сегодня: 29/05
Святой дня
Преподобный Феодор Освященный

Статьи

Мечта фараонов и Бонапарта

Мечта фараонов и Бонапарта

В этот день, 25 апреля, 157 лет назад началось строительство Суэцкого канала

Что общего у фараонов Сенусерта, Рамзеса, Нехо, персидского царя Дария Первого, великого визиря Мехмеда Соколлу, императора Наполеона Бонапарта и президента Насера? Ответ неожиданный: все они с разной степенью успеха были вовлечены в один и тот же проект - в исправление величайшей "ошибки природы", воздвигшей без малого 200 километров земной тверди между водами Красного и Средиземного морей.  

Тонкий пустынный перешеек тем не менее был непреодолимой преградой для судов, направлявшихся из Европы в Азию и обратно: им приходилось огибать африканское побережье, отчего морской путь удлинялся на несколько тысяч миль и несколько месяцев утомительного, опасного и чреватого многими неприятностями плавания. Так было при фараонах, и такое же положение вещей сохранялось во время египетской кампании Бонапарта.

У фараонов дело не заладилось. Нехо положил на строительстве канала 120 тысяч рабов (это много даже по древнеегипетским меркам), после чего счел, что предприятие ему не по силам. Неудача постигла и других правителей Египта, хотя тут есть некоторые сомнения: Геродот утверждал, что канал все-таки был построен.

Доподлинно известно, что водный путь из Азии в Европу через пески Синая существовал во времена Дария - об этом свидетельствуют высеченные в граните письмена. Он функционировал и был значительно расширен во времена второго из пяти "хороших императоров", как именует их античная историография, - во времена Траяна, когда Римская империя достигла пика своего расцвета. Потом Египет пришел в упадок, пали тысячелетние царства, песком пустыни затянуло русло - и сегодня среди ученых нет единого мнения, где именно проходил тот канал, какими были его длина, ширина и глубина.

Среди тех, кто пытался восстановить водный путь через Синай, были ярчайшие исторические фигуры. Мехмед Соколлу - великий визирь Османской империи, серб из боснийской деревни Соколовичи, перешедший в ислам и сделавший головокружительную карьеру при дворе Сулеймана Великолепного, - превратил мечту о восстановлении канала в идефикс. Лучшие картографы и инженеры Сиятельной Порты бились над проектом, но в итоге признали его неосуществимым.

Потом на исторической сцене появился маленький капрал, как любовно называли Наполеона солдаты Великой армии. Во время египетской кампании идея возрождения канала захватила его, как многих предшественников, и - как знать? - если бы не ошибка инженера Лепера, которому император доверил составить проект канала, история, возможно, пошла бы совсем другим путем.

Лепер отчего-то решил, что разница в уровне вод Средиземного и Красного морей - без малого 10 метров, и эти данные заложил в расчеты. Нужно было строить систему шлюзов - дело выходило крайне дорогим, таких денег не было даже у Бонапарта. В итоге он охладел - сначала к своей мечте, потом к Египту вообще - и тайно ускользнул обратно в Европу, оставив войско во враждебных африканских песках.

Довольно скоро выяснилось, что французы ошиблись: гладь двух морей - на одном уровне и никаких шлюзов на пути строить не надо. А если бы Лепер не ошибся - может, и остался бы корсиканец в памяти человечества тем, кто восстановил водный путь из Европы в Азию. Гадание на кофейной гуще истории - занятие увлекательное, но бессмысленное... 

Предыдущие проекты - от фараоновских до несостоявшегося наполеоновского - строились с тем расчетом, что Нил должен стать частью канала. Но однажды гениальная догадка озарила французского дипломата с обширными связями на Ближнем Востоке и невероятным запасом энергии и красноречия. Звали его Фердинанд де Лессепс.

Тысячу раз Лессепс глядел на карту Синайской пустыни на стене своего кабинета, вычисляя оптимальный маршрут канала, и вдруг понял - нужно пробить канал напрямую от Суэца на побережье Красного моря до Порт-Саида на Средиземном, а Нил пусть течет сам по себе. Теперь при взгляде на карту идея кажется очевидной, но такова мистика очевидных идей: столетиями они никому не приходят в голову.

Дальнейшее, как говорится, было делом техники. Под покровительством уже другого Бонапарта - императора Наполеона III - создается концессия; египетский правитель Саид-Паша, проникшись идеей, выкупает долю и обеспечивает компанию египетскими рабочими. Затея, представлявшаяся невозможной фараонам и царям, будет успешно реализована: через 10 лет по каналу пройдет первый корабль.

Со времен фараона Нехо утекло много воды, Лессепс с Саид-Пашой уже не могли положить в пустыне 120 тысяч рабов, однако смертность среди строителей была высока даже по меркам XIX столетия. Наибольшей трудностью была доставка пресной воды, пока не восстановили заброшенное русло античного (не то Дария, не то Птолемея) канала. Таким образом, и древние внесли в дело свою лепту.

А потом будут войны, несколько лет, когда канал будет закрытым, оккупация, национализация, политическое и экономическое противостояние - словом, все, на что богаты наши новейшие времена. Сейчас канал принадлежит Египту и приносит в казну около 5 миллиардов долларов ежегодно. Судоходные компании жалуются, что цены на транзит по каналу египтяне задрали неимоверно - с большого сухогруза берут и до 1 миллиона. Египтяне отвечают прямо и без восточных экивоков: не нравится - плывите вокруг Африки, мимо пиратских республик на сомалийском взморье, сквозь штормящие воды у Мыса Доброй Надежды. То на то и выйдет.

Сегодняшние Лессепсы все так же смотрят на карту - гадая, где можно провести альтернативный суэцкому маршрут. Израиль предлагает сухопутный вариант - перебортовывать грузы по железной дороге и снова загружать на корабли, уже в Хайфе.

Египтяне смотрят на все это и посмеиваются - как, должно быть, посмеивались бедуины, глядя, как первый рабочий вычерпал первый ковш песка в пустыне, по которой Аллах велел водить верблюдов, а не корабли.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх