«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их "серые кардиналы", заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.
Виктор Ивантер: Сильная экономика – когда мужчины работают, а женщины детей рожают
Фото: Телеканал "Царьград"
Интервью Экономика

Виктор Ивантер: Сильная экономика – когда мужчины работают, а женщины детей рожают

Ситуация неопределенности в отечественной экономике – главный вызов, который стоит перед страной.

Ученые-экономисты из Института народнохозяйственного прогнозирования РАН разработали свою стратегию восстановления экономического роста в России. В отличие от антикризисного плана правительства они гарантируют прирост ВВП до 5% в ближайшие два года. Ключевые рекомендации – зафиксировать заниженный курс рубля, исправить денежно-кредитную политику и направить инвестиции через крупнейшие госкомпании.

Президент России в своем Послании очень четко обозначил те задачи, которые необходимо реализовать. Но ключевой вопрос: как? Об этом мы поговорили с директором Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, академиком Виктором Ивантером.

Ю.П.: Я хочу понять, действительно ли существуют разные мысли, разные планы.  Похоже, у кого-то вообще никакого плана нет, они по течению плывут.

В.И.: То, что президент предложил. Впервые в этом Послании экономическая часть была основана на грамотной числовой модели. Что значит, грамотной – всё сбалансировано. Он сказал, что мы должны к середине следующего десятилетия, значит, за 7-8 лет, в 1,5 раза увеличить валовый внутренний продукт на душу населения.

Ю.П.: Серьезная задача.

В.И.: Это значит, мы должны двигаться с темпом где-то около 6%. Если, конечно, мы с вами не сократим население. Тоже способ. Поэтому меня огорчает, когда наши экономические власти говорят о том, что мы будем развиваться темпом 3,5-3,8. Если темп 3,5-3,8, тогда, чтобы выполнить указание президента, надо сократить 16 миллионов человек в стране. Куда мы их денем?

Ю.П.: Ну, такая задача же не стоит. Наоборот, стоит задача увеличения и продолжительности жизни, и количества населения.

В.И.: Совершенно правильно, увеличения. Мы сейчас с трудом набираем 1,5%, а говорим, что может быть 5,5. Это связано с тем, что мы очень любим все ругать. И не видеть, что мы сделали. А что это мы сделали? Что такое независимое экономическое государство? Это государство, во-первых, имеет оборонную промышленность. Второе, оно обеспечивает себя энергией и продовольствием. Если энергией мы, действительно, были обеспечены давно, то то, что мы сделали в оборонно-промышленном комплексе, и особенно в сельском хозяйстве, это чудо. Это мы сделали. В этой дурацкой, я бы сказал, политике. Потому что для этих секторов мы действовали рационально и правильно. Мы их обеспечили деньгами. На чем основан общий наш оптимизм такой? Он не на желаниях, а на расчетах. Все дело в том, что мы за это время ввели довольно большое количество мощностей свободных. Если немного чисел, сегодня наши машиностроительные предприятия работают на 45% мощности.

Ю.П.: То есть, их загрузка 45% от 100, которые имеются реально.

В.И.: 100, конечно, не бывает, но 90 – это нормально было бы. И так практически почти по всем отраслям. Мы, конечно, за последние четыре года снизили прирост инвестиций. Но прирост ввода мощностей, они исторически вводились, и это ведь мощности современные. Кто же будет вкладывать деньги во всякое старое барахло? Значит, это готово к использованию. А проблема в том, что спроса нет. Ведь что мы с вами сделали - мы боролись с инфляцией. Это правильное дело. Как с ней бороться? Есть два способа. Первый способ такой: я рынок заполняю качественными товарами в большом количестве. И тогда цены падают. Есть второй способ: я сокращаю спрос. К сожалению, мы пошли этим путем. А сократив спрос, мы потеряли спрос на инвестиции. Бизнесу ведь очень просто. Он говорит: ребята, кто-нибудь продукцию мою хочет купить? Тогда я вложу деньги в то, чтобы производить. А если никто не хочет, даже если у меня есть деньги, я не буду вкладывать.

Мы нанесли удар по спросу. Наша экономика – она чем специфична сейчас. Это настрой существенным образом на потребительском спросе. Потребительский спрос является таким драйвером экономического роста. Но не нужно понимать его в примитивном плане: что нужно дать деньги на хлеб, на масло и так далее. Нет. Люди у нас сложнее устроены. Человек хочет жить в нормальной городской среде. Это значит, приличные квартиры, приличные дороги, приличное коммунальное обслуживание и так далее. То есть это все – потребность человека. И надо сказать, что у нас есть такая возможность. В Послании что сказано? Там сказано, за счет чего растем. Инфраструктура – нет спора. Дураки и дороги – нет спора. Мы же предлагаем жилье. А почему жилье? Дашь денег, а тут говорят: а импорт? А жилье-то - минимальное количество импортной составляющей. А это совершенно другая жизнь. Жилье тянет за собой всё, мебель и прочее.

Ю.П.: То есть налицо явный мультипликативный эффект, когда ты смежные отрасли можешь задействовать.

В.И.: Имеет смысл работать. Я работаю почему – потому что я хочу нормально жить с семьей в приличной квартире. А если у меня приличная квартира, так чего мне детей-то не рожать. Вообще говоря, у меня есть такая, шутка, конечно. Что такое благополучная страна - мужчины работают, а женщины детей рожают. Если все это происходит – значит, благополучная страна.

Ю.П.: Я с вами полностью согласен.

Семья

Фото: www.globallookpress.com

В.И.: Можно ли этого добиться? Можно. Мы же сумели решить проблему продовольствия сегодня. Мы вывозим сегодня зерно не так, как мы вывозили при императорской России, где мы вообще время от времени в голод вывозили. Мы излишки вывозим. А проблема в том, что мы, к сожалению, зависим от инвестиционного оборудования. В значительной мере мы его покупаем. Версия о том, что мы его покупаем исключительно на Западе – чепуха. Мы его в Китае покупаем. Можем ли мы его произвести? Можем. Есть возможности у нас и условия. Нужно реанимировать. Это второе. Что еще очень важно понять. Мы как взвешиваем – окраинами. Это правильно. Дальним Востоком, Арктикой, Калининградом, Крымом, Северным Кавказом. А есть исконные российские регионы - Черноземье, Нечерноземье. Это колоссальный резерв для жизни. Там большое количество работоспособного грамотного населения, способного выпускать высокотехнологичную продукцию. Именно там имеет смысл строить заводы, восстанавливать фабрики. И у нас есть примеры. Та же Тула. Мы реанимировали там промышленность.

Ю.П.: Калуга.

В.И.: Целый ряд. Калуга - автомобильная промышленность, в значительной мере. Тула – оборонный сектор. Это всё высококвалифицированные места. Конечно, нужно этим заниматься. Нужно людьми заниматься. Они должны иметь доступ к благам.

Ю.П.: Виктор Викторович, я подобные слова слышу от чиновников нынешнего правительства, от Кудрина, от всех: надо вкладываться в человеческий капитал.

В.И.: Нет-нет, это все болтовня. Я экономист. Есть слова, а есть действия. Основные наши проблемы: президент дает указание правильное – дальше это всё заболтали. Я могу привести пример. В 2014 году мы встречались, академики-экономисты, с президентом и обсуждали вопрос о проектном финансировании. То есть вместо того, чтобы иметь всякие залоги квартир, сделать, что ваш проект является заделом. Президент поддержал. Премьер поддержал. Прошло четыре года. За четыре года наши инвестиции – это порядка 65 триллионов рублей. Сколько прошло за счет проектного финансирования? Где-то 150 миллиардов. Значит, где-то менее 0,5%. Все были "за". Заболтали. А заболтали не случайно. Принцип такой: если вы денег не даете, вы ответственности не несете. Проблема ответственности. Наш экономический блок чему-то не доучился. Всё они умеют, всё знают, но не хотят нести ответственность. Они говорят: это риски. Да, риски. Давайте снизим процентную ставку. Я - "за". Но, при этом, если мы, скажем, процентную ставку по ипотеке снизим до 7, 5, 3%, но при этом банки будут на каждый рубль вложений резервировать по пять рублей – ничего не будет. Эта система должна быть взаимоувязана. И цель должна быть.

Провокация Силуанова: Доходы пойдут в "кубышку Кудрина", а не на социалку

Мне кажется, президент сформулировал очень внятно, что он хочет и как он хочет жить. Это ведь не случайно. Если страна развивается с темпом 1,5%, к ней относятся наплевательски. А если страна развивается с темпом 5% - с большим уважением. Более чем, с почтением. И у нас есть такая возможность. Мы так развивались с "нулевых" до 2008 года. У нас был темп почти 7%. Говорят: ну, как же, там же нефть. Сейчас нефть почти 70, а тогда она была меньше 60-ти. Мы развивались. Сегодня все ругаются, что у нас большие резервы валютные.

Ю.П.: Они действительно большие.

В.И.: Вдвое больше, минимум, чем надо. А с другой стороны, раздай, так на них закупят импорт. Опять плохо. А есть выход? Есть. Деньги нужны для двух вещей: для того, чтобы купить, и для того, чтобы продать, как ни странно. Потому что, если вы хотите продать энергию и продовольствие – это за наличку продается. Но если хотите продать машины и оборудование – нужен кредит. Значит, мы можем выдавать кредиты нашим покупателям не в Штатах и не в Европе, а в Азии. Прежде всего, конечно, в Евразии, в нашем собственном хозяйстве. Понятно, что нужно давать тем, кто возвратит. Это обремененные кредиты. Кредиты на покупку нашего оборудования, наших товаров. А так, вроде наши деньги, но если я их внутрь отдам, я развалю экономику. А тогда что? Нефть продать вдвое дешевле? Глупость. А вот это важный элемент использования. И такой вариант возможен.

Ю.П.: Но в этой связи госпожа Набиуллина может вам сказать, что вы разгоните инфляцию. Господин Силуанов вам скажет: разворуют.

В.И.: Они такого не скажут. Если воруют, значит, они плохо управляют. Они должны сделать так, чтобы не воровали. Кстати говоря, Набиуллина чистит банковскую систему. И правильно.

Ю.П.: То есть, вы с ней согласны?

В.И.: Я с ней согласен. Я не говорю о каждом конкретном случае. Но что нужно было чистить – точно совершенно. Пока в банках финансовая шпана, с этим нельзя работать. Мы, так или иначе, должны работать через банки при подъеме экономики.

Набиуллина и Силуанов

Фото: www.globallookpress.com

Ю.П.: Да, но что делать тогда, Виктор Викторович, с резервированием? Вы же сами привели пример: на один рубль пять резерва. Я с ней не согласен категорически. То есть опять нежелание брать на себя ответственность.

В.И.: Совершенно правильно. Там, где надо страховаться… Что это, вчера узнали только, что может быть страхование? А если была бы страховка, так банки бы ходили и проверяли пожарников, а не чиновники. Вот в чем дело. Это не фантазии, во всем мире так.

Ю.П.: Вы с коллегами предложили рекомендацию, которая, по всей видимости, у части экономистов, финансистов, я так очень мягко формулирую, вызовет возмущение, у некоторых - оторопь, а может быть, у части – даже истерику. Зафиксировать заниженный курс рубля. Можете пояснить?

В.И.: Рубль должен быть не низкий, не высокий, а рыночный. А рыночный курс определяется соотношением спроса и предложения на валюту. В этом смысле, это правильно. Правильно в условиях, когда вы имеете дело с полностью сбалансированной экономикой. Если бы у нас была такая экономика, только такой смысл.

Ю.П.: Но ее в России нет.

В.И.: Пока нет. Поэтому, так или иначе, мы должны влиять на курс. Разными можно способами. Можно установить курс, а потом запретить им пользоваться. Рынок один, сам по себе, ничего не решает. А иначе, зачем нам власть? Просто так, что ли, для красоты? Она должна регулировать. Во всем мире это делается. Всякую чепуху заимствуем у американцев, а нужно – их прагматизм. Все, что они делают в экономике – это все на благо Соединенных Штатов. Это может быть во вред другим, это другой вопрос. Но это они действуют правильно. И мы должны так же прагматично делать. Я очень надеюсь, что мы так и будем себя вести.

У нас не та ментальность. Советская власть была недовольна народом, у него были всякие родимые пятна, недостатки. И эти тоже недовольны народом. А народ-то ими доволен? Вы другим займитесь. Мне кажется, что народ ведет себя совершенно адекватно. Как только нормально будем платить, и платить за дело – народ начинает работать.

Большая беда, что у нас путают две вещи: государственные деньги и государственные действия. Вот Керченский мост строим, деньги государственные, а подрядчик частный. У нас нет государственных подрядных организаций, кроме военной. Значит, частник строит всё. В этом смысле говорят: у частника всегда всё эффективней, чем у государства. Но, если бы это было так, не было бы банкротств. Есть, безусловно, сферы, где только частный бизнес. Не дай Бог, нам парикмахерских государственных! С другой стороны, совершенно понятно, если мы хотим восстановить нашу авиацию в полной мере, без государства ничего не будет. Во всем мире так. Есть сферы, без которых мы не можем обойтись, обязательно должно быть государство. И перестать страшилки делать из госкомпаний. Глупость какая-то. Вот есть "Лукойл", частная компания. А "Роснефть" - госкомпания. Ну, и кто эффективней? Совершенно пустой бессмысленный треп.

Ю.П.: Вас не пугает это огосударствление?

В.И.: Меня ничего не пугает. В чем беда была советской власти? Мы все время строили коммунизм. Достроились. Теперь у нас, я вам гарантирую, рыночная экономика, никакой другой нет. Перестаньте ее совершенствовать. Да, она не похожа на модель совершенной конкуренции. А где она похожа, в Штатах или во Франции? Нет такой модели. Она должна стать эффективной. Мы знаем, как стать эффективной. И все это знают. Но нужны ответственные действия.

Ю.П.: То есть получается, у нас правительство безответственное?

В.И.: Нет, я не ругаю правительство, зачем?

Ю.П.: Ну, они же заболтали!

В.И.: Ответственность должен нести тот, кто не принимал решений.

Ю.П.: Кто боялся рискнуть.

В.И.: Власть, безусловно, все время находится в сфере риска. Потому что она принимает решения. А когда президент принимал последние решения, он что, не рисковал? Ничего похожего. Это были ответственные решения. И он понимал, что он будет нести за это ответственность. Поэтому выиграл. У нас есть все шансы выиграть. Перестаньте фантазировать! Определены цели, внятные, достижимые. У нас сегодня мощности высокие. Знаете, почему это важно? Потому что, если бы их не было, мы бы вынуждены были с вами ограничивать потребление населения, другого способа нет. Так и деиндустриализация проводилась во всем мире - и в России, и на Западе.

Ю.П.: Но мы фактически это и сделали. Точнее, не мы, а те, кто отвечает за финансы и экономику, я имею в виду и кабинет министров, и Центробанк. За счет усушки потребительского спроса. Вы же в самом начале два варианта обозначили: либо ты производишь и затовариваешь рынок, либо ты сушишь потребительский спрос. Они выбрали второй вариант.

В.И.: Хватит фантазировать. Перестаньте сообщать, что мы ничего не можем, мы беспомощны и так далее. Ничего подобного! Всё вы можете.

Бегство капитала из России: Куда и почему уходят наши деньги?

Ю.П.: Возможно ли в нынешней ситуации выработать, если не полный консенсус, то, по крайней мере, к нему приблизиться по стратегии дальнейшего развития?

В.И.: То, что предложил президент в Послании, это приемлемо для всех. Он ведь не предлагал обобрать кого-то, у кого-то все захапать, переделить всё. Нет, он всё объяснил. Значит, по целям есть консенсус. Проблема заключается в действиях. Понимаете, в чем опасность - сейчас начнут всё менять, переделывать. Введите новую систему – люди полгода будут только садиться с места на место, ничего делать не будут. Я очень боюсь таких вот революций. Ничего не делают, и оправдание всегда есть. Думаю, люди мудро поступили, что поддержали президента. Они хотят продолжения этой политики. Только с другим результатом. Президент сказал - прорыв. И мы готовы к этому.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Чубайс раскошелится: Роснано впервые выплатит дивиденды Кудрин решил экономить на гражданах России Нас должны были вакцинировать 12 лет назад. Опасный эксперимент стал реальностью сейчас
Загрузка...