Отец Владимир Вигилянский: Старец Кирилл знал меру каждого человека
Шарифулин Валерий/ITAR-TASS
Церковь Православие

Отец Владимир Вигилянский: Старец Кирилл знал меру каждого человека

Царьград собирает воспоминания чад и знакомых новопреставленного старца Кирилла (Павлова)

О своем общении со старцем и его роли в своей судьбе Царьграду рассказал протоиерей Владимир Вигилянский.

- Отец Владимир, расскажите, как Вы познакомились со старцем Кириллом, как складывалось Ваше общение, каким человеком Вы его знали?

- Познакомился я с ним в 1981 году, на похоронах другого старца - старца Серафима (Тяпочкина).

Это Белгородская область, село Ракитное. Туда на похороны старца Серафима приехали разные люди, в том числе и старец Кирилл. И тогда я с ним познакомился. Потом я часто посещал Троице-Сергиеву Лавру, и иногда, когда знал, что он исповедует, я приходил к нему на исповедь. Тогда личного общения у меня с ним не было, как такового, в числе очень многих других людей, я поддерживал с ним такое отношение, как исповедник и исповедующий.

Но потом он переехал - это было почти 20 лет назад - в Переделкино, где я живу, и вот здесь общение стало уже личное.

Настолько, что даже он бывал моим гостем, приходил ко мне домой. Он был удивительным духовником. Он знал меру каждого человека и не требовал от одного того же самого, что от другого. Он знал о каждом человеке то, что может он сделать для своего совершенства и приближения к Богу, и никогда не требовал большего, чем может этот человек сделать. И всегда в своих советах и разговорах он доводил человека до такого момента, когда сам человек брал благословение на какое-то возвышение. На какое-то постижение новой ступени, которое этот человек может сам сделать. Это удивительное человековидение и прозорливость, которая отмечается очень многими людьми.

И это было большим очень утешением для каждого человека, потому что он делал этот, не могу сказать "подвиг", но, по крайней мере, этот шаг, который был для каждого человека очень важным.

- А лично для Вас что-то он сделал, как-то поучаствовал в Вашей жизни?

- Почему он ко мне пришел в гости - потому что мне предстояла очень тяжелая операция, и я должен был лечь в больницу. И, конечно, у меня были всякие страхи в отношении этой болезни, этой операции. И он пришел для того, чтобы меня утешить. Это было 16 лет тому назад.

Сам он был очень немощным уже, с большим трудом передвигался. И он пришел, просидел целый вечер у нас и, конечно, вселил в меня какие-то силы и надежды, и веру в исцеление и я, конечно, ему в этом смысле очень благодарен.

Кроме того, он духовно окормлял членов моей семьи - жену и некоторых моих детей. И я всегда знал, что пока они с отцом Кириллом, все будет хорошо, поэтому мне всегда было спокойно в этом смысле. Я многих людей направлял к отцу Кириллу, когда он принимал, для решений трудных проблем, и люди всегда мне и, конечно же, отцу Кириллу были благодарны за это. Поэтому мы молитвенно друг друга - я точно знал, что он молился за меня и за мою семью, и я всегда тоже молился за него.

-А когда последний раз Вы общались с ним?

- Общением это трудно назвать, но последние годы, два раза в год, я приходил к нему, когда он уже был прикован к постели, и уже плохо очень слышал, и ему в ухо почти кричали - говорили, пришел отец Владимир, и Олеся (Олеся Николаева - супруга отца Владимира - прим.ред). И он слышал, и что-то пытался нам сказать.

В такие посещения я обязательно совершал у него в келье молебен. Всегда было видно, даже когда он не мог ничего говорить, когда он слышал молитву, он соединял три пальца для крестного знамения, но не мог уже себя осенить. Но этот жест - было понятно, что он слышит и понимает.

Последний раз я был год тому назад у него, ну и был этой ночью, когда он скончался, через три часа после его кончины я пришел и у его смертного одра тоже был.

 - Впечатления от увиденного, от утраты, скорее тяжелые или наоборот?

- Уже 15 лет он болел, был между жизнью и смертью. И для многих людей, которые находились рядом с ним, было такое осознание, что пока жив отец Кирилл, то все хорошо. С одной стороны. С другой стороны, конечно, была эта тайна, почему Господь его не забирает к себе, хотя он уже был точно готов к тому, чтобы в райских пределах оказаться. Я утверждаю, что, конечно, его кончина светлая, потому что ни у одного человека нет никаких сомнений относительно его участи.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Все госконтракты – азербайджанцам. Русские мэры продают Россию "Не принуждай, не осуждай, не раскалывай": Страсти по вакцинации затронули Русскую Церковь
Загрузка...