Павел Баженов: Полная отмена акцизов позволит существенно снизить цены на топливо
Фото: Телеканал "Царьград"
Интервью Экономика

Павел Баженов: Полная отмена акцизов позволит существенно снизить цены на топливо

Профучастники топливного рынка России считают, что оптимальным выходом из ситуации галопирующего роста цен на бензин является полная отмена акцизов.

"Слабый" рубль позволяет правительству искусственно пополнять федеральный бюджет. Сотни миллиардов рублей от дополнительных доходов идут на скупку валюты на внутреннем рынке, что приводит не только к пополнению "кубышки Кудрина", но и к ослаблению национальной валюты. Всё в комплексе - структура ценообразования, выгода от экспорта, "незаметная" девальвация национальной валюты ведут к нехватке товара на внутреннем рынке и росту оптовой цены на топливо.

Стоит ли ждать снижения или хотя бы стабилизации цен, мы узнали у президента Независимого топливного союза Павла Баженова.

Павел Баженов: В текущих правилах игры, заданных нашим правительством, снижение невозможно, однозначно будет рост. Берем крупнооптовую цену в Московском регионе, Московский завод. 57 087 рублей за тонну. Это крупная отгрузка с завода. При этом, на рознице у нас сегодня цена, а это еще нефтебазы, перевалка, хранение, другие затраты по всей цепочке, уже дает цену в 56 510. А люди купили по 57 тысяч рублей на бирже. Где завтра эти деньги будут? Эти цены завтра будут в рознице, это неизбежно. И, конечно, все меры по административному сдерживанию имеют определенный результат, но они приводят к еще более страшным и сильным проблемам.

Юрий Пронько: То есть ни о какой стабилизации цен, ни о каком снижении не идет речь вообще? Или это возможно?

П.Б.: Это, безусловно, возможно. Все рычаги у наших чиновников имеются.

Ю.П.: Рассказывайте.

П.Б.: Начнем с того, что у нас в одном литре, что бензина, что дизельного топлива, около 60% - это налоговая нагрузка. Причем, это те налоги, которые напрямую "сидят" в цене. Мы не говорим о налогах, которые платит каждое предприятие по цепочке от добычи через переработку до розницы. Мы говорим о тех налогах, которые напрямую там "сидят". Это НДПИ, это акциз, безусловно, и это НДС. Соответственно, ставка акциза у нас на 92-й бензин, самый популярный, на сегодняшний момент – это 8 рублей 35 копеек на литре.

Ю.П.: То есть мы в цену их сразу закладываем.

П.Б.: Абсолютно верно, сразу. Дальше, НДПИ. В среднем, 8.58. Ну, с НДПИ другое дело, это все-таки налог на природную ренту. Но акциз-то – это всегда был налог на яд - алкоголь, сигареты. Это то, что вредит населению страны, поэтому облагается, таким образом регулируется. Но, извините меня, причем здесь топливо? Ведь у нас акциз и цена на топливо – это вторая кровь экономики. У нас зашит уровень цен на топливо во всех товарах, во всем. И, соответственно, сегодняшний рост цен – он неизбежно мультипликативным эффектом скажется на всех ценах, в целом. Ну, и плюс НДС. Если мы берем розничную цену на литр, это порядка 7 рублей. Вот они, 56%, в текущем моменте. Это те налоги, которые напрямую присоединяются.

Ю.П.: Ну, правительство после обращения нефтетрейдеров говорит: хорошо, мы готовы с 1 июля снизить акциз. Не повысить, как они предполагали ранее, а снизить. Эффект будет?

П.Б.: А какой может быть эффект?

Ю.П.: Давайте я вам буду обнадеживающие вопросы задавать, а вы будете…

П.Б.: Хорошо, но я буду давать, к сожалению, не обнадеживающие ответы.

Ю.П.: Что реально.

П.Б.: С одной стороны, у нас акциз снижается на 3 тыс. рублей, на литр это где-то 2 рубля в текущих ценах. Наценка на рознице, без учета логистики от нефтебазы, 8 копеек на литр. От текущих цен на нефтебазе. Такое возможно? Нет, невозможно. Соответственно, рост будет еще рубля на 3, а то и на 5, просто в силу экономических особенностей. Надо людям зарплаты платить, кредиты отдавать.

Соответственно, сегодня должен быть рост рублей на 5. Адекватный рост, без сверхприбылей. Мы говорим сейчас о рознице, наш Союз представляет, в основном, независимую розницу, которая покупает по тем ценам, по которым ей продают. И продает по тем ценам, по которым может продать. Потому что конкуренцию с вертикальными компаниями, которые тоже у нас в большинстве своем это государственные корпорации, никто не отменял. И выше цен вертикальной компании вряд ли независимый игрок может позволить себе поставить ценник. Соответственно, 2 рубля вниз, но как бы 5 еще нужно. Ну, на 3 рубля вырастет. Главное - когда этот эффект увидит рынок. То есть решение только анонсировано пока. Оно принято? Нет, пока не принято.

Ю.П.: Но обещают.

П.Б.: Пока только обещания. Может ли рынок на обещания отреагировать сразу? Нет, мы цифры считаем. У нас потери, убытки и прочее.

Ю.П.: То есть вы хотите сказать, что торговать топливом в России в розницу убыточно?

П.Б.: Да, и достаточно давно. К сожалению. Для независимой розницы – людям памятники надо ставить. То есть это выживание.

Ю.П.: А для вертикально интегрированных компаний?

П.Б.: Вертикально интегрированные компании в принципе тоже находятся в той же экономической среде. Они также ориентируются на биржевые котировки. Ну, и в целом, если взять цену, то 20 рублей на литре – это весь доход от добычи до переработки, это не так много. То есть вся цепочка зарабатывает.

Банкрот

Фото: www.globallookpress.com

Ю.П.: Получается, даже не нефтяные компании являются бенефициарами, не вы, независимые операторы. А государство российское – главный бенефициар всей этой истории?

П.Б.: Третий и основной участник рынка. И при этом мы встречаем патологическое нежелание нести ответственность за свои решения. У нас есть рыночно образуемый оптовый рынок. Но при этом, розницу мы сдерживаем. Поэтому такие перекосы, диспаритет. А как работать? Цены растут, все в ужасе. Мы тоже констатируем, что ценники на заправках постоянно менять приходится. А экономика все хуже и хуже.

Ю.П.: Что необходимо сделать для того, чтобы ситуация изменилась, ну, хотя бы стабилизировалась? Я не наивный человек. Вернуться к тому, что было, очень сложно. Тут даже инерция работает, и желание получить те деньги, которые возможно получить. Какие меры приведут к стабилизации цен на рынке топлива?

П.Б.: Ну, Вас интересует все-таки стабилизация в долгосрочной какой-то перспективе.

Ю.П.: Да, безусловно.

П.Б.: Не то что сегодня снять напряженность, а дальше, через полгода, накопить проблему и вернуть к еще большей сложности.

Ю.П.: Тем более, подобное мы уже проходили.

П.Б.: Мы чрезвычайно часто подобное проходим. Первое: это принципиально отказаться от акциза. Я убежден в этом.

Ю.П.: То есть Вы считаете, что акциз необходимо отменить. Вы знаете, я с Вами согласен. Потому что в свое время было сказано: мы либо акцизы оставим, либо транспортный налог. И накололи всех. Оставили и то, и другое, и еще ввели уже не налоговые, а фискальные поборы. Давайте вещи называть своими именами. Я не против, когда деньги идут на инфраструктуру, когда они прозрачны, когда всем понятно, о чем речь. Но это был обман. И он сохраняется.

Поэтому я согласен с господином Баженовым. Вы определитесь: либо транспортный, как вы же говорили, господа чиновники, вас никто не тянул за язык, либо... По всей видимости, пришел момент, когда акциз должен быть отменен.

П.Б.: Дальше. Насытить рынок продуктом. Потому что дизель у нас профицитен, а бензина только-только хватает.

Ю.П.: Объясняйте.

П.Б.: Объясняю. Есть объемы, которые предписаны к реализации через биржевую площадку. И, слава Богу, у нас появилась биржа, в том числе, усилиями ФАС.

Ю.П.: Вы имеете в виду Санкт-Петербургская.

П.Б.: Санкт-Петербургская, да. Потому что она обеспечивает, во-первых, адекватную индикацию оптовой цены. Раньше это было прерогативой вертикальных компаний, назначать цену, как-то ориентироваться и считать. Во-вторых, это, наконец-то, обеспечило равный доступ к ресурсу, производимому внутри страны, для всех участников рынка и, соответственно, для всей проводящей сети.

Сегодня у нас существует совместный приказ ФАС – Минэнерго, который обязует основные заводы продавать не менее 10% объема от бензина, произведенного в стране, через биржу и не менее 5% дизеля, произведенного в стране. На основании этих объемов происходит индикация цены и генерируются котировки. Понятно, что в отдельные моменты объемов продается больше через биржевую площадку, потому что там стабильно не хватает объемов. А в определенные моменты продается ровно по планочке совместного приказа.

Мы убеждены, необходимо пересмотреть этот приказ. Потому что приоритет внутреннего рынка, давайте насытим сначала свою экономику. Чтобы у нас того ужаса, который мы сейчас наблюдаем, не было.

Депутат призвал «экономить» на младенцах и инвалидах. Дожили!

Ю.П.: А правильно ли я Вас слышу, что сейчас приоритет внешнего периметра? По одной простой причине, что это выгодно: производить здесь, экспортировать туда.

П.Б.: Значительно. И, соответственно, идет корректировка цены. Но, опять же, здесь можно, конечно, обвинить: ах, вы такие вертикальные нефтяные компании, что вы творите! Но с другой стороны, это все-таки бизнес-субъекты. И они заинтересованы получить прибыль.

Ю.П.: С которого, Павел, три шкуры дерут.

П.Б.: Абсолютно верно, это дойные коровы, которые сегодня загоняются. От нее хотят только получать, и не хотят этой дойной корове сена чуть-чуть подкинуть. Опять же, я все-таки вещаю не с позиции нефтяных компаний, а с позиции независимого сектора, в частности розницы. Это 50% инфраструктуры рынка. Это те АЗС, которые у нас в отдаленных селах находятся, которые являются основным рабочим место в деревне какой-нибудь. Потому что вертикальным компаниям это принципиально не интересно. Да все вертикальные компании плюются на розницу и говорят, что розница – это обуза. Потому что издержки значительно ниже, чем крупные оптовые продажи.

Ю.П.: У вертикальных компаний есть возможность перераспределения внутри себя и погашения этих убытков.

П.Б.: Исключительно. При этом розница также у них убыточна в текущих реалиях.

Ю.П.: То есть, второй пункт – это приоритет внутреннего рынка. И правильно ли я Вас слышу, ФАС и Минэнерго должны принять новую квоту, новый уровень?

П.Б.: Расширение объемов, да. Но мы выступаем за значительное повышение. Это 25% по дизельному топливу и 50% по бензину, реализуемому через биржу. Это значительно.

Ю.П.: У Вашей идеи будет много противников, я так мягко сформулирую.

Дизтопливо

Фото: www.globallookpress.com

П.Б.: Я не сомневаюсь в этом. Но мы как бы рисуем идеальную картину, мы хотим решить эту проблему. Решить эту ситуацию раз и навсегда, а не на половиночку, на серединочку сделать, и потом снова прийти к тому, с чего начиналось.

Далее, развитие биржевой торговли, мелкооптовой продажи. Введение какого-то понятного критерия ценообразования. Чтобы у нас не получалось, что опт у нас образуется по рыночным принципам, мы не в вакууме и поэтому на экспортную альтернативу, то есть здесь нужно создать те рычаги, о которых я говорю сейчас. Это рычаги, в том числе призванные сбалансировать внешний рынок и внутренний. При этом, рычаги по неповышению цены внутри страны абсолютно в руках государства, на 60%. Это превосходный запас прочности, который позволяет держать хорошие цены. При этом бизнес будет нормально себя чувствовать.

Ю.П.: Министр финансов не слышит.

П.Б.: Министр финансов даже не пытается такие крамольные вещи слышать, вы что!

Ю.П.: Хорошо сказано! Министр финансов предпочитает не слушать эти крамольные вещи, о том, как можно снизить цены внутренние на топливо в стране.

П.Б.: На долгосрочную перспективу, подчеркну. Соответственно, нужна какая-то понятная и адекватная преемственность цены между крупным оптом – завод, мелким оптом – нефтебаза. Потому что есть свои затраты логистические и прочее.

Ю.П.: Подождите, вот интересный момент. Вы говорите, что оптовая цена формируется рыночными механизмами.

П.Б.: Да.

Ю.П.: А розничная?

П.Б.: А розничная административно регулируемая.

Ю.П.: То есть по первой части у нас нет регулирования, по второй – не смейте делать это.

П.Б.: У нас есть правило, которое бедной ФАС спущено, и за исполнением которого они должны следить. Это правило: цены на топливо – это инфляция минус.

Ю.П.: А Эльвира Сахипзадовна Вам красивую инфляцию нарисовала, исторически минимальную.

П.Б.: Абсолютно верно, да.

Ю.П.: Браво! Какая симфония у нас между министерствами, ведомствами и Центральным Банком.

П.Б.: В целом, развитие биржевой торговли. Развитие дополнительных сервисов на АЗС. Потому что сегодня в наиболее сложной ситуации находится именно розница, и розница – это как раз то место, где больше всего так называемых малых предприятий. 50% инфраструктуры рынка.

Ю.П.: О поддержке которых мы постоянно слышим от чиновников.

П.Б.: Постоянно, да. И такие замечательные слова, что радуешься порой.

Ю.П.: Правильно ли я Вас понял, что эти меры, которые Вы такими большими мазками обозначили, они позволят хотя бы стабилизировать ситуацию?

П.Б.: Однозначно эти меры позволят и стабилизировать, и снизить цены. Я не говорю, что не будет каких-то колебаний. 8,35 акциз. Сегодня, с точки зрения нормальной экономики, при достаточно высоких ценах внешнего рынка, у нас минус 8,35. А рост должен быть, максимум, на еще рубля 4—5. Это прямо для идеальной картины. То есть тогда вся цепочка будет нормально работать. Ну, и, соответственно, у нас снижение происходит еще на 4 рубля. При этих 5 рублях.

Ю.П.: Давайте покошмарим публику. Вас услышали только в части акциза, и никто его отменять не собирается. Как Вы правильно заметили, это только обещания, а даже не проект постановления правительства. Если Вас не услышат, что нас ждет?

П.Б.: Вопрос не что нас ждет, а какие варианты есть у нашего правительства.

Ю.П.: Я хочу понять, что нас, автомобилистов, ждет.

П.Б.: Варианты следующие. Первый вариант – это радикальное повышение цен внутри рынка. То есть дальнейшее повышение. Цены найдут свою стабильность.

Ю.П.: Ну, сколько это? 10, 15, 20?

П.Б.: Рублей 5 однозначно. А дальше посмотрим на конъюнктуру внешнего рынка, и как всё будет развиваться дальше.

Ю.П.: То есть, если очередной твит у президента Трампа произойдет, то мы получим новый эффект.

АЗС

Фото: www.globallookpress.com

П.Б.: Ну, если нефть поползет вверх, мы получим новый эффект. Второй вариант – это пустить под нож 50% инфраструктуры рынка – это 10 тысяч АЗС. Это почти 100 тысяч сотрудников в общей сложности. Можно пустить этот сектор под нож, и просто убить инфраструктуру нефтепродуктообеспечения страны. В те самые сложные труднодоступные регионы. И тогда директивно спускать нефтяным компаниям цены и говорить: не пущать. Такое возможно. Но, опять же, не на долгую перспективу. Потому что все равно нефтяные компании как-то будут вынуждены отыграть это и ничего не изменят.

Ю.П.: Но в противоположность Вам, эти нефтяные компании пойдут на такой штурм, что мало никому не покажется. У них все-таки административных ресурсов значительно больше, чем у независимых, согласитесь.

П.Б.: Это определенно. Ну, и, наконец, отменить акцизы. Сегодня правительство имеет все рычаги для того, чтобы исправить эту ситуацию радикально.

Ю.П.: Павел, Вам известна или сумма этого собираемого акциза в год? Сколько государство получает?

П.Б.: Суммарно от всех акцизов?

Ю.П.: Да, на топливо.

П.Б.: Такие цифры есть, они известны, надо просто смотреть. По подсчетам, от снижения акциза бюджет потеряет 100 млрд рублей. Но, при этом, на высоких пошлинах у нас порядка триллиона премия дополнительная. Вот такая математика.

Ю.П.: Вы предлагаете сейчас Министерству финансов, органам федеральной власти потерять 100 млрд рублей? Деньги, которые собираются за счет этих поступлений от акцизов.

П.Б.: Не 100 млрд рублей, больше.

Ю.П.: Ну, хорошо, пару сотен миллиардов государство потеряет. Ну, это совсем не проблема. А вой Минфина может быть компенсирован за счет Фонда национального благосостояния, если уж так критично. А если раскрывать все карты, у нас бюджет федеральный с начала этого года, дай Бог, уже май месяц, профицитный. То есть у нас расходы меньше, чем доходы, безусловно, в силу соглашения, которое было заключено Опек+. И вот эти допдоходы, которые идут, они перекладываются в валюту.

Поэтому у чиновников не то, что есть возможность, а вот так, на раз, все решить без проблем. 200 млрд - не та цена вопроса, чтобы потерять 10 тысяч АЗС и 100 тыс. рабочих мест. Главное - не дать цене расти дальше. Теми темпами, которые мы с вами наблюдали за эти несколько недель. Потому что это ненормальная ситуация. Павел, искренне надеюсь, что нас услышат.

П.Б.: Я тоже надеюсь. Еще стоило бы подумать, не как больше зарабатывать, потому что у нас сегодня правительство мыслит в формате "надо больше денег зарабатывать", а как эффективнее работать и меньше тратить. В бизнесе можно позволить себе размышления в формате "больше зарабатывать". А здесь все-таки об эффективности надо подумать. Потому что понятно, с чего идут доходы, и так или иначе, это бьет всегда по карману населения.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.
Царьград.ТВПервый Русский
Смотреть запрещенный
Канал Царьграда можно тут:
На сайте, Яндекс.Эфир, ВКонтакте

Ссылки по теме:

Как остановить рост цен на бензин? Правовой беспредел с примесью цинизма: Вашингтон и Киев готовы дестабилизировать газовый рынок ЕС Президент ТПП России: Предпринимателей надо оставить в покое, а не менять правила игры каждый сезон
Загрузка...