КНР-США: Кто кого в Южно-Китайском море?
Фото: www.globallookpress.com
Война США Китай

КНР-США: Кто кого в Южно-Китайском море?

Пекин вновь напомнил Вашингтону, что Южно-Китайское море - не Южно-Американское

Китай заявляет, что не хочет войны с США, даже если Вашингтон не будет сохранять нейтралитет в отношении территориальных споров КНР с соседними государствами. 

"Мы абсолютно не заинтересованы в конфликтах с другими странами и выступаем за поддержание мира и стабильности в Южно-Китайском море, поскольку это в интересах всех государств", - указал сегодня ТАСС пресс-секретарь китайского МИД Лу Каон, подчеркнув, что позиция Пекина по этой проблеме "крайне однозначна". 

Что сказал Ван И? 

Лу Каон продолжил тему, поднятую накануне министром иностранных дел Китая Ван И, посоветовавшему США обратиться к Каирской декларации 1943 года и Потсдамской декларации 1945 года, где "четко отмечено, что Япония по результатам Второй мировой войны обязана вернуть Китаю его ранее захваченные земли, включая острова архипелага Наньша (Спратли) в Южно-Китайском море". 

Глава МИД КНР подчеркнул, что "в 1946 году правительство Китая при содействии американской стороны открыто и законно вернуло острова Наньша, восстановив над ними государственный суверенитет". Он имел ввиду правительство генералиссимуса Чан Кайши, которое после поражения коммунистам в гражданской войне в Китае укрылось в 1949 году под защитой американского флота на Тайване и до сих пор управляет этим крупнейшим китайским островом. 

И если вначале КНР, когда еще не было известно о залежах энергоресурсов в регионе, было не до мелких островов и рифов, на которые и со стороны никто реально не посягал, то уже как несколько десятилетий ситуация вокруг архипелага Сиша (Парасельские острова), островов Наньша (Спратли) и Хуанъянь (риф Скарборо) обострилась. В той или иной степени на них запретендовали Вьетнам, Филиппины, Бруней, Малайзия, Тайвань, сторону которых приняли Япония, США и даже совсем далекая Австралия. 

Позиция Китая не изменилась 

В конце января этого года официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин призвала США "уважать факты, говорить и действовать осторожно, чтобы избежать нанесения ущерба миру и стабильности в Южно-Китайском море". Она напомнила, что США вообще "не являются стороной в споре в Южно-Китайском море", и что суверенитет Китая над спорными островами Спратли "неопровержим", но это вовсе не означает, что Пекин посягает на свободу судоходства в этом районе. 

"Наши действия в Южно-Китайском море являются разумными и справедливыми. Независимо от того, какие изменения происходят в других странах, что они говорят или что они хотят сделать, решимость Китая по защите своего суверенитета и морских прав в Южно-Китайском море не изменится", - добавила китайский дипломат. 

Что подлило масла в огонь? 

Новый виток напряженности возник после решения международного арбитража в Гааге в июле прошлого года. Эта известная своей пристрастностью к тому, что не отвечает интересам Запада, инстанция постановила, что Китай … не имеет "исторических прав" на спорные острова и большую часть акватории Южно-Китайского моря. Суд даже решил, что спорные территории архипелага Спратли (Наньша) островами вообще не являются, и исключительную экономическую зону поэтому не образуют. 

Естественно, в Пекине заявили о непризнании вердикта суда, что этот документ не имеет юридической силы. Россия, имеющая хорошие отношения со всеми странами региона, подчеркнуто дистанцируется от этого территориального спора, рассчитывая, что он будет вестись цивилизованными методами. 

Кстати, в Китае на это смотрят точно так же. По мнению Ван И, вопросы вокруг Южно-Китайского моря должны решаться непосредственно вовлеченными сторонами на основе консультаций и диалога, тогда как от внерегиональных стран требуется поддерживать усилия по поддержанию мира и стабильности в Южно-Китайском море. 

В США думают иначе или Восточно-Китайское море тоже 

В декабре 2016 года избранный президент США Дональд Трамп в интервью телеканалу Fox News подверг критике строительство Китаем "крупного военного комплекса в Южно-Китайском море". 

В ходе слушаний в Сенате по кандидатуре предложенного им на пост главы Госдепа США Рекса Тиллерсона тот также раскритиковал Китай за его действия в Южно-Китайском море: "Мы хотим послать Китаю прозрачный намек. Во-первых, чтобы они прекратили строить искусственные острова. Во-вторых, что они не имеют права на доступ к спорным островам". 

Любопытно, что отвечая на вопросы сенаторов, Тиллерсон сравнил занятие Китаем "спорных островов" с вхождением Крыма в состав России. Он таким образом, вероятно, намекнул на возможность санкций, а не только силового ответа. Санкции главного должника в мире против своего главного кредитора - это было бы очень забавно. Такое, пожалуй, возможно, только в том случае, если не хочется отдавать долги. 

Конечно, красуясь перед "крутыми" сенаторами, Тиллерсон затронул ситуацию и в Восточно-Китайском море, подчеркнув, что "объявление (Пекином) контроля за воздушным пространством и водами у островов Сенкаку - и то, и другое - представляют собой незаконные действия, объявление контроля за территориями, которые не принадлежат Китаю по праву". Он подчеркнул тогда, что эти действия Китая "вызывают чрезвычайную обеспокоенность, и отказ отвечать позволит ему только продолжать расширять пределы дозволенного в этой области". 

"Если Китаю позволить каким-то образом диктовать условия прохода через эти воды, - продолжал он, - то это станет угрозой всей глобальной экономике. Это глобальный вопрос большой важности". Тиллерсон напомнил в этой связи, что через акваторию региона ежедневно транспортируются товары на сумму 5 триллионов долларов. 

7 февраля уже как госсекретарь США Тиллерсон подтвердил намерение Вашингтона обеспечить выполнение обязательств по защите Японии, распространив это право на архипелаг Сенкаку (Дяоюйдао) в Восточно-Китайском море. В 2012 году японское правительство выкупило у частного японского владельца три из пяти островов, которые в Пекине считают китайской территорией, а американцы - японской. 

В США исходят из того, что эти спорные острова находятся под управлением Японии с 1972 года, и что поэтому на них распространяется действие статьи 5 американо-японского Договора о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности от 1960 года. Это соглашение является основой союзнических отношений обеих стран и, в частности, оговаривает присутствие американского воинского контингента на территории Японии. В вышеупомянутом пятом пункте речь идет о том, что каждая из сторон расценивает любую военную агрессию против союзника как угрозу своей национальной безопасности и вправе действовать в связи с этим в соответствии с положениями собственной конституции… 

Оборонные ведомства обеих стран также обсуждают и координируют свою политику на китайском направлении. Министр обороны США Джеймс Мэттис на встрече со своей японской коллегой Томоми Инада заявил о необходимости "усиления участия" в вопросах, связанных с активностью Китая в Южно-Китайском море. 

Официальный представитель Белого дома Шон Спайсер подтвердил в этой связи, что США будут защищать международный статус "спорных территорий" в Южно-Китайском море. В ответ на это в китайских СМИ появились статьи, что для того, чтобы закрыть доступ Китая к его собственным островам, американцам придется начать войну. И здесь не прозвучало ничего нового: в декабре прошлого года стороны конфликта уже обозначили свою готовность в случае необходимости прибегнуть к силе. 

Почему это так серьезно? 

Почему же какие-то незаселенные острова и рифы, где даже нет пресной воды, представляют такой геополитический интерес, что за них готовы схватиться две самые могущественные страны мира? Не только потому, что в их акватории сконцентрированы значительные запасы нефти и газа. Уж не такие они значительные, чтобы из-за этого воевать. Но тем не менее китайская газета The Global Times, входящая в холдинг официального органа Компартии Китая "Женьминь жибао", предупреждает, что такая война возможна, причем даже ядерная. 

"Если Вашингтон не хочет развязать в Южно-Китайском море крупномасштабную войну, ему следует поменять свой подход", - посоветовала Тиллерсону газета, озвучив официальную позицию Пекина.

По мнению другого китайского издания China Daily, "подобная политика США задаст курс на установление разрушительного противостояния с Китаем". И вряд ли эта газета сама верит в то, что эти претензии США "не стоит принимать всерьез, поскольку они представляют собой смесь предрассудков и нереальных политических фантазий". 

Все это, увы, очень реально, потому что демонстративные нарушения американскими военными кораблями и судами - как, впрочем, и самолетами - других стран китайской 12-мильной зоны вокруг искусственных островов в Южно-Китайском море может рано или поздно привести к настоящим военным столкновениям. Потому что в этой зоне Пекин сможет держать на постоянной основе не только свои военные корабли, но и самолеты. На рифах уже созданы - и опробованы гражданскими авиалайнерами - насыпные аэродромы. В возможном военном конфликте они превратятся в авианосцы, которых пока у Китая всего один, да и тот старый советский. У США их в десять раз больше.   

И если для Вьетнама значение имеют находящиеся в спорном регионе полезные ископаемые, то Пекин и Вашингтон думают о другом: кто будет контролировать самые загруженные в мире транспортные трассы из стран Восточной Азии, прежде всего, самой КНР, "чемпиона мира по экспорту", на Ближний Восток и далее в Европу. Если их будут контролировать США, они смогут в случае чего легко взять Китай "за горло" и парализовать его внешнюю торговлю, а если КНР, то - в сочетании с базами и портами, уже построенными Пекином в Мьянме, Шри-Ланке, Пакистане, к которым вскоре присоединится и Джибути - у нее появляются шансы защитить с помощью океанского флота свою внешнюю торговлю, по крайней мере, до Ближнего Востока. С учетом того, что для США при президенте Трампе Китай занял место России в качестве главного врага, потому что он стал главным мировым кредитором, успешно оспорил право США называться первой экономикой мира, в торговле с которым Америка имеет чудовищный дисбаланс. В 2015 году торговый дефицит составил 365,7 миллиарда долларов. Кроме того, Трамп обвиняет Пекин в манипуляциях валютным курсом юаня в интересах своей промышленности и торговли, краже интеллектуальной собственности и рабочих мест у США. На этом фоне, действительно, возможно всякое. Ясно только, что Россия в этом конфликте не только не будет участвовать, но и сделает все, чтобы его никогда не произошло. Такая уж у нее судьба - удерживать этот мир от того, чтобы он не пожрал сам себя. Поэтому, когда Россия сильна, это у нее должно получиться.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Врачи против вакцин – 1: Об эффективности, качестве, опасности "Не принуждай, не осуждай, не раскалывай": Страсти по вакцинации затронули Русскую Церковь
Загрузка...