Зелёные линии "кипризации" Сирии

  • Зелёные линии кипризации Сирии

"Хитрый план" Эрдогана - превратить сирийский Идлиб во второй Северный Кипр

На переговорах - и в особенности на итожащих их пресс-конференциях - лидеры государств обычно не допускают случайных слов и оговорок. Даже по чисто человеческим ошибкам. Таково уж требование профессии.

Однако президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в своём выступлении перед журналистами после переговоров в Сочи называл предложенные Владимиром Путиным зоны безопасности именно "зелёными зонами".

Что предлагает Россия

Устами своего президента Россия предложила создать в Сирии четыре зоны безопасности - в провинции Идлиб, в восточной Гуте, на севере Хомса и вокруг Дераа на юге страны. Это общая географическая привязка - точные границы зон предстоит ещё обсудить экспертам. Причём эксперты должны быть не из борющихся сторон в Сирии, а из стран-гарантов. То есть из России, Ирана и Турции.

Что под этим подразумевается в проекте российского президента? В общем и целом - должны быть созданы "зоны смягчения эскалации" (по-арабски) или "деэскалации", как их для простоты предпочли называть по-английски. Предполагается, что в этих зонах будет действовать запрет на вооружённые действия и вообще на применение оружия, что в них будут свободно действовать гуманитарные организации, что будет производиться восстановление объектов инфраструктуры, прежде всего систем водоснабжения и других систем жизнеобеспечения.

Главный вопрос, вопрос о власти, поднимается предусмотрительно вяло: предполагается, что в зонах деэскалации благодаря предложенным мерам создадутся условия для возобновления деятельности органов власти. Кто будет реальной властью до тех пор, не очень внятно.

Дело в том, что эта сфера человеческой деятельности в Сирии очень многообразна и многолика. Власть на местах здесь может принадлежать и племенной верхушке, и уважаемым шейхам, и избранным муниципалитетам, и военным вождям племенных ополчений, и представителям центрального правительства - и часто одновременно: параллельно, перпендикулярно и переплетённо. В зонах же, которые правительством в Дамаске не контролируются, в эту мозаику добавляются полевые командиры повстанцев, духовные лидеры тех или иных движений либо их представители в роли комиссаров, эмиссары спонсоров в виде представителей официальной оппозиции, сидящей по Каирам и Эр-Риядам, либо же за столами переговорных процессов.

На фоне того, что только крупных группировок в Сирии насчитывается больше 160 - не ногу, а и голову кто угодно сломать может.

Эта полоса препятствий в документе обойдена, впрочем, весьма удачно. Предполагается, что в ходе процесса будут созданы условия для восстановления органов власти. Какой, не уточняется, но поскольку в преамбуле подчёркивается как данность суверенитет и территориальная целостность Сирии, то конечный фигурант понятен - это правительство в Дамаске.

И тут необходимо признать, что документ, предложенный Путиным, обладает впечатляющей внутренней стройностью и логикой, которая не обходит, а встраивает этот "чёрт-ногу-ломательный" калейдоскоп властей в государственную систему Сирии. По этой логике уже живут курдские кантоны, а также те селения и племена, которые вписались в мирный процесс "по-русски", давно идущий в Сирии. А именно: пусть на месте правит кто угодно, кого хочет (или не может сбросить) население. Принципиально одно: признание верховной власти Дамаска и прекращение сопротивления против него. А так - пусть даже хоть бывшие боевики служат полицейскими.
А дальше видно будет.

пресс-конференцияФото: Михаил Метцель/ТАСС 

Эта политика, как видим, приносит плоды. Взять хотя бы курдов, чьи территории правительство уж точно никак не контролирует. Однако у их властных представителей хватило (может быть, пока, но тем не менее) политического ума, чтобы признать верховный сюзеренитет над собою Дамаска и даже пригласить правительственные войска встать на границе с Турцией. И ключевое слово тут не "Турция" - при всей её значимости для курдов, - а "граница".

Похожим образом в путинском плане урегулирования предполагается создать зоны безопасности "для предотвращения обстрелов между конфликтующими сторонами" вдоль границ зон деэскалации. И там должны быть размещены иностранные воинские контингенты. Поскольку говорится о "странах-наблюдателях", то можно понимать это так, что эти воинские контингенты будут из России, Ирана и Турции. Во всяком случае, именно они являются странами-гарантами "астанинского процесса", а представленный план будет обсуждаться и, надо надеяться, реализовываться именно в рамках Астаны.
И вот на этом фоне и прозвучали слова Эрдогана о "зелёных зонах".

Оговорка? Ой, вряд ли!

Дело в том, что понятие "зелёных зон" в международной миротворческой практике имеет только одну коннотацию - "зелёная линия" раздела сторон на Кипре. Что это такое?
Это линия разграничения между греками и турками на острове Кипр. Возникла она при очень драматических обстоятельствах.

С 1878 года Кипр был передан во "временное управление" Англии (это, кстати, тот случай, когда победила турок Россия, плоды победы у неё интригами и угрозами сколачивания всеевропейской антироссийской коалиции отняла Британия, а в качестве предписанной туркам "благодарности" отняла у них Кипр - ничто не меняется в поведении западных варваров!). В 1960 году Кипр получил независимость - но по тем же лекалам, что везде в бывшей Британской империи: разделённый по религиозному и этническому признаку, причём разделённый несправедливо для обеих сторон.

Естественно, между греками и турками сразу начались столкновения. К 1964 году они достигла такой остроты, что на остров были введены силы ООН по поддержанию мира на Кипре (ВСООНК). В 1974 году кипрское правительство с помощью Греции попыталось силою восстановить фактически утраченное единство острова, в ответ на что Турция ввела для защиты единокровных соплеменников свои войска и оккупировала территорию северного Кипра. Вот тогда и возникла демилитаризованная буферная зона между греческой и турецкой общинами острова, названная "зелёной" по цвету своего обозначения на картах. Её и контролируют войска ООН - все 180 км длины при ширине от 3,3 метров до 7,4 километров. Разделённой оказалась и столица острова Никосия.

Позднее на турецкой территории была провозглашена республика Северного Кипра, не признанная ни одним государством… кроме Турции. От остального Кипра эта зона отгородилась колючей проволокой и минными полями.

ИдлибЛагерь беженцев в пригороде сирийского Идлиба. Фото: STR/AP/TASS 

Любопытная получается оговорочка со стороны турецкого президента. Особенно если посмотреть на карту Сирии и увидеть, как плотно она прилегает к территории Турции. И сам собою рождается очень перспективный с точки зрения Эрдогана вариант: поправить русского президента введением понятия "зелёной" зоны, обеспечить ей фактическую неподконтрольность Дамаску, пошуровать уже внутри протурецкими вооружёнными контингентами, поставить лояльное Анкаре руководство. А далее - в зависимости от обстановки - море вариантов: ввести турецкий миротворческий контингент, провозгласить миролюбивую, разумеется, "Республику Идлиб" (или "Северной Сирии"), поставить свои войска на границе между Идлибом и Сирией, пригласить международный контингент, соблазнив таким вариантом американцев и так далее.

Так что оговорочка турецкого президента, что называется, со значением. Не оговорка, а внесение дополнительного перспективного понятия.

И всё же один вопрос остаётся открытым. Большая часть провинции Идлиб находится пока под контролем запрещённой в России террористической группировки "Джебхат ан-Нусра". А она - вне закона. И - вне процесса миротворчества. Что с нею предполагает делать турецкий президент в "независимом Идлибе"?
Может быть, признать?

Греция: лево-европейская война с православием Эрдоган добивает турецкую военную авиацию

Оставить комментарий

Загрузка...