сегодня: 25/09
Святой дня
Праведный Симеон Верхотурский

Можемъ собственныхъ Платоновъ

Можемъ собственныхъ Платоновъ

26 апрѣля 1755 года открылся Московскiй университетъ

Университетъ, въ отличiе отъ извѣстнаго гоголевскаго персонажа, имѣетъ право отмѣчать день рожденiя или именины дважды съ полнымъ основанiемъ: сначала его рожденiе — актъ государственной воли, соотвѣтствующiй Императорскiй указъ (въ данномъ случаѣ - знаменитый день Св. Татьяны), потомъ - фактъ государственной жизни, торжественная иллюминацiя съ Императорскимъ вензелемъ, зданiе, профессора, студенты (въ XVIII вѣкѣ - больше гимназисты), торжественныя рѣчи и конфекты, которыми трактуютъ достопочтенную публику. Но, вспоминая университетъ первопрестольной столицы въ его второй день рожденiя, надо вспомнить и его перваго основателя.

Сейчасъ бывшiй Императорскiй Московскiй университетъ носитъ имя М.В.Ломоносова. До революцiи, разумѣется, такое положенiе дѣлъ было немыслимо. Хотя тѣ, кто знакомился съ юбилейными документами 1911 года, прекрасно знаетъ, что ломоносовскiй мифъ былъ созданъ уже тогда - исторiя о генiальномъ самоучкѣ изъ народа и его выдающейся ученой карьерѣ Императорской Россiи въ послѣднiй перiодъ ея жизни была нужна не меньше, нежели СССР. Это очень рѣдкiй случай, когда преемственность между РИ и СССР дѣйствительно можно прослѣдить. Однако въ самомъ именованiи университета именемъ генiальнаго самоучки (мы не имѣемъ возможности, не будучи въ достаточной мѣрѣ знакомы съ естественными науками, ни оцѣнить его вкладъ, ни согласиться съ чужой оцѣнкой или ее критически отвергнуть, но поэтическiй генiй Ломоносова для насъ никакому сомнѣнiю не подлежитъ), заложена вопiющая несправедливость. М.В.Ломоносовъ не былъ основателемъ университета въ Москвѣ; эта честь съ высокой вѣроятностью принадлежитъ другому человѣку - фавориту императрицы Елизаветы Петровны Ивану Ивановичу Шувалову.

Есть нѣсколько формальныхъ фактовъ, указывающихъ на это. Ломоносовъ не занималъ при университетѣ никакой должности. Его никогда не видѣли въ Москвѣ въ университетскихъ зданiяхъ. Онъ не читалъ здѣсь лекцiй, не принималъ экзаменовъ. Есть нѣкоторыя нити, связывающiе великаго ученаго и новосозданный московскiй храмъ Музъ: въ послѣднемъ преподавали ученики Ломоносова (въ т.ч. рано ушедшiй изъ жизни Николай Никитичъ Поповскiй, талантливый поэтъ, философъ и филологъ-классикъ, переводчикъ Горацiя, Локка и Поупа); Ломоносовъ писалъ для Москвы проектъ гимназическаго регламента и сформулировалъ въ знаменитомъ письмѣ къ Шувалову нѣсколько организацiонныхъ идей (напр., что университетъ безъ гимназiи - "пашня безъ сѣмянъ"); идеи эти, впрочемъ, не представляли собой ничего новаго, поскольку еще Петръ понималъ, что Академiя безъ университета и безъ гимназiи - пашня безъ сѣмянъ, потому и создалъ при новооткрытомъ храмѣ науки и то и другое, и Ломоносовъ нѣкоторое время руководилъ - какъ утверждаетъ Д.А.Толстой, безъ особаго успѣха - столичной академической гимназiей. Это не сравнить - даже и въ голову прiйти не можетъ - съ постоянной и многосторонней административной дѣятельностью фаворита, имѣвшаго офицiальную должность университетскаго куратора и ежедневно слѣдящаго за успѣхами и трудностями въ жизни своего дѣтища. Потомъ онъ - недовольный чрезмѣрной, какъ ему казалось, медленностью этихъ успѣховъ - предложилъ создать въ странѣ систему дворянскихъ гимназiй, и Сенатъ уже одобрилъ проектъ - лишь смерть императрицы помѣшала ему воплотиться въ жизнь.

Читатель скажетъ: "Ну, хорошо. Допустимъ, у И.И.Шувалова было достаточно высокое служебное положенiе, чтобы отстоять и провести въ жизнь проектъ Московскаго университета; допустимъ, Ломоносовъ не смогъ бы собственными усилiями это сдѣлать. Допустимъ, Ломоносовъ не профессорствовалъ и вообще не бывалъ в университетѣ, а Шуваловъ несъ значительное бремя административной нагрузки. Но все это - вещи второстепенныя. Ломоносовъ былъ творцомъ идеи, а главное - именно это".

Взаимоотношенiя Шувалова и Ломоносова достаточно плохо освѣщены со стороны. Подробности намъ по большей части неизвѣстны. Въ этой ситуацiи никакихъ доказательствъ интеллектуальной иницiативы того или другого быть не можетъ. Однако общiй контекстъ ихъ взаимоотношенiй до опредѣленной степени поддается реконструкцiи. Шуваловъ былъ не отголоскомъ чужихъ совѣтовъ, а интеллектуаломъ европейскаго масштаба, о чемъ свидѣтельствуетъ его библiотека.

Приведемъ одинъ фактъ. Въ составѣ его книжнаго собранiя есть многотомный трактатъ Мирабо о демографiи: Mirabeau, Victor Riqueti, marquis de. L’AMI des hommes, ou Traité de la population. Nouvelle édition corrigée. A Avignon. M. DCC. LVIII. Онъ содержитъ много читательскихъ помѣтъ и былъ изученъ внимательно. Знаменитая записка Ломоносова "О сохраненiи и размноженiи россiйскаго народа" датируется 1761 годомъ. Было бы весьма логично предположить, что чтенiе книги навело фаворита, получавшаго всѣ европейскiя книжныя новинки (такъ, по крайней мѣрѣ, писала кн. Е.Р.Дашкова), на грустныя размышленiя - и онъ попросилъ своего ученаго друга изложить соображенiя по данному вопросу. Не менѣе логично - хотя, повторяю, у насъ нѣтъ и не можетъ быть никакихъ доказательствъ, - было бы экстраполировать эту ситуацiю и на университетскiй вопросъ. И.И.Шуваловъ былъ вполнѣ способенъ самостоятельно опредѣлять повѣстку ломоносовскихъ размышленiй и заказывать ему темы для обдумыванiя. Нѣтъ никакихъ основанiй думать, что въ данномъ случаѣ было иначе. И совсѣмъ нелѣпымъ было бы предположенiе, что съ этимъ шуваловскимъ заданiемъ никто, кромѣ Ломоносова, не справился бы, - петербургской Академiи оно было вполнѣ по силамъ.

Итакъ, во второй день рожденiя Московскаго университета (надѣемся, онъ когда-нибудь вернетъ себѣ и свое прежнее имя, и свою прежнюю репутацiю) вспомнимъ добрымъ словомъ его перваго основателя.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх