Будущее медицины в России

  • Будущее медицины в России

В условиях кризиса необходимо прорабатывать государственно-частное партнерство

Система российского здравоохранения претерпевает не лучшие времена. Более того, в условиях кризиса возникает вопрос, насколько полноценное финансирование ожидает сферу. Есть разные чиновники, разные мнения. Одни говорят, что мы в сфере здравоохранения всё сохраним на нынешнем уровне, объемы финансирования останутся. Между тем по проекту бюджета на 2017 год наблюдается секвестр госрасходов на здравоохранение.

О том, что ждет российскую медицину и в какой форме возможно государственно-частное партнерство в сфере здравоохранения, рассказал член Ассоциации руководителей скорой медицинской помощи Евгений Фридман в программе "Реальное время".

Вопрос в эффективности

По оценке Фридмана, если посмотреть глобальные цифры, выделяемые на здравоохранение (консолидированные), они достаточно большие. Но вопрос в неэффективности, добавил он.

Если рассмотреть систему здравоохранения Израиля, куда люди часто ездят лечиться, там целая отрасль выросла медицинского туризма. "Страна восемь миллионов населения, размерами как средний регион, двух-трехмиллионник, значит, имеет на всю страну 25 больниц… Если мы посмотрим, допустим, какую-то республику, Башкирию или Пермский край, что-то на Урале, где площадь, сопоставимая с такой страной, как Израиль, то населения там 2,5-3 миллиона, площадь такая же, но 80 больниц", - отметил он.

"То есть мы говорим о том, что хотим достойную медицину, хотим качественную медицину. Но надо понимать, что эти 80 больниц, они, во-первых, физически не нужны; во-вторых, проблема заключается в том, что в них просто не найти столько врачей, столько сотрудников. Несмотря на то, что каждый год выпускается большое количество студентов, выпускников медицинских вузов, фактически в медицинской отрасли остаются процентов, наверное, 50, я не совру, и то, может быть, преувеличу", - добавил Фридман.

Поэтому, по его оценке, надо учитывать эффективность. В каких-то регионах губернаторы и министры здравоохранения имеют собственную политическую волю и тем самым систему настраивают. Определенный процесс и прогресс есть, например, в Татарстане, в связи с Универсиадой и другими спортивными мероприятиями.

Оптимизация должна быть разумной, а не просто закрывать медучреждения

По некоторым оценкам, существующая медицинская инфраструктура, которая сложилась давно и досталась в наследство, она неэффективна и громоздка, и говорят об "оптимизации".

"Мне не нравится, единственно, слово "оптимизация". Оно, к сожалению, в российской бытности, особенно для пациентов, очень сильно бьет. Более того, зачастую слово "оптимизация" приводит к тому, что закрываются учреждения, а новые объединенные не открываются", - подчеркнул Фридман.

Законодательство последние два-три года меняется в сторону как раз объединения, консолидации крупных учреждений, пояснил Фридман. Например, Росздравнадзор, анализируя, как работает медицинская техника (МРТ, КТ, рентген и пр.), выявил, что эксплуатация очень дорогая. Специалистов, которые должны на ней работать, мало. Кроме того, их труд должен быть высокооплачиваемый, поскольку вредный труд для здоровья.

В конце того года была информация о том, что данная техника фактически используется на 30-40% от своих мощностей, продолжает эксперт. "А вот Москва, в этом плане, пошла достаточно далеко, они объединили рентгенологическую всю службу в единую цепочку. То есть сделали некую вертикальную интеграцию, где контролируется загрузка, использование данной техники. И сегодня она начала расти очень серьезно. То есть видя электронную систему, внедрен IT-продукт, который видит поликлиники, больницы по загруженности, они сортируют больных по загрузке. Чтобы, во-первых, для пациентов не было ожидания долгого; во-вторых, чтобы техника работала 24 часа в сутки. Она может так работать, и должна так работать, как это происходит во всем мире", - отметил он.

Он отметил, что концепция телемедицины - "не фантастика, это бытность". По оснащенности, по технике Россия не отстает, добавил эксперт. Например, у Казахстана, наоборот, инфраструктура страдает, "они лет на пять от нас отстают".

"Вопрос инфраструктуры - он очень важный. И очень важно, по нашему мнению, проводить разумную оптимизацию. Но ее можно проводить, с нашей точки зрения, именно в содружестве с бизнесом. Когда речь идет о государственно-частном партнерстве", - подчеркнул Фридман.

Государственно-частное партнерство

По его словам, не надо бояться выражения "государственно-частное партнерство" - это не тождественно платной медицине.

"Мы говорим о том, что государство должно определить некие правила игры, те, которые сегодня существуют, бесплатной медицины. Той программы государственной гарантии, которая существует. Но необязательно выполнять эти функции самому государству. Оно, к сожалению, не всегда бывает эффективным. И вот эти функции можно передавать частным компаниям", - сказал Фридман.

Он привел в пример частные компании в Петербурге, которые открывают маленькие поликлиники. "Эти поликлиники открывает за свой счет частная компания, получает объем государственного задания, то есть, ОМС, средства ОМС и когда пациент закрепленный приходит, платит не пациент - пациент приходит совершенно бесплатно", - пояснил он схему.

Исходя из того, как мы видим и анализируем систему здравоохранения, в ближайшие 2-3 года средств на развитие инфраструктуры не будет, продолжил Фридман. "И единственный способ эту инфраструктуру развивать - это пустить бизнес эффективно. Сегодня в Министерстве здравоохранения, к сожалению, с очень большой осторожностью, еще с большей, чем население, воспринимают слово государственно-частное партнерство".

Кто стоит за убийством врачей в Алеппо? Перл-Харбор: стратегическая провокация Рузвельта на пути к глобальному доминированию

Оставить комментарий