сегодня: 20/09
Святой дня
Преподобный Макарий Оптинский

РПЦ и биоэтика: где грани?

РПЦ и биоэтика: где грани?

Священник Владимир Духович о суррогатном материнстве, генетическом вмешательстве и эвтаназии

С развитием современных технологий вопросы биоэтики стоят остро, как никогда ранее. Более того, суррогатное материнство, генетические преобразования и смена пола - вмешательство в замысел Божий. О том, что делать, если человек не способен зачать ребенка самостоятельно, рассказал кандидат биологических наук, член совместной комиссии Русской Православной Церкви и Минздрава священник Владимир Духович в программе "Образ" на Царьграде.

Генетические химеры противоречат Божественному замыслу

Вероника Иващенко: Скажите, пожалуйста, что делает церковь для того, чтобы люди стали более чутко относиться к биоэтическим вопросам?

Владимир Духович: Прежде всего, вы правильно сказали, что различное отношение к этому вопросу, во-первых, связано с недостаточностью знаний о предмете. Могу сказать, что многие священники не в курсе, что такое современные биотехнологии и как к ним подходить.

А с другой стороны, ведь наш взгляд это будет определяться наличием или отсутствием у нас веры в Бога. Если человек верует в Бога, то для него главным является соблюдение заповедей Божьих и боязнь повредить себе в том самом единственном жизненном пути, который нам дает Господь, - пути спасения.

Если человек не верующий, то, конечно, для него будет иметь значение получение тех благ, которых он может достичь в этой жизни, земной. Получить детей любым способом, не важно, как.

Есть различные генетические методы, которые могут и во благо быть человеку, для лечения каких-то сложных генетических болезней, а могут использоваться как, например, сейчас в Великобритании - разрешена процедура, при которой у человека становится фактически три родителя, две мамы, один папа. В биологическом смысле.

Бывают болезни, связанные с так называемой митохондриальной ДНК, она передается не половым путем, передается от матери к ребенку. В цитоплазме женской яйцеклетки содержатся субклеточные структуры митохондрии, вот эта самая митохондриальная ДНК, и если в ней поражения, то бывают генетические заболевания. Чтобы избегнуть этого заболевания, в цитоплазму женщины со здоровыми митохондриями пересаживается либо ядро с генетическим материалом женщины, которая собирается стать матерью, либо уже оплодотворенный материал. Таким образом, у человека становится по дезоксирибонуклеиновой кислоте три родителя - две матери и один отец. Это, конечно, совершенно недопустимые вещи...

В.И.: Это чудовищно.

В.Д.: Это чудовищно, так же как использование суррогатного материнства, когда в таинстве рождения человека участвуют не двое, а трое.

Самое страшное - работа с эмбрионами

В.И.: Скажите пожалуйста, какие из биоэтических вопросов сейчас стоят наиболее остро?

В.Д.: Мне кажется, самое страшное - работа с геном эмбриона, потому что сейчас даже в Америке разрешено работать с геномом эмбриона. Правда, с определенного дня его развития, но вы понимаете, все запреты обязательно будут нарушаться учеными, когда для так называемого "улучшения" генотипа мы можем воздействовать на геном эмбриона, изменить его желательным для нас образом. Это, конечно, страшная вещь.

Также имеется возможность человеку гены животного помещать в его наследственный материал. И наоборот, ген человека помещается в геном животного для придания определенных свойств будущему организму.

Это получение химер, по сути, вы понимаете, насколько это противоречит Божественному замыслу.

В.И.: Напоминает фильмы ужасов. А с какой целью это делается вообще?

В.Д.: С целью улучшения человеческого материала. Он кажется ученому недостаточно хорошим. Например можно сделать так, чтобы человек не болел теми или иными болезнями - вроде бы благая цель, но вообще, изменяя геном, вы не знаете, какие последствия будут. А потом вы же можете прогнозированно изменять качества человека, то есть, по сути, получать биоробота - послушного сильного, не болеющего, идеального солдата. Это же то, чем была занята нацистская Германия. Евгенические эксперименты для улучшения человеческой породы.

Позиция Церкви по искусственному оплодотворению

В.И.: Что касается искусственного оплодотворения, еще Святейший Патриарх Алексий Второй высказался по этому вопросу довольно определенно, давайте вместе послушаем слова приснопамятного представителя нашей Церкви.

"В тех случаях, когда иные терапевтические и хирургические методы лечения бесплодия не помогают супругам, искусственное оплодотворение половыми клетками мужа Церковь считает допустимым.

Другое дело - "суррогатное материнство". Даже будучи осуществляемо на некоммерческой основе, оно противоестественно и морально недопустимо. Все разновидности внетелесного, или, как говорят специалисты, экстракорпорального оплодотворения, включающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение "избыточных эмбрионов", представляется недопустимым с православной точки зрения".

В.Д.: Искусственное оплодотворение - когда искусственным образом вводится семя мужчины в организм женщины. Бывают такие моменты, когда это нужно. Это допускает наша социальная концепция, наша церковь.

И то, о чем говорил Святейший Патриарх Алексий, как сказано в концепции социальной Русской Православной Церкви, недопустимо по следующим причинам, и объясняется почему. Во-первых, приготовление избыточных эмбрионов. Мы понимаем, что жизнь начинается с момента зачатия, с момента слияния половых клеток отца и матери, вот зигота, которая образуется - это уже полноценная жизнь. Поэтому когда мы заготавливаем  так называемых эмбрионов людей, а потом их выливаем в раковину или храним в холодильнике, это абсолютно недопустимо. Также врач при избыточном количестве эмбрионов проводит генетический скрининг, берется клеточка и смотрится - хороший там генетический материал, без ошибок, без каких-то мутаций, и после этого отбракованные уничтожают. Это, конечно, тоже совершенно недопустимо.

В.И.: Получается, как аборт?

В.Д.: Как аборт, это детоубийство. Но современная технология проведения ЭКО позволяют взять яйцеклетку у женщины практически в естественном цикле, оплодотворить ее одну или две, сколько есть, - и обе без всякого анализа пересадить женщине. Тогда все этические моменты, которые были недопустимы, убираются.

Пока наша Церковь находится в состоянии дискуссии по этому вопросу. Есть мнения и за такую процедуру, я считаю, примерно пополам делится мнение у священнослужителей, у архиереев тоже. Кто-то считает ,что процесс образования жизни - абсолютно интимный, и вмешательство третьих лиц недопустимо ни в каком случае.

Вопрос обсуждается. Пока те негативные моменты отражены в социальной концепции, мы имеем возможность сделать так, чтобы никакого надругательства или уничтожения - не дай Бог - избыточных эмбрионов не будет происходить.

В.И.: Скажите, а педиатры говорят, что детки рождаются с патологией и даже зачастую имеют инвалидность, когда так происходит.

В.Д.: Нет, сейчас это не так, сейчас дети, рожденные в результате ЭКО и обыкновенным способом - практически одни и те же, если это там есть, то на грани статистической погрешности.

В.И.: Мне кажется будет очень уместным процитировать слова из основ социальной концепции РПЦ: "Оплодотворение одиноких женщин с использованием донорских половых клеток или реализация "репродуктивных прав" одиноких мужчин, а также лиц с так называемой нестандартной сексуальной ориентацией лишает будущего ребенка права иметь мать и отца. Употребление репродуктивных методов вне контекста благословенной Богом семьи становится формой богоборчества, осуществляемой под прикрытием защиты автономии человека и превратно понимаемой свободы личности".

В.Д.: Это не только суррогатное материнство, это еще и использование семенного материала неизвестного мужчины, донора, использование чужих эмбрионов, использование чужих яйцеклеток... То есть, ребенок - он становится биологически не тождественным своим родителям. Конечно, все эти технологии абсолютно недопустимы, также как и суррогатное материнство.

В этом процессе рождения ребенка одна мать биологическая, биологический отец, и та женщина, которая вынашивает этого ребенка, то есть выполняет настоящую материнскую функцию. С этической точки зрения многие считают, что в этом ничего плохого нет - то есть, наоборот, добрый поступок, женщина взяла и выносила ребенка для кого-то, доброе дело. Мы сейчас не говорим о том, за деньги это или нет, ну пусть не за деньги, по дружбе или еще как-то. Но я разговаривал с такими женщинами - какая трагедия для многих, когда они отдают ребенка, которого они уже считают своим, который под их сердцем рос девять месяцев, в их лоне.

В.И.: А Церковь каким-то образом борется с суррогатным материнством?

В.Д.: Просто Церковь всегда и везде говорит, что это недопустимо ни при каких обстоятельствах.

В.И.: Скажите, по сути, это торговля людьми, торговля младенцами?

В.Д.: Торговля телом - женщина продает свое тело, или отдает свое тело для того, чтобы выносить чужого ребенка. Все эти ситуации являются бунтом против замысла Божьего. Вот вы знаете, то же самое относится к операциям по смене пола. Мне недавно пришлось беседовать с одним человеком, который сделал операцию по смене пола, и он говорит: "Почему меня Церковь сейчас после этого не принимает? Почему Церковь считает, что я совершил какой-то грех? Ну я чувствовал, что я мужчина и захотел стать мужчиной".

Я ему, конечно, объяснил - грех его в том, что он считает, что Бог совершил ошибку в его случае. Замысел Божий был о нём как о женщине, а он считает, что он мужчина, то есть, он не согласен с замыслом Божьим о нем самом, а это и есть бунт против Бога, бунт против Его воли, поэтому это безусловно греховно и не допустимо.

Комиссия: переориентировать на сохранение ребенка

В.И.: Батюшка, скажите, пожалуйста, как можно законодательно запретить суррогатное материнство? Ведь во многих странах запрещено.

В.Д.: Ну как - запретить. Мы должны говорить об этом, постоянно. Для этого и создаются комиссии совместные, церкви с какими-то правительственными структурами, чтобы Церковь могла свой голос донести и до чиновников. Вижу, что во многом это успешно.

В.И.: А вы не могли бы в двух словах рассказать о деятельности Комиссии?

В.Д.: Эта комиссия только недавно образовалась, но я считаю важным результатом, что Минздрав теперь четко стоит на такой установке, чтобы беременность сохранялась у женщин максимально возможными способами.

Раньше каждой второй женщине, которая приходила в консультацию, по тем или иным причинам предлагали сделать аборт: либо она молодая, либо у нее там уже трое детей, либо еще что-то. Теперь установка такая, что все сотрудники - по крайней мере эта установка уже сдвиг какой-то - все сотрудники таких учреждений должны максимально женщину ориентировать на сохранение ребенка.

В.И.: Отец Владимир, скажите, может нам стоит меньше уповать на новые медицинские технологии, а больше молиться, обращаться к святым, святыням?

В.Д: Конечно, в любом случае упование на Бога лучше, чем упование на что бы то ни было. В храме, настоятелем которого я являюсь, в храме Святителя Алексия Митрополита Московского в Рогожской Слободе Патриаршего подворья в Москве чуть больше трех лет проводим молебны для бездетных пар. Молимся о даровании чад и вот за это время сто тридцать пять пар получили просимое. И среди них были люди, которые имели возможность и лечиться во всех странах, достаточно обеспеченные люди, которые ездили по врачам, и по Европам, по Америкам. У них был определенный диагноз - бесплодие, что ничего им не поможет, и вот таких пятнадцать, может быть, больше пар также обрели детей в результате молитвы.

Ведь когда мы собираемся на эти молебны, каждую субботу в храме, мы все вместе молимся об одном. Как Господь говорил: "Где двое или трое соберутся во Имя Мое, там и Я посреди их". Вот то же самое происходит, вот тут совместная молитва, Господь не оставляет.

В.И.: Скажите, а если кто-то все-таки после молитвы не обретает, то, может быть, им стоит взять ребеночка из детдома?

В.Д.: Мне кажется, это самый правильный выход из ситуации. Но, к сожалению, не все хотят, даже воцерковленные люди бывает говорят - нет, чужого ребенка мы не готовы взять, они ищут любыми путями возможность получить своего собственного.

В.И.: А чего боятся эти люди?

В.Д.: Это просто внутреннее неприятие, и не всех благословляют духовники.

Допускаемо совмещать и молитву, и врачей

В.И.: Как вы считаете, не помешает ли и молитва, и в то же время обращение к каким-то медицинским технологиям?

В.Д.: Конечно. Совершенно правильно, так и должно быть в мире. Ведь мы знаем случаи, когда святые были врачами, которые исцеляли не только с помощью молитв, но и руками, операции делали. А бывали случаи - небесный покровитель нашего храма святитель Алексий Московский ханшу излечил от слепоты.

Вот именно силой молитвы, когда соединяются эти вещи, тогда и получается максимальный результат, ведь почему мы пользуемся плодами медицины? Не только для того, чтобы получить телесное исцеление, мы даем возможность людям, врачам, проявить свое милосердие, свою доброту. Если он по-настоящему врач, по призванию, Божией милостью, он, конечно, во главу своего лечения ставит любовь. Вот если у него есть любовь к пациенту, таким способом спасается и тот, кому помогают, и тот, кто помогает.

Эвтаназия

В.И.: И последний у меня вопрос, не могу не спросить про эвтаназию, ведь этот ужас разрешен во многих странах…

В.Д.: Мне кажется, тут обсуждать нечего, потому что эвтаназия - это либо убийство, либо самоубийство, в зависимости от того, чьими руками это делается. Используется часто тяжелое состояние пациента, когда он может находиться в очень тяжелой депрессии и совершить вот этот смертный грех. Вот это грех отчаяния, когда мы перестаем верить в промысел, опять же,  Божий. Ведь нам дается жизнь для того, чтобы мы обрели спасение, а мы ее прерываем, сами говорим, нам не надо. Больно.

В.И.: А Вы бы могли дать совет, кому молиться, каким святым, если у людей есть такая проблема в жизни, связанная с бесплодием?

В.Д.: Много есть святых, кому молятся, Иоаким и Анна, в нашем храме мы молимся, читаем акафист Преподобному Симеону Царю Сербскому мироточивому, главное - молиться Богу. Главное - молиться Богу. Вот если чистым сердцем просишь у Господа, то Он, если надо и полезно, Он обязательно пошлёт то, что мы просим. Потому, что не всегда то, что мы просим, полезно для нас, мы можем этого не осознавать, а Господь знает.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх