сегодня: 23/05
Святой дня
Апостол Симон Кананит

Статьи

Пятница. Пить или не пить?

Пятница. Пить или не пить?

Традиционно в конце недели СМИ концентрируются на «вечных» темах. Regions.Ru/Новости Федерации собрали мнения священнослужителей относительно культуры пития в России.

В России планируется провести социальную рекламную кампанию по повышению культуры потребления алкогольной продукции и борьбе со злоупотреблением спиртным.

Росалкогольрегулирование получило правительственное поручение разработать материалы и план проведения такой кампании. Росалкогольрегулирование уже начало сбор предложений по организации «отрезвляющих» мероприятий.

Протоиерей Андрей Спиридонов, клирик храмов Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке и святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве:

Государство должно делать все, чтобы алкогольный геноцид русского человека, который уже без малого сотню лет активно осуществляется - с момента принятия ГОСТа по спирту-ректификату. Это просто преступление против человечества. Напитки на основе ректификата, а не дистиллята, - это тонкий химический яд. Дистиллят, на котором делают коньяк, виски, ракию, узо и прочее, быстро не усваивается организмом, поэтому те, кто пьют ректификат, спиваются быстрее. И это большая тема, касающаяся культуры пития.

Как воспитать эту культуру, я не знаю, потому что у нас во главе угла доход, коммерция правит бал. «Сухой» закон, принятие новых ГОСТов, введение госмонополии, борьба с подделками, с самогоноварением – для этого есть государственный аппарат и академии наук, пусть разъяснят, как бороться. А пока государство на этом повышает бюджет, все программы - популизм чистой воды.

Игумен Серапион (Митько), заместитель председателя Синодального миссионерского отдела, член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви:

У нас уже есть отрицательный опыт антиалкогольной кампании 80-х годов, которая не достигла нужных целей, поскольку проводилась непродуманно. Поэтому государство должно создавать условия для того, чтобы граждане наносили меньше вреда своему здоровью.

Иеромонах Макарий (Маркиш),священнослужитель Свято-Алексеевской Иваново-Вознесенской православной духовной семинарии:

«Беда в употреблении алкоголя во зло. Путей нормализации ситуации много, но они все сходятся на личности человека. Если люди изменят личностные установки в сознании, будет положительный результат. Поэтому все пропагандистские, экономические, юридические задачи сходятся на личности человека, что далеко не характерно для других наших государственных задач. И кто принимает меры – Минздрав или Росалкогольрегулирование – это уже вопрос второй.

Примеры борьбы с алкоголем в 1914 и 1985 году очень характерны. Люди начали меняться в это время. Но поражение в Первой мировой войне и революция, а во втором случае печальная судьба «перестройки» перечеркнули весь успех, шансы были упущены

Хотелось бы добраться до сердца человека. Я вижу два пути. Первый: бескомпромиссная информационная кампания, которая продемонстрирует губительное действие алкоголя. То есть образ пьяницы как насильника, вора, убийцы, взяточника, должен быть людям отвратителен. И второе: юридическое усиление ответственности за любые нарушения связанные с употреблением, производством, распространением спиртного». (Regions.Ru/Новости Федерации, Москва, 13 августа 2015. «Не пить или пить культурно? Мнения священнослужителей»)

Хоронить или кремировать?

Еще одна вечная тема – погребение усопших – освещена на сайте pravoslavie.ru. Журналист Никита Филатов предлагает историческое исследование вопроса кремации покойников в России, а также рассматривает «огненное погребение» с религиозной и этической точек зрения.

«Вопросы о кремации поднимались в России и до революции . Еще в 1909 году специально созданная при Святейшем Синоде комиссия составила "Заметку о сожигании трупов с православной церковной точки зрения", в которой указывалось, что "самым естественным способом погребения признается предание трупов земле... предание тела близкого не земле, а огню представляется, по меньшей мере, как своеволие, противное воли Божией, и дело кощунственное". С этими идеями большевики решили бороться решительно и беспощадно. Никогда о кремации не рассказывали с таким энтузиазмом, упоением и напором!

(…)

Приведем цитату из докладной записки архитектора С. Грузенберга в Комиссариат здравоохранения от 2 января 1919 года: "Кладбища подчинены религиозным организациям и культам, что противоречит современной идее свободы совести". А вот преимущества сжигания тел, по мнению Грузенберга, были очевидны, ведь "уравниваются классы населения в смысле равного для всех эстетического способа и места погребения".

Кремация, пропагандируемая новой властью, имела на первых порах исключительно идеологическое значение и занимала особое место в системе ранних большевистских ценностей. В начале 1919 года В. Ленин подписал декрет о допустимости и даже предпочтительности кремации покойников. От него старался не отставать и Л. Троцкий: он предложил лидерам революции подать личный пример!

(…)
В своей статье "Ударим кремацией по ветхозаветным кладбищам" старший научный сотрудник отдела новейшей истории Русской Православной Церкви ПСТГУ Лидия Алексеевна Головкова отмечает: "Приходилось прикладывать особые усилия для пропаганды "огненного погребения", как стали теперь именовать кремацию. Советским гражданам разъяснялось, что колумбарии должны заменить кладбища, а крематории - занять место церквей". И вскоре началось устройство первого в стране крематория - на месте церкви.

Печи в алтаре

Комиссия сразу наметила для постройки крематория участок земли на территории Александро-Невской Лавры. Митрополит Вениамин обратился к председателю Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов Г.Е. Зиновьеву с просьбой не осквернять обитель. Призыв митрополита Вениамина проигнорировали: на территорию Лавры начали свозить строительные материалы. При этом использовался подневольный труд заключенных, "начиная от инженеров и кончая землекопами".

Невероятными усилиями митрополит Вениамин и монастырская братия смогли отстоять не только огород, но и всю территорию Лавры от кощунственного строительства. Работы были перенесены на Васильевский остров. Только первый временный советский крематорий просуществовал недолго - до 1923 года. Сооруженная в спешке печь скоро вышла из строя. Всего за это время его работы было сожжено 379 тел (332 мужчины, 22 женщины, 25 детей и подростков). Агитация за кремацию так и не привела к особым результатам: подавляющее большинство тел было сожжено в административном порядке и только 16 - по желанию родных или согласно завещанию.

Только в 1970-е годы новый крематорий появился в Северной столице, при этом при его строительстве не было антирелигиозных лозунгов.

Печи для крематория в Москве поставила немецкая фирма - та самая, что устраивала их потом в Освенциме и других лагерях смерти.

После неудачи в Петрограде инициативу в развитии кремации перехватила Москва, где в 1927 году был открыт свой крематорий в перестроенной Серафимовской церкви Донского монастыря. Для лучшего устройства печей вызвали специалистов из немецкой фирмы "Топф и сыновья". Именно эта фирма чуть позже устанавливала печи в Освенциме и других лагерях уничтожения. В бывшем верхнем храме преподобного Серафима Саровского был устроен ритуальный зал; в нижнем, во имя благоверной княгини Анны, на солее и частично в алтаре встали немецкие кремационные печи. В центре ритуального зала был устроен раздвигающийся пол.

Весь тот год в прессе шла усиленная агитация за новый тип погребения. Газета "Вечерняя Москва" писала: "В Москве состоялось первое собрание учрежденного Общества распространения идей кремации в СССР. Общество объединяет всех сочувствующих этой идее. Годовой членский взнос составляет 50 копеек. Общее собрание решило организовать рабочие экскурсии в крематорий в целях популяризации идей кремации и привлечения новых членов".

Первыми клиентами крематория стали, как и следовало ожидать, старые большевики: 150 человек, во исполнение наказа Троцкого, завещали свои трупы на сожжение. В колумбарии, размещенном в стенах бывшего храма, на урнах можно прочесть надписи: "Большевик-чекист", "Член ВКП(б), стойкий большевик и чуткий товарищ". В путеводителе Шебуева 1930 года "Москва безбожная" говорилось: "Донской монастырь является пионером по части кремации в СССР!.. Лишь в СССР кремация доступна всем... Московский крематорий за рабочий день может совершить 18 сожжений. Какое облегчение для Москвы!" Газеты пестрели лозунгами: "У первобытных людей сожжение было религиозным способом погребения, в наши дни оно является антирелигиозным актом!"; "Крематорий - это конец мощам нетленным и прочим чудесам!".

Человеческую золу раздавали подмосковным сельхозпредприятиям в качестве калийного удобрения

Лидия Головкова в книге "Где ты?" рассказывает, что после кремации "человеческую золу собирали и раздавали подмосковным сельхозпредприятиям в качестве калийного удобрения".( Православие.Ru, Москва, 13 августа 2015. Хоронить нельзя кремировать: из истории кремации в России, Никита Филатов)

Фото:  JTB Photo/ТАСС/Фото ТАСС

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх