с Евросоюзом (ЕС): Совет Европы не дает своим членам никакого доступа к общим фондам ЕС, к общеевропейскому рынку стран ЕС или к общим «евросоюзовским» правовым гарантиям. Членам СЕ предлагается воспользоваться лишь услугами Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), который следит, чтобы в пришедших в Совет Европы странах соблюдались права человека в их современном западном понимании. Что это такое? Если судить по вердиктам ЕСПЧ, это прежде всего право граждан на аборты, право тех же граждан на борьбу с не угодившим чем-то ЕС и США собственным государством в стиле Навального или «пострадавших» от России басаевско-масхадовских боевиков из Чечни и т. д. Право русских на защиту от языковой дискриминации в странах Прибалтики, право христиан в Западной Европе на ношение религиозных символов или право наших граждан на защиту от оскорблений в стиле Pussy Riot в приоритетах Совета Европы и его суда как-то не заметны.

Надежда на выход

Так в чем же состоит моя надежда в связи с нашим возмущением поведением Совета Европы? Она состоит в том, что мы наконец-то из этой организации выйдем, и юрисдикция Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) впервые с середины 1990-х больше не будет распространяться на территорию России. Это не значит, что мы уйдем из Европы. Мы уйдем от организации, которая эту самую Европу как раз ломает — и Россию, составную часть Европы, ломает в первую очередь. Напомним краткий список самых громких решений ЕСПЧ. В 2014 году этот суд вынес решение взыскать с России 1,87 млрд евро (2,6 млрд долларов) в пользу мошенников и убийц из бывшего руководства компании ЮКОС. Да-да, мошенников и убийц, потому что к моменту вердикта ЕСПЧ Ходорковский, Невзлин и ряд их сообщников уже были осуждены нашим судом за мошенничество, хищения, убийство. ЕСПЧ признал массовый уход ЮКОСа от налогов, но такими мелочами, как защита бюджета (то есть источника денег для самых уязвимых граждан — бюджетников, пенсионеров, членов многодетных семей), ЕСПЧ не занимается. В 2005 году ЕСПЧ признал Россию кругом виноватой во всех нарушениях прав человека в Чечне, что позволило выписать огромные компенсации боевикам и их родственникам. Суд не нашел ни одного слова в осуждение бандитизма и терроризма Басаева и Масхадова, хотя деятельность этих господ была поддержана не только саудовскими миллионерами, дававшими деньги и оружие. «Общественность» Евросоюза также поддерживала масхадовцев и басаевцев — морально и дипломатически. Но даже после Беслана на ЕСПЧ эта на самом деле великая вина ЕС перед Россией никакого впечатления не производила. И вот в июле этого года — венец деятельности ЕСПЧ: он обязывает Россию выплатить 37 тысяч евро членам Pussy Riot. Эта сумма сложилась из нескольких наших «провинностей» перед ряжеными пакостницами из панк-группы.

Мы же еще и деньги платим

Первая провинность, с точки зрения ЕСПЧ, — это то, что Алехину и Толоконникову вообще судили и посадили за хулиганство, хотя в связи со смягчением наказания они и отсидели всего 16 месяцев из положенных 24. Но «гуманный» Европейский суд по правам человека накидал для увеличения компенсации еще несколько деталей. Оказывается, в суд Алехину и Толоконникову доставляли в недостаточно просторном автомобиле, а значит, нарушена Европейская конвенция прав человека в части гуманного обращения с подозреваемыми, так что еще несколько тысчонок извольте выложить. Кроме того, добавьте еще нахождение в застекленном пространстве для обвиняемых во время процесса («унизительные условия содержания») и... нежелание суда увидеть эстетическую и протестную сторону беспомощного блеяния трех ряженых под гитарку про Богородицу и Путина на солее православного храма. Да, и последнее — блокировав доступ к ролику Pussy Riot уже после окончания процесса, государство российское нарушило свои обязательства по обеспечению свободы самовыражения граждан. Как можно мешать людям наслаждаться прекрасным!

Итак, всего с нас — 37 тысяч евро.   

Сучок в чужом глазу

И знаете, что самое ужасное? Мы эти деньги, скорее всего, выплатим. Да, Минюст обжаловал решение ЕСПЧ, но в общем контексте СЕГОДНЯШНЕЙ европейской юстиции ЕСПЧ действует вполне рутинно. А значит, на этой территории мы победить просто не можем, сегодняшний ЕС — это действительно Зазеркалье, где вера, семья и патриотизм не защищаются, а вот их антонимы почти всегда получают государственную поддержку или хотя бы снисхождение.  Ведь не были толком наказаны и парижские «активистки» FEMEN, ворвавшиеся голыми в собор Парижской Богоматери. Они тогда несколько часов терроризировали священников и туристов, блокировав их в здании и колотя в колокола в рамках своей акции PopeNoMore. Во французскую психушку попал, правда, художник-«яйцефиксатор» Петр Павленский, некогда прибивший свои тестикулы к брусчатке Красной площади, чтобы «зафиксировать» протест против режима Путина. Но, очевидно, во Франции Павленский просто выбрал неправильную мишень для своей акции. Вместо церкви или хотя бы музея он напал на Banque de France и поджег две витрины этого банка, обещая какую-то «мировую революцию». Банки для ЕС — это святое. В итоге из психушки Павленский попал в одиночную камеру тюрьмы Флери-Мерожи, и никакой ЕСПЧ им не занимается. А вот когда Павленский таким же образом поджигал дверь в ФСБ, либеральная общественность дико возмущалась обвинениями в его адрес, и ЕСПЧ, естественно, стоял наготове: Европейский суд, как известно, начинает действовать только тогда, когда исчерпаны все возможности судебной защиты на родине жалобщика.

Фигурально выражаясь, не видя бревна в глазу французских правоохранителей, горой вставших за Banque de France, ЕСПЧ всегда готов заметить сучок в глазу любого российского государственного органа, особенно ФСБ. Ну так он устроен. Пусть издевается над своими. Но нам-то зачем нужна такая «селективная юстиция»? 

Диктатура из будущего

Помню свои разговоры с инициаторами присоединения России к Совету Европы в начале девяностых. Их аргументы сводились к одному главному моменту: ЕСПЧ — хоть какая-то гарантия от диктатуры, не будет его — придет другой Сталин и т. д. Теперь становится ясно — диктатуры не повторяются. Может быть диктатура человека, а может — диктатура идеологии. И в условиях все нарастающего давления нынешней вульгаризированной, грубой формы западного либерализма ЕСПЧ — никакая не гарантия от диктатуры, а наоборот, ее инструмент. Просто диктатура эта — новая, идеологическая, и приходит она не из советского прошлого, как многие ожидали, а из феменовского и пусси-райотовского западного будущего.

Горькие слова министра

Кажется, в России и элита начинает понимать, что, вступив в Совет Европы, она попала не в ту Европу, в какую хотела попасть. Это осознание выразилось в горьких словах министра Лаврова: «Я не думаю, что участие в Совете Европы для России важнее, чем участие России в Совете Европы для европейских стран. Это моя твердая позиция, мы вступали в Совет Европы, исходя из того, что он обеспечивает общеевропейское, универсальное правовое и гуманитарное пространство. Те, кто это пространство сейчас просто подорвал... знают, на что они идут. Если они хотят Россию исключить из Совета Европы, мы им такой радости не доставим, мы уйдем оттуда сами».

А может, просто уйти без всяких «если»? Конечно, нам нужно усиливать юридическую защиту граждан — их собственности, достоинства, деловой репутации. Но делать нам это придется самим. Потому что способен ли нынешний Евросоюз, доминирующий в Совете Европы, дать нашим гражданам эту защиту? В этом есть большие сомнения. Зато нет сомнения в другом: европейские оправдания и компенсации для заведомых негодяев типа Невзлина, а также для оскорбителей типа Алехиной оказывают развращающее влияние на общество. Еще Конфуций заметил: людям, которые кажутся окружающим успешными, граждане начинают подражать, особенно в условиях безнаказанности. Даже если эти люди — абсолютные негодяи.   

 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.
Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Врачи против вакцин – 2. О генной инженерии и "всемирном заговоре" "Не принуждай, не осуждай, не раскалывай": Страсти по вакцинации затронули Русскую Церковь
Загрузка...