сегодня: 21/09
Святой дня
Рождество Пресвятой Богородицы

Знаменитые ученики и друзья вспоминают Юрия Мамлеева

Знаменитые ученики и друзья вспоминают Юрия Мамлеева

В годовщину его смерти Царьград поговорил с теми, в чьей жизни он оставил неизгладимый след

Двадцать пятого октября ушел из жизни Юрий Мамлеев. Лауреат премии Андрея Белого, член американского и французского Пен-клуба, член Союза писателей России. Его знали как "метафизического реалиста" и автора концепции "России Вечной". Его произведения переведены на многие европейские языки и находят отклики и восторженные реакции по всему миру. Кто он? Писатель, драматург, философ или кто–то другой?

"Я склоняюсь к тому, что он был кем-то большим. А определить его фигуру, кем он все-таки был… Прежде всего, он был большим человеком, – задумывается над ответом музыкант, лидер группы "Ва-Банкъ" Александр Ф. Скляр. - Его мысли всегда раскрывали для слушателей новые горизонты. Или, если он говорил о вещах понятных каждому, то говорил так, что появлялись новые акценты. На такое способен только очень глубоко чувствующий человек. Очень верующий человек. И человек, до крайней степени влюбленный в Россию".

Поиск ядра "русской" идентичности, осмысление эсхатологической миссии России, глубокое проникновение в разлом русской души, платоническое видение внешнего мира - вот ключ к тому, кем был и чем занимался Мамлеев. Не оставляя болезненного переживания за Россию, он был свидетелем сокрытия традиции и наступающего в мире царства антихриста. Мамлеев - пророк, который видел мир таким, каким он на самом деле был.

"Обычно художественное произведение мы воспринимаем как сновидение, в которое погружаемся и потом выходим. С метафизическим реализмом все наоборот. Весь мир, в котором мы живем, оказывается сновидением, а там - реальность. Это превращение мира в сновидение и выход в реальность. Потому что метафизическая реальность и есть настоящая, а другой нет", - уверен философ и писатель Сергей Жигалкин.

Метафизическая реальность и "мамлеевщина"

Часто можно услышать термин "мамлеевщина". Сергей Жигалкин считает, что у этого термина негативная коннотация, а Александр Скляр полагает, что этот термин уместен, особенно если говорить о ранних произведениях Мамлеева. Уже позже появилось определение "метафизический реализм". "Но мне лично кажется, что "мамлеевщина" не совсем точное определение метафизического реализма. Это какое-то видение действительности, вещей, которые реально существуют, но увидеть их невозможно - только почувствовать. Мамлеев же сумел это все описать. Эта потусторонняя реальность существует рядом с нами, но увидеть ее дано очень немногим, а выразить - и вовсе единицам. Юрий Витальевич смог, и вот то, что он смог выразить, и есть "мамлеевщина", - говорит Александр Скляр.

Похожим образом термин оценивает и лауреат Букеровской премии, писатель Михаил Елизаров: "Это хороший термин, он позволяет охватить большой пласт литературы. В моем понимании, это жанр, в котором автор допускает, что в жизни есть Чудо. И это самое важное, великое утешение человека. Если представить мир, в котором нет места Чуду, то это довольно тоскливое и унылое место".

В деклассированных элементах, маргиналах советского общества Мамлеев видел святость, проявление абсолюта. В убийцах и грешниках, как и Достоевский, - святую, незатронутую дьяволом часть души. Это схоже с видением мира монахом или священником. Но когда современный человек берет книги Мамлеева, его первое ощущение - страх, ужас, абсолютное безумие. Что такого страшного в Мамлееве?

"Возможно, это связано с тем, что потустороннюю реальность он сумел описать настолько реалистично, а мы настолько в нее не верим, только подсознательно ощущая ее присутствие, что первой реакцией становится именно отторжение, - считает Александр Скляр. - В Мамлеева надо вчитываться. Нельзя останавливаться на первом ощущении, оно точно будет неправильным. Первое впечатление нужно как бы преодолеть и постепенно в его тексты погружаться". Тем, кто еще не брал в руки книги Мамлеева, лидер группы "Ва-Банкъ" посоветовал начинать с поздних работ писателя. Тогда у читателя будет ключ к лучшему пониманию, подчеркнул Скляр.

Идеология Вечной России

Будучи не принятым советской материалистической реальностью, Мамлеев тяжело переживал разрыв с родиной. Его мысли были о тайной православной родине. Сокрытой, подобно граду Китежу, под суровыми водами атеистической доктрины коммунизма. "По-моему, общество в те времена его вообще никак не принимало. Он существовал как бы в параллельной реальности", - полагает Александр Скляр.

"Мамлеев представлял свою философию экзистенциально, самим своим существованием. Это не что-то придуманное или где-то прочитанное и пересказанное, это реальность, которую он знал своей душой, - говорит Сергей Жигалкин. - Все, кто входил с ним в контакт, не могли не чувствовать этого вихря, который буквально врывался "с той стороны". Эти люди получали некий заряд, который потом вел их по жизни. Человек переставал быть "листом на ветру".

В Мамлееве скрыта новая идеология, новая перспектива - возможность увидеть сокрытые под наносным материализмом и либерализмом архетипы русского сознания.
"У Юрия Витальевича был эпохальный труд "Россия вечная". Я думаю, из нее можно построить и идеологию. Потому что все так называемые элиты, контрэлиты однажды уйдут в землю и станут прахом, а Россия будет вечно", - заключает Михаил Елизаров.
Завещания Мамлеева - его романы, рассказы, очерки - это пророчества, некоторые из которых уже сбылись, сбываются и, несомненно, еще сбудутся, проявляясь на горизонтах нашей истории восходом солнца России Вечной. И осмыслить грезы духовидца нам еще предстоит.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх