сегодня: 22/11

Ледовое побоище: переломный момент русской истории

Ледовое побоище: переломный момент русской истории

Государство Александра Невского и есть нынешняя Россия

Битва на Чудском озере 5 апреля 1242 года принадлежит к тем в русской истории, которую чуть ли не наизусть знает каждый русский. Не в том смысле, что детально помнит численность сторон или расположение сил. Нет, знает главное: кто к нам шёл, зачем шёл – и что за это получил.

С одной стороны, да – небезынтересно знать, что Ледовое побоище было именно побоищем. Даже немецкие хроники признают потерю 20 рыцарей убитыми и 6 – взятыми в плен. Под заслуживающим же доверия подсчётам военных историков эту цифру необходимо как минимум удвоить. Нет, это не мелочь. Тогдашний орденский рыцарь – не единичная фигура, а предводитель небольшого личного войска с дюжину человек: оруженосцы, сержанты, сервы и прочие. Было целое воинство кнехтов – закованная в железо пехота. В общем, считается, что всего тогда в Тевтонском ордене в Прибалтике насчитывалось 60 – 70 рыцарей. Так что орден в этой битве потерял две трети только командного состава, а простых воинов, как пишут русские источники – "бещисла".

То есть славная русская победа. Доблесть, мужество, героизм – нормально для русских.

С другой стороны – какая разница, сколько погибло супостатов? Даже можно и так сказать – не в победе дело. Ибо если быть до конца честным, то эта битва, конечно, ни по потерям, ни по результатам не выходила за рамки средней феодальной стычки. Сила ордена даже не была всерьёз подорвана, несмотря на жестокие его потери. В этом смысле куда более тяжёлую рану ему нанесла победа русских под Раковором в 1268 году – русской крепостью между нынешними Нарвой и Таллином.

Речь даже не шла об отстаивании национальной независимости. Общенационального государства русских тогда ещё не существовало, и максимальный приз в этой битве был Новгород – будет ли он под контролем Тевтонского ордена или же Великого князя Владимирского. Тем более, что Новгород – Господин Великий – незадолго до того прогнал того же своего князя и защитника Александра Невского прочь. Не надобен, мол. Ибо исстари Новогород князей к себе принимал на службу – вроде как министрами обороны со своим войском. А правил собою сам. Вернее – правила им дюжина так называемых золотых поясов – богатейших бояр, контролировавших свои куски новгородской земли и отрасли торговли и промышленности. Этакая "семиберезовщина" – только наследственная.

Вот только Александр Невский в роли Бориса Ельцина при ней быть не хотел. Оттого и уходил. А потом приводил тот же Новогород к покорности. Да так, что и немцы, может быть, на такое не пошли бы. 

Но отчего-то именно об этой – действительно не самой важной в военном отношении – битве сохранилась в народе самая горячая и трепетная память. А о куда более результативной Раковорской – забыли. Отчего так?

А оттого, что на Чудском озере не за победу бился князь Александр. Она ему нужна была, безусловно, но – лишь как часть. Как часть большой и тяжёлой работы по строительству государства. К тому же – на обломках прежнего, только что разбитого и утопленного в крови татаро-монгольскими интервентами.

Не будем и его идеализировать, Александра. Он был сыном своего времени, он был нормальным феодальным владыкой, который, конечно же, не думал об абстрактных теориях, а мыслил категориями собственной пользы. Соединённой, естественно, с пользой для его владений.

Но он оказался на том переломе, когда мысль о собственной пользе в рамках пользы для своего государства могла решить его судьбу на долгие годы, а то и навсегда. И от верного решения зависело, без преувеличения, будущее всего народа. В том числе и – народа будущего. Будущего народа будущего.

И вот тогда Александр принял верное решение.

У Александра был современник. Такой же великий князь, партнёр, естественный союзник и даже почти что тесть. Звали его Даниил Галицкий. И он, точно так же, как и Александр, удержал за собой часть русских земель, отбившись там от Орды. Как и Александр, он поклонился Орде, признал себя её вассалом. А вассал по тем временам – и в особенности в том ранге, в каком пребывали Александр и Даниил – было званием не позорным, а почётным. Это означало сохранение суверенитета своего княжества – лишь при отбывании некоторых высших обязанностей. Типа отбыть 40 дней в войске сюзерена "конно, людно и оружно", платить оговорённый налог и не предавать во время войны.

И вот два вассала, одинаково зависимых от одного сюзерена и одинаково суверенных, выбирают две разные стратегии дальнейшего развития своих государств. Даниил устремил свои взоры на Запад. Польша, Чехия, Венгрия – целый калейдоскоп отношений, в которых он добивается той же пресловутой пользы для себя и для своего княжества. Вершиной этих устремлений было получить королевскую корону из рук папы Римского. И он её получил.

Вот только государства его не сохранилось. Поглощено оказалось соседями. Из западной цивилизации. Не осталось вообще и не возродилось больше никогда.

А Александр с Западом в отношения вступать не стал. Вернее, вступил только в одно – вооружённое. И тех же рыцарей, кстати, охаживал своим мечом ещё не раз. Зато сохранял отношения с Ордой как сюзереном, в то же время осуществляя полную государственную власть на своей территории – собственная внутренняя и внешняя политика, собственные финансы, налоги, собственная армия.

Собственная Вера.

И государство Александра сохранилось. И олигархат новгородский служить себе, а не своей мошне заставило. И до сих пор дожило, несмотря на смуты, революции и войны. И Западу всегда окорот давало.

Ибо Александр принял верное решение.

Потому что принял его не за себя, а за народ.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх