сегодня: 23/07
Святой дня
Положение честной ризы Господней в Москве

Россельхознадзор во время чумы

Россельхознадзор во время чумы

С 6 августа, практически к годовщине введения продуктового эмбарго с российской стороны в ответ на ограничительные меры Запада, начало действовать новое постановление правительства, касающееся контрсанкций. По инициативе Минсельхоза, Роспотребнадзора и Россельхознадзора решено уничтожать продукты, запрещенные к ввозу в Россию и изъятые на таможне. Истреблять вражеские товары предложено «любыми доступными способами».

Планируется давить катками и бульдозерами, закапывать в землю и сжигать не испорченные или опасные продукты, а просто любые из тех, что внесены в санкционный список. Вести о показательном уничтожении совершенно нормальных, свежих сыров, мяса, овощей и фруктов на фоне экономического кризиса и роста цен вызвали небывалое возмущение всех слоев населения. Из тех продуктов, что уже подверглись показательному уничтожению, как минимум в двух случаях «криминальное» происхождение даже не пытались доказать. Таможенникам и специалистам Россельхознадзора просто не показались достаточно убедительными документы о происхождении мяса из Бразилии, а томатов – из Турции, и это стало поводом для отправки их в утиль.

В нашей стране многие пережили тяжелые годы лишений и голода, когда приходилось ценить буквально каждый грамм хлеба, и даже крошки его кропотливо собирали со стола. А уж сыр или фрукты считались совсем роскошью. Дедушка автора, уроженец рязанской деревни, рассказывал, как «шиковали» в 1920-1930-е годы: брали ломоть хлеба, а на него клали маленький кусочек, скажем, селедки или сала. Откусывали только хлеб, а селедку или сало передвигали постепенно от одного конца куска к другому. Весь ломоть пропитывался ароматом, и казалось, будто ешь полноценный бутерброд. Многим знакомо что-то подобное по детству в 1990-х и «диете» из макарон и вареной картошки. Почему же мы сейчас позволяем себе подобный «пир во время чумы»? Когда пенсионеры не могут получить к празднику убогие продуктовые наборы, когда неимущих лишают последних льгот, когда всем миром собирают помощь для детских домов.

За все эти товары европейским поставщикам уже заплачено, так что они-то никаких убытков не несут. Можно было бы открыть государственные магазины с «санкционкой» по принципу уже давно существующих соответствующих магазинов, где реализуют всевозможный конфискат – одежду, обувь и бытовые товары. Почему бы не открыть при них продуктовые отделы? И государству прибыль, и расходы на уничтожение не нужны, и еде не пропадать.

Если уж наши чиновники настолько принципиально хотят избавить от еды именно россиян, таможенники могли бы высылать продукты питания из нашей страны в пользу более бедных, например, африканских государств. Или, скажем, наши украинские соседи очень обрадовались бы такой гуманитарной помощи.

Один из блогеров несколько месяцев назад описывал положение, например, на черниговской таможне, где Украина граничит с Белоруссией и Россией.

«Раньше таможенники могли закрыть глаза на лишний килограмм конфет, да и обыскивали далеко не всех, а теперь тютелька в тютельку все должно быть, никого не пропускают. Ну а что людям делать? Выкидывают все запрещенные продукты, чтоб проехать. И все наше село там дежурит с велосипедами. Дочка привезла и мешок картошки – такая хорошая! Даже есть не стали – семенная! – и мешок лука, и меду... На днях ухватила домашней колбасы, но решила еще чего-нибудь выждать и припрятала колбасу в лесу. А следы-то на снегу видны, кто-то выследил и спер! Такую колбасу! …Село опустело. Все дежурят около таможни. Кто-то у мусорных баков, а кто-то – в лесу, чтоб наложить лапу на чей-то тайник с колбасой».

Таможенники докладывают о том, что уничтожение продуктов связано с большой бумажной волокитой. Нужно назначать ответственных лиц, разрабатывать соответствующую методологию. Доверить процесс можно только специалистам, для этого необходимо объявлять тендер, искать подрядчика, заключать договоры на оказание услуг. А вот, например, мясо по российским санитарным нормам нельзя закапывать в землю или утилизировать другим способом – только сжигать. Для этого нужно оборудование, способное пропустить через себя несколько тонн «санкционки» подряд, да не один раз. В Пулково уже сорвали показательную кремацию сыров, поскольку на таможне сломались печи, не предназначенные для подобных целей.

В конце концов, можно просто проявить здравый смысл, к чему призывает Русская православная церковь.

«В нашей стране есть огромное число людей, которые могли бы получить весьма ощутимую помощь в виде этих товаров», – заявил протоиерей Алексей, настоятель столичного храма Живоначальной Троицы в Хохлах. По его мнению, отдел социального служения РПЦ с радостью распределит эти продукты среди неимущих.

Такое решение действительно было бы целесообразным, нежели вызывающее оторопь распоряжение давить еду бульдозерами и сжигать в печах.

Впрочем, имеет смысл предположить, что данная шумиха поддерживается специально либеральным сообществом для раскачивания политической  ситуации. Скорее всего, высшее руководство нашей страны, последнее время поистине  достойное аплодисментов своей последовательной политикой по деколонизации России, предусмотрело и этот шаг. Постановление о уничтожении санкционных продуктов скорее носит  характер информационного воздействия, чтобы бизнес перестал даже пытаться заниматься контрабандой или выводить деньги за рубеж под видом закупок.

А нам, простым русским людям, пережившим не одно потрясение, пора давно уже перестать надеется на «конфискат» и продуктовые наборы. Как рассказывал уже упомянутый здесь дедушка автора, шесть соток землицы в голодное послевоенное время не с избытком, но надежно поддерживали семью из 8 детей и 2 работающих на производстве взрослых.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх