сегодня: 23/07
Святой дня
Положение честной ризы Господней в Москве

Три причины не бояться падения цен на нефть

Три причины не бояться падения цен на нефть

Низкими ценами на нефть и колебаниями курсов валют пугают россиян от мала до велика. Прошлой зимой спровоцированный спекулянтами обвал рубля стал темой для всевозможных страшилок, суть которых сводилась к тому, что за доллар и евро придется давать по несколько сотен рублей. Недавно достигнутое соглашение в переговорах по Ирану и снятие с персов санкций породило у паникеров новую волну оживления.

Друзья, кого вы пытаетесь напугать? Россию, которая 20 лет жила на сверхприбылях, и теперь они просто стали чуть менее «сверх»?

Например, «Газпрому», которого падение цен на углеводороды затрагивает напрямую,  совсем не страшно. Заместитель председателя правления компании, генеральный директор ООО «Газпром экспорт» Александр Медведев напомнил: «В 2002 году, когда я возглавил ООО «Газпром экспорт», стоимость барреля нефти составляла $25. Более или менее серьезный рост начался только в 2005 году, когда она достигла $54… А к настоящему времени она составляет более $60 за баррель… Многие наши инвестиционные проекты начинались и реализовывались в период низких цен на нефть и, соответственно, на газ. Поэтому нас колебания цен не пугают».

Давайте посмотрим, почему нашим компаниям не нужно бояться, хотя определенные потери они все же понесут.

1. Повышение внутренней эффективности.

В свое время замечательная идея на тот момент президента Дмитрия Медведева о модернизации экономики не нашла отклика у производителей и компаний, поскольку у них не было стимула что-либо совершенствовать. Их устраивало устаревшее оборудование и неэффективные технологии, они привыкли снимать сливки и получать легкую прибыль. Теперь все изменилось. Но не настолько, чтобы кричать о кризисе. Если в Европе прибыльность бензозаправок составляет 2-3% максимум, то прибыль в России исчисляется десятками процентов. И до европейских норм прибыли нам упасть пока не грозит. Себестоимость добычи полезных ископаемых и углеводородов, кстати, у нас одна из самых низких в мире.

Но если компания уже обеспокоена, то самый естественный способ поймать ускользающую прибыль – сокращение издержек. И это не означает, что нужно просто уволить половину штата.

Падение цен на сырье заставляет бизнесменов совершенствовать логистику, инфраструктуру, безопасность и технологии, чтобы выжимать максимум из имеющихся ресурсов. Рачительность европейских производителей продиктована именно желанием не упустить ни крошки и так небольшой прибыли. Может, теперь и наши компании задумаются над увеличением глубины переработки нефти, повышением добавленной стоимости и о многих других вещах, которые давно декларируются, но до последнего времени не реализовывались на деле.

2. Выгодно для бизнеса.

Звучит парадоксально, но это так. Прежде всего, падение цен на нефть и рубля выгодно для экспортно ориентированного бизнеса. Дело в том, что прибыль от операций такие компании получают в валюте, а основные внутренние расходы, например инвестиционные, осуществляют в рублях.

Например, заместитель председателя правления «Газпрома» Андрей Круглов заявлял, что около двух третей выручки компании номинировано в иностранной валюте – преимущественно в долларах и евро, либо имеет привязку к ним. Доля операционных затрат и капвложений, зависимых от курса иностранных валют, существенно ниже и составляет около 42% и 21% соответственно. Таким образом, пояснил Круглов, увеличение экспортной выручки в рублевом выражении вследствие ослабления курса рубля превосходит рост операционных затрат и капитальных вложений, что повышает рентабельность денежного потока, номинированного в рублях. Залог сохранения стабильности в условиях кризиса для крупной компании – консервативная финансовая политика, уверен эксперт.

Пресловутое импортозамещение – тоже вполне реальный процесс, который действительно идет назло всем скептикам. В стратегических отраслях создаются целые новые подотрасли, которые были практически утеряны. Так, например, Россия стала собственными силами производить трубы для нефтегазовой отрасли. После развала СССР собственные мощности оказались на Украине и в других нацреспубликах, приходилось закупать трубы у них, а также в Германии, Японии и т.д. В последние годы, еще до начала кризиса, ситуацию удалось переломить, и теперь легендарный «русский размер», 1420 мм, производится в России. Довольны и нефтегазовые компании, которые больше не зависят от западных поставщиков, и русские металлурги, которые получили постоянный заказ. И это только один пример.

3. Диверсификация.

Ошибка российской внешней политики, за которую приходится дорого платить в период антироссийских санкций, – опора на Европу и САСШ как на основных торговых и экономических партнеров. Мы слишком поздно и неспешно начали разворачивать свой восточный вектор – спираль санкций развернулась быстрее. Наконец, более активно пошла работа на азиатско-тихоокеанском, латиноамериканском, африканском и ближневосточном направлениях. Это диверсификация внешняя.

Что касается диверсификации внутренней, то тут все просто: усложнившаяся обстановка на внешних рынках заставляет производителей и бизнесменов двигаться от сырьевой к высокотехнологичной экономике. Быть сырьевым придатком в условии снижения сверхприбылей становится просто невыгодно. Выгодно быть великой и независимой державой, как политически, так и экономически.

Станислав Красильников/ТАСС/Фото ТАСС

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх