сегодня: 17/10
Святой дня
Святитель Гурий Казанский

Юрий Лоза: После "черного октября" я стал консерватором

Юрий Лоза: После черного октября я стал консерватором

Российский певец раскритиковал ельцинский путч 1993 года

Сегодня день памяти жертв трагических событий 3-4 октября 1993 года в Москве. Именно тогда российский либерализм впервые открыто продемонстрировал свой кровавый оскал. "Рукопожатые" интеллигенты в прямом эфире, захлебываясь пеной, требовали "раздавить гадину", расстрелять выступивший против Ельцина парламент, потопить восстание в крови, запретить оппозиционные СМИ и организации. Среди прочих памятно выступление актрисы Лии Ахеджаковой. Это видео можно легко найти в социальных сетях и на том же Youtube. Сторонница прав человека требует защитить ее от "проклятой Конституции", подстрекая власти к расправе. Привлекает внимание то, что в этой же студии рядом с Ахеджаковой сидит певец Юрий Лоза, который на протяжении всего этого беснования хранит гробовое молчание.

Мы решили выяснить, поддержал ли Лоза постыдное выступление исступленной либералки. Ведь молчание обычно интерпретируется как знак согласия. В интервью Царьграду Лоза поспешил откреститься от того, что он якобы разделял точку зрения Ахеджаковой и заявил, что октябрь 1993 года превратил его из либерала в консерватора.

Царьград: Что же это была за конференция? На видео вы сидите рядом с Лией Ахеджаковой, где она оправдывает злодейства Ельцина. О чем же говорили вы сами?

Юрий Лоза: Мы спонтанно собрались, это было на Шаболовке. Это [мероприятие] было по итогам 91-го года - нас еще раз собрали, потому что мы, Лия Ахеджакова и многие другие, приходили туда еще в 91-м.

В 93-м нас снова туда пригласили и спросили: "Что вы думаете по этому поводу?" Я потому и не остался там, что высказался крайне негативно по отношению к тому, что происходит в стране.

Я выступил негативно, потому что в 93-м у меня произошла переоценка ценностей. В 91-м я был весь такой революционный, чуть на баррикады не поехал, с танкистами разговаривал, выступал. Потом был дома - на третий день, когда стало ясно, что не будет штурма. Вот такая была ситуация. А уже в 93-м, когда танки пошли стрелять по Белому дому, я сказал, что больше не верю ни в какие революции.

Царьград: Уточните, это что была за передача? Это же на телевидении было?

Юрий Лоза: Нас собрали - тех людей, которые в 91-м по воле души, по воле сердца пришли на Шаболовку во время штурма. Вот этих же людей через два года попросили еще раз прийти, прокомментировать то, что творится. Выводы были совсем другие, понимаете?

Царьград: Какая-то организация собирала? Конкретные люди?

Юрий Лоза: Тогда было много всяких людей на телевидении: скажем, Влад Листьев и многие другие, кто был настроен на перемены. Ну, ждали каких-то перемен. На телевидении таких людей было тоже достаточно. Я не помню, кто конкретно организовывал, этого я сказать не могу. Я не знаю, кто организовал эту встречу. Видимо, кто-то из тех, кто был в 91-м. Кто из телевизионных начальников тогда рулил, я не знаю, честно вам скажу.

Царьград: Вы не знаете, есть ли полная запись мероприятия? Там записано выступление только Лии Ахеджаковой, поэтому это выглядит довольно провокативно…

Юрий Лоза: Это нужно искать на телевидении у тех людей, которые там были. Я вообще не фиксировал ничего. Мы думали, что все это останется в веках и без нашего участия. Очень многое тогда было потеряно мной и моими коллегами.

Царьград: Расскажите, как в целом вы оцениваете эти дни в 93-м году? Поменялось ли что-то радикально в ваших взглядах за эти годы?

Юрий Лоза: Для меня в тот момент мир стал совсем другим. В моих глазах все стало выглядеть совершенно по-другому. Я понял, что, оказывается, все уже было прописано до того, как...

Ведь было нам сказано, что революция пожирает своих детей, что она и сделала в 93-м году. Она сожрала всех детей своих, которые ее делали в 91-м. То есть все революции на самом деле ведут к одному. Много таких изречений: например, что  революцию затевают всегда утописты или идеалисты. Затевают идеалисты, осуществляют авантюристы, а плодами революции всегда пользуются подонки.

Если бы я был тогда, в  91-м, умнее, я бы, конечно, не бегал там, не скакал от радости, что мы разрушаем свою страну.

В 93-м я это понял. У меня произошла переоценка ценностей, весь мой революционный пыл угас. С тех пор, с 93-го года, я являюсь явным консерватором.

 

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх