сегодня: 17/12
Святой дня
Великомученица Варвара

Николай Накамура: самурай во Христе

Николай Накамура: самурай во Христе

Роль японца, ставшего православным батюшкой, перевернула душу голливудского актера

Совсем скоро, 26 ноября, на российские экраны выходит фильм режиссера Егора Баранова "Иерей-сан. Исповедь Самурая" - необычная история бывшего бандита-якудза, православного священника из Японии в русской глубинке. Вокруг этого необычного для российского кино фильма разворачивается цепь столь же необычных событий. Голливудский актер Кэри-Хироюки Тагава не просто проникся особенностями русской души и культуры, но после съемок объявил о решение перейти в православие. На пресс-конференции, приуроченной к показу фильма для журналистов, он также заявил о том, что желал бы получить российское гражданство. Крещение актера состоялось сразу по окончании пресс-конференции.

Фото: Анастасия Казимирко-Кириллова, +Царьград ТВ+

"Иерей-сан" - это страшная и грустная новая русская сказка со счастливым концом, что-то среднее между юмористическим боевиком "Васаби" и философской артхаусной драмой "Догвилль". Сценаристы Иван Охлобыстин и Роман Владыкин прошли по тонкой грани между лубочным боевиком в православном антураже и нравоучительной волшебной сказкой, о том, как любовь и дружба преображают людей. Смешение жанров в данном случае где-то играет на руку создателям, а где-то запутывает зрителя. С другой стороны, желание уместить картину в хронометраж 90 минут, как признались на пресс-конференции сами сценаристы и продюсеры, привело к тому, что многие сюжетные линии оборваны, а характеры героев остались не до конца раскрытыми.

Однако Петр Мамонов, сыгравший одного из жителей деревни Глубокое, куда прибывает из Токио иерей Николай Накамура, признался, что практически без раздумий согласился на участие в съемках. В отличие от многих картин с религиозным контентом, по его словам, в "Иерей-сане" нет мрачности и фанатизма, но при этом зритель получает ответ на многие экзистенциальные вопросы: кто мы, для чего мы здесь, что такое настоящая победа над собой и внешним врагом?

Насчет мрачности можно поспорить. Что в ярославской умирающей деревне, что в высокотехнологичном Токио правит всесильная мафия. Правда, в нашей глубинке засилье криминала усугубляется еще и традиционной бытовой и социальной безысходностью. Жители Глубокого чувствуют свою покинутость - и законом, и властью, и Богом. "Черти вот зато расплодились", - отмечает герой  Мамонова лесник-отшельник Шатун. Демонов, и внутренних, и во плоти, в художественном пространстве фильма действительно хватает.

Поэтому, наверное, именно бывший якудза, брат лидера мафиозного клана, выросший и воспитанный в реальности едва ли менее жестокой, чем российская, смог вызвать у простых, почти отчаявшихся людей сперва доверие, а затем желание спасительных перемен. И главное, веру в себя и веру в Бога. Который неожиданно оказывается гораздо ближе, чем им думается.

"Иерей-сан" заканчивается на немного грустной ноте. Мы задали вопрос создателям фильма и актерам, не кажется ли им финал слишком печальным, несправедливым по отношению к главным героям и затраченным ими усилиям для духовной победы.

"Нет в мире ничего выше любви, выше нашего отношения друг к другу. Это единственная в нашем мире настоящая созидательная сила. И в финале фильма главным итогом взаимодействия, общения героев стала любовь. Добродетель - матерь печали. Добродетель без скорби не вменяется в добродетель. А все скорби, которые выпадают на долю героев нашего кино, ведут их к истине", - уверен Петр Мамонов.

"С появлением необычного человека, оказавшись в странной ситуации, люди начинают объединяться. После себя он оставил Церковь, и это не отреставрированное здание сельской церкви. "Экклесия" ("Церковь" на греческом - прим. ред.) означает не стены, это собрание людей, семья. И отец Николай в нашем фильме смог объединить жителей в одну большую семью, примирил враждующих людей, дал им давно забытое душевное тепло. С другой стороны, он полностью реализовал себя как самурай, преподавая высшую степень боевого искусства - неучастие в поединке. Для него, христианина, его жертва - это не поражение, это утверждение", - в свою очередь, пояснил "Царьграду" Иван Охлобыстин.

Генеральный продюсер "Иерей-сана" Любовь Калинская сообщила, что "Исповедь самурая" - это первая часть фильма. Информацию о продолжении не раскрывают, пока впереди премьера "Исповеди самурая". Этот сложный, необычный, но одновременно предельно понятный в своих идеях фильм рассчитан не только на православных верующих, но и на тех, кто еще ищет ответы на главные вопросы в своей жизни, и даже тех, кто в ней разочаровался.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх