сегодня: 20/09
Святой дня
Преподобный Макарий Оптинский

Макрон "Короткий плащ"

Макрон Короткий плащ

Публицист Егор Холмогоров об электорате глобалистского кандидата в президенты Франции Эммануэля Макрона

Внимание знатоков истории привлек удивительный парадокс, связанный с французскими президентскими выборами. Картографическое очертание зоны, где получил преобладание либерально-атлантистский кандидат Эммануэль Макрон, практически полностью повторяет очертания владений английского короля во Франции в эпоху максимального их расширения - при короле Генрихе II Плантагенете (1133-1189), прозванного "Коротким плащом". Совпадение настолько точное, что возникает вопрос: нет ли тут, как выражаются историки французской научной школы "Анналов", эффекта "длительной временной протяженности"?

Империя Генриха Плантагенета была первым опытом формирования наднациональной империи в Европе. Сын английской принцессы и могущественного французского графа, пользуясь феодальными рычагами, сумел сосредоточить в своих руках огромные владения - Нормандию, как потомок Вильгельма Завоевателя, Анжу, Мэн и еще целый ряд владений во Франции, как герцог Анжуйский, Англию, как наследник британской короны, часть Шотландии и Ирландии, как завоеватель.

Но особое могущество ему принесла женитьба на Алиеноре Аквитанской - владетельной герцогине, разведшейся с французским королем Людовиком VIII. Благодаря этому браку в руки Генриха попала вся Юго-Западная Франция. Так образовалась империя, очертания которой на континенте повторила зона поддержки Макрона. Пикантность совпадению придает тот факт, что Алиенора была значительно старше Генриха (9 лет), хотя и не так заметно, как "лавандовая" супруга господина Макрона (разница 24 года). 

Историки-космополиты чрезвычайно любят эпоху Генриха II - ведь при нем Англия и большая часть Франции были едины, в обеих странах правила династия английских королей, говорившая на французском языке и поддерживавшая светскую культуру трубадуров, так непохожую на "угрюмую" церковную культуру католической Европы. Королю-космополиту прощали даже чрезвычайный цинизм политических методов и убийство своего бывшего друга, архиепископа Кентерберийского Томаса Бекета, прославленного Римом как мученик. Не случайно, что именно этой эпохе посвящены два, пожалуй, сильнейших фильма, посвященных средневековью, "Бекет" (1964) и "Лев зимой" (1968).

Даже погребен этот английский король был на континенте - в аббатстве Фонтевро на границах Анжу и Пуату. Там же погребены и надолго пережившая его супруга Алиенора Аквитанская, и сын, знаменитый король-крестоносец Ричард "Львиное Сердце".

Империя Генриха II пала под ударами ранних национализмов - французского и английского. Короли Франции, прежде всего, энергичный Филипп Август, начали настоящую реконкисту своих суверенных владений у Плантагенетов. Второй наследник Генриха - король Иоанн не случайно прозванный Безземельным, потерял практически все континентальные владения. Франция встала на путь создания единого национального государства.

Аналогично развивались события и в Англии, которую Генрих, будучи её королем, воспринимал скорее как источник средств для своей большой европейской политики. При Иоанне бароны и горожане восстали и навязали королю Великую Хартию Вольностей. Конечно, - не аналог Брэкзита, но одним из мотивов мятежников было нежелание платить по счетам ненужной островитянам европейской политики.

"Европа Отечеств" стала реальностью на много столетий, а последние следы эфемерной панъевропейской империи Плантагенетов окончательно растворились после Столетней Войны.

И вот неожиданный картографический ренессанс Генриха II в виде поддержки "паневропейца" Макрона, отрицающего существование французской культуры. Совпадение? И да, и нет.

Конечно, карты в значительной степени врут. Если рассматривать результаты голосования не по регионам, а по коммунам (самым мелким единицам), то в каждом регионе в соседних коммунах результаты распределяются взаимоисключающим образом. Но все-таки на больших числах раскол страны очевиден - космополитический либеральный Запад вместе с заселенным почти сплошь мигрантами Парижем против недовольного миграцией и утратой французской идентичности Востока. Франция, над которой "не каплет", где миграционное давление низкое, а потому угрозы не чувствуется, и Франция, которую уже "съели" мигранты - против Сражающейся Франции, которая не намерена сдаваться…

Постигнет ли "империю Макрона" судьба империи Генриха Плантагенета? Даже если этого не произойдет на этих выборах, это непременно случится в ближайшем будущем. Будущее Европы все-таки за нациями…

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх