сегодня: 13/12
Святой дня
Апостол Андрей Первозванный

Святая правда: Как дьявол в Москве разгулялся

Святая правда: Как дьявол в Москве разгулялся

Как в Москве проходил Съезд безбожников

У нас с вами на очереди история с географией.

География - Москва. Хронология - 1929 год от Рождества Христова, месяц июль. История - второй всесоюзный съезд безбожников.

Были такие страницы в нашей истории. И будет грешно сделать вид, что их не было. Там были многие представители западной  интеллигенции, гости из самого разного такого широкого спектра западных стран, были восточные люди. Но к чести восточных людей, безбожие как такой молоток атеизма, такое сокрушение старых основ, оно не прижилось ни в Туркменистане каком-нибудь, ни Таджикистане. Они посылали каких-то левых делегатов, но, в принципе, им это было все непонятно, далеко и чуждо. А вот западные вполне были активны. Так вот, например, на пять дней в июле месяце, во второй декаде месяца работал в Москве в 1929 году съезд безбожников.

Возглавлял его Губельман, Емельян Ярославский по псевдониму, старый революционер, такой верный сталинец, который быстро пронюхал электризующийся воздух и начал петь дифирамбы Сталину, когда под молотки попали Троицкий, Бухарин, Каменев, Зиновьев и прочие, эта вся гвардия злодеев, вместе с Лениным раскачивавших лодку в свои времена. Выступали там Маяковский, выступал там Бухарин, выступал Максим Горький, выступал, конечно, сам Губельман Ярославский.

К тому времени где-то полмиллиона людей было в союзе безбожников. Воинствующий Союз Безбожников - ВСБ, значит. Три миллиона людей было перед войной в этой бандитской организации. У них были огромные тиражи печатных изданий, например, «Безбожный Крокодил». К обычному юмористическому «Крокодилу» была такая добавка, отдельный журнал «Безбожный Крокодил». Была газета «Безбожник у станка» для рабочих. Была просто газета «Безбожник».

И все эти красавцы питались подачками от верховных властей, ну и свистопляска была не шуточная. Маяковский, который через год стрельнет себе пониже левого соска в самое сердце, на этом съезде произнес пламенную речь, которую закончил словами следующими: «При старой власти говорили, заканчивая всякое доброе дело или начиная доброе дело - "с Богом"! А мы теперь будем говорить - "на Бога"!» То есть «войну на Бога нужно объявить со всей решительностью», говорил господин Владимир. Через год он ушел, в страстной понедельник совершил суицид.

Горький интересную речь произнес. Горький говорил, что Русская Православная Церковь, он такой мягкий окающий нижегородец, Горький, такой сентиментальный большевик, он говорил, что нужно признать, что много хорошего есть в Библии, и Библия вообще странная книга, и ее трудно читать, и хорошо было бы наводнить наши прилавки и полки толкованием Библии с точки зрения ее неправдивости.

Нужно читать Библию, но критиковать ее. Как бы в духе этих пожеланий Губельман Ярославский впоследствии написал свою «Смешную Библию», перевели Лео Таксиля с его тоже «Потешной Библией». И эти библии наводнили прилавки русских магазинов. А настоящую Библию из продажи убрали. Потом Горький говорил, что несомненным достижением русского духа является церковная музыка. Говорит: «Музыка прекрасная, только нужно текст убрать». Всякие «ныне отпущаешь», всякие «сподоби, Господи», всякие «тебе поем», всякие «достойно есть» - они не должны быть в музыке в этой. То есть тексты надо убрать. «Нужно на церковную музыку положить другие тексты, - говорил Горький, - потому что музыка родилась из нашей души, а тексты нам принесли злые церковники».

В духе этого идиотического пожелания, многие годы впоследствии различные капеллы пели церковные песнопения, зажевывая текст. Пели его со сцены, а не в храме, и пели его, исполняя собственно музыку, не давая человеку вслушаться в слова молитвы Симеона, «Ныне отпущаеши...», или, скажем, «Величит душа Моя Господа...» в песне Богородицы. А именно такое а-о-а-о-а, такое до-ре-ми-фа-соль, заменили до-ре-ми-фа-солью священный смысл божественных текстов. Это вот Горький, Максим который, сказал в 1929 году. Ну, конечно,  махал кулаками Губельман Ярославский, конечно, Бухарин двигал свои идеи. Хотя он уже был под молотками.

Уже на него целились из Кремля. Он уже попал в опалу, поэтому его немножко сторонились. Но он напоследок еще гадил церкви, этот великий любимчик Ленина. Вот, а уже лязгали железные замки в тех тяжелых дверях, за которыми нужно будет скоро ему исчезнуть. В это время Михаил Афанасьевич Булгаков, отказавшись от Бога в юности, сын профессора Духовной Академии Киевской, писал в Москве, в этой густой, тяжелой, свинцовой Москве писал роман о том, как дьявол в Москве разгулялся. Роман «Мастер и Маргарита». Дьявол действительно разгулялся. Одним из проявлений чего является в 1929 году пятидневный съезд безбожников.

Сталин, кстати, не посетил это сборище. Историки говорят, что он любил утром просыпаться, он допоздна засиживался, потом долго спал, а съезд проходил только утром, поэтому он на него махнул рукой. Может быть, другие были причины. В общем, он туда не явился, послал своих клевретов. Наверное, правильно сделал. Вот такая история с географией: Москва, 1929 год, храмы взрываются, священники высылаются, безбожники радуются, печать наводнена «Безбожными Крокодилами» - наша история.  

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх