сегодня: 18/12
Святой дня
Святитель Гурий Казанский

Здесь - концентрированный Восток

Здесь - концентрированный Восток

В Афганистане пытаются убрать вице-президента западными методами. Тот отвечает по-восточному

В Кабуле задержаны охранники вице-президента Абдул Рашида Дустума. Они обвиняются в сексуальном насилии в отношении… экс-губернатора провинции Джаузджан, пожилого человека Ахмада Эшчи. Вместе с охранниками бывший губернатор обвинил и самого Дустума в том же самом. Он описал в интервью, что его насильно удерживали пять дней в резиденции генерала Дустума. Якобы в течение всего этого времени сам Дустум и ещё десять мужчин совершали в отношении бывшего губернатора то, что называется действиями сексуального характера.

Кроме этого Ахмад Эшчи не упустил возможности сделать широкие социальные обобщения: "В нашей провинции 500 семей были изнасилованы его людьми, а тысячи людей были убиты. Никто ничего не сделал, потому что люди боятся его. Я знаю сыновей, чьи отцы были убиты Дустумом, но они работают с ним, потому что они боятся".

Про себя же он сказал, что пойдёт теперь наперекор всем, чтобы предотвратить дальнейшие подобные нападения.

 Ашраф ГаниПрезидент Афганистана Ашраф Гани. Фото: Aftonbladet/ Zuma/TASS 

Президент Афганистана Ашраф Гани пообещал добиться справедливости и передал дело генеральному прокурору. Теперь афганские власти пытаются как-то выцарапать вице-президента из его резиденции в Кабуле. Задача непростая в условиях, когда резиденция эта представляет собою пятиэтажный дом, окружённый бетонными блоками и защищаемый охраной Дустума, в распоряжении которой есть даже танк. Это при том, что полиция уже пыталась арестовывать охранников генерала, но тот попросту позвал подкрепление и послал всех очень далеко.

Дустум владеет русским языком. Он - этнический узбек. Провинция Джаузджан - его родная, здесь он родился в семье узбека и туркменки в 1954 году. Здесь находится его базовая резиденция ещё с тех пор, когда его называли "генералом Севера", он возглавлял 53-ю афганскую дивизию, действовавшую на стороне просоветского кабульского правительства в войне против моджахедов, а затем стал главой почти полноценного узбекского государства в Афганистане.

И вишенкой на торте в этой чарующей истории стало то, что опубликовало её британское издание The Times. 

Западная история на Востоке? 

Ситуация, конечно, чисто для нынешнего Запада. Настолько красиво для киносценария, что представляется для Голливуда же и сочинённой. Ну или для коллективной современной Европы: война, всякие восточные орки, несвобода и насилие, ужасы мусульманского тоталитаризма. И героический губернатор-гей, который громко поднял свой голос для протеста и за свободу…

Что так, что не так в этой истории, издалека разобраться сложно. "С одной стороны, Дустум пользуется славой человека, скажем так, несдержанного, - отметил в разговоре с Царьградом один из ведущих в России специалистов по Центральной Азии Андрей Грозин. - Не берусь судить, насколько соответствуют действительности нынешние обвинения в его адрес, но несколько лет назад его пытались привлечь к Международному уголовному суду несколько правозащитных организаций, причём ещё за эпизоды в доталибский период".

В то же время, предостерегает эксперт, нельзя на этом основании полагать, что Дустум отличается какой-то особенной кровожадностью на фоне своих коллег в Афганистане. Там нет белых и пушистых, там идёт война, причём война, да, восточная, очень часто не политическая даже, а племенная, с жестокостью, совершенно первобытной, но и совершенно невинной. Именно по причине первобытности - не столько жестокость движет людьми, сколько обычай, нравы, принятые нормы поведения по отношению к врагам.

Тот же злосчастный Эшчи совершенно без напряжения сочетает обещание передать своё дело в Гаагский суд и угрозу собрать "2000 членов моего племени", которые "будут блокировать дороги в Кабуле перед президентским дворцом и требовать справедливости", если правительство "не предпримет ничего в течение следующих двух недель".

Со своей стороны руководство Афганистана во главе с президентом Ашрафом Гани может в данном случае только разводить руками. Невозможность захватить Дустума в его резиденции оно изображает как помещение сексуально противоречивого генерала под домашний арест. Причём снова не без вкусной вишенки для Запада: пояснения даются как бы от имени свободной женщины Востока, едва ли не суфражированной. Это жена президента Рула Гани в интервью той же Times заявила: "Он всё ещё в своём доме, но под домашним арестом, вы видите, что он выполняет какую-либо официальную функцию правительства?" Присовокупив что-то вроде определения "как мусор", каковое определение вынужден был опровергать старший советник Дустума Устад Хамидулла, заявивший про своего шефа: "Он по-прежнему является вице-президентом Афганистана".

Рашид Дустум Абдул Рашид Дустум. Фото: Владимир Гурин /ТАСС 

Точно то же, по свидетельству английской газеты, констатирует и специальный представитель Европейского союза в Афганистане Франц-Майкл Мелбин, который отметил, что если Дустум откажется сотрудничать, не будет никакого механизма для его устранения: "Если он не уйдёт, это создаст интересную конституционную ситуацию".

И опять же рупор лондонского истеблишмента строго по-"белогосподински" советует: "Западные дипломаты отчаянно надеются, что Дустум отправится в изгнание в Турцию, которая предложила разместить его так же, как это было в 2008-2009 годах". 

Дустум уйдёт? А дальше? 

"В данном конкретном случае, полагаю, мы видим внутриафганские разборки - внутри правящей афганской элиты, - замечает Андрей Грозин. - Официальный Кабул находится сейчас в очень неустойчивом, шатком положении. Его позиции сильно ослаблены, а на него продолжают усиленно давить талибы. Которые к тому перешли опять в своё традиционное весеннее наступление".

К тому же на Западе, отметил учёный, очень обеспокоены сигналами о том, будто бы с талибами пытаются договориться "разные мировые центры силы". Обвиняют в этом Россию, Китай, Иран. То, что талибы будто бы уже рассматриваются этими силами не в качестве террористической структуры, запрещённой в России, а просто как "вооружённая оппозиция", считается установленным. И официальный Кабул видит в этом для себя очень дурной знак. Ни президент, ни премьер не пытаются даже сделать видимость межполитического диалога, хотя талибы удерживают значимые территории, отнять которые у них у центрального правительства нет никакой возможности. Потому что талибы, признанные в качестве равного политического партнёра, непременно возьмут власть в Кабуле на политическом трупе нынешнего афганского прозападного режима. "А в планах самих талибов для руководства нынешнего кабульского режима вообще нет никакого места", - свидетельствует Андрей Грозин.

"Здесь совершенно концентрированный Восток, - отметил он. - И в этих условиях и президент, и премьер Афганистана кровно заинтересованы в том, чтобы свести к минимуму возможности любых региональных элит к переходу на сторону талибов".  

Что в этих условиях делать Дустуму? Биография которого, мягко говоря, сама представляет собою "концентрированный Восток" с примерами самых разнообразных переходов на разные стороны.

При советском участии в войне он сражался на стороне просоветского правительства Наджибуллы. Причём сражался уверенно, грамотно, проявляя, в том числе и личную храбрость. Не случайно он стал дважды Героем Афганистана (в 1986 и 1988 годах). Для родившегося в бедной семье дехканина - а в Афганистане бедный дехканин сам по себе является концентрированным выражением восточной бедности - это была блестящая карьера и блестящие перспективы.

Тем не менее после вывода советских войск он вступил в переговоры с моджахедами, чем сильно ослабил Наджибуллу, и тот в 1992 году пал. Зато Дустум стал уже не "генералом Севера", а фактическим главой фактически независимого северного Афганистана в провинциях Балх, Джаузджан, Фарьяб, Кундуз и со столицей в Мазари-Шарифе. И армия - уже не дивизия, а настоящие вооружённые силы численностью до 65 тысяч человек с самолётами и танками. А главное - с негласной российской и узбекской поддержкой. Хотя что на Востоке из подобного бывает негласным?

Соответственно, вес Дустума был большим, и все перетягивали его на свою сторону. Он воевал в альянсе с Хекматияром (пуштунские моджахеды) против Масуда (таджикские моджахеды), блокировался одно время с талибами (пуштунские исламисты) против Хекматияра, а потом поддерживал Масуда против талибов. Но поддерживал, мягко говоря, своеобразно: на штурм Кабула Масудом не выделил в помощь ничего, кроме одного наблюдателя-генерала, и Масуд на всякий случай был вынужден держать часть своих моджахедов возле Саланга, опасаясь возможного удара с тыла. И Кабул от талибов не освободил. А то, возможно, вся история Афганистана была бы сегодня иной…

Затем талибы обманули уже Дустума, помогли его же соратнику Малику поднять восстание на севере и заняли узбекские провинции, потом Малик одумался и вернулся, талибов прогнали, но в 1998 году они всё равно отняли Мазари-Шариф уже окончательно. Но потом их победили уже американцы, и Дустум опять вернулся в политику и даже вошёл в состав правительства.

Но и дальше продолжалось то же: то он с кем-то в союзе, то он нападает на союзника, то его отправляют в ссылку, то его возвращают и делают даже начальником штаба всей армии, а потом и вице-президентом…

Концентрированный Восток, что тут сказать…

Чем он ответит на нынешние действия?

Кажется, догадаться нетрудно.

Да и талибы его примут - они тоже концентрированный Восток…

Но вот надолго ли…

Читайте также по теме: 

Афганистан: Исламисты-националисты против халифатчиков 

Владимир Путин в Центральной Азии: сверка часов перед войной? 

Не надеясь на США, Афганистан просит помощи России

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх
Закрыть
В прямом эфире: "Пронько. Экономика": обрушение промпроизводства: дальше – рецессия